7 экспертов о мебельных трендах

Мы расспросили российских экспертов о мебельных трендах после прошедшего в апреле Salone del Mobile 2018 и завершившейся Миланской недели дизайна.

Сердар Яников, дизайн-критик, архитектор: «Warm Minimalism или Soft Minimal — самый мощный тренд. Быть уникальным — новая роскошь. Многие компании говорят об этом, но мало кто следует этим словам. По мнению дизайнера Генри Тими (Henry Timi), деньги — вторичный аспект. «Я ищу людей, кто готов к тому уровню работы, который дает моя компания, так как мы проектируем не просто супер-ванные или кухни, мы создаем lifestyle design нового образца — предмет не для каждого».

Клаудио Лути, президент Salone del Mobele и CEO Kartell, считает, что: время на разработку и запуск новых продуктов сократилось настолько, что даже специалисты не успевают проанализировать увиденное. «В диджитал-эпоху мы моментально получаем «фидбэк» от потребителя и привлекаем экспертов из разных областей для лучшей коммуникации с клиентом, — говорит Лути. Кartell сегодня — это скорее модный дом, нежели фабрика по производству мебели и яркий пример того, как нужно работать с разными поколениями потребителей».

Елена Гуляева, главный редактор журнала IN/EX magazine: «Общая интерьерная интонация жестче и четче, чем в прошлом году. Из 2017-го тянется мода на арки, терраццо, пудровый розовый в сочетании с зеленым, на 70-е и ощущение интерьера как вымышленной истории — в духе декораций американского режиссера Уэса Андерсона.

Декор 2018-го уже не столь романтичен, в нем больше энергии и силы, недаром цитаты из модернистской архитектуры встречаются теперь на каждом стенде. Про Фрэнка Ллойда Райта вспомнили все. Его расстекловки, паттерны, даже цвет его аризонской виллы Taliesin west — выжженная сиена — очень популярны. Отсюда круглые зеркала, круглые столики и столики из ламелей, полосатые ковры и перголы, а также тени от пергол. Материалы — такие же сильные, как и формы: мрамор, латунь, литое стекло. Есть и другое предложение: тот, кому в модернизме не комфортно, вполне может сбежать в новый мир грез — оп-арт. В 2018-м он готов взять на себя роль основного фона для жизни и селфи».

Ольга Косырева, тренд-аналитик и организатор «Дизайн-лектория» www.designlectures.ru. «В этом году в Милане было уже заметно меньше розового (зато появилась розовая кухня), заметно меньше мрамора (но где он есть, он еще более цветной и изощренный, нежели раньше), меньше латуни (но больше отделок под латунь, под бледное золото, розовое золото и просто нормальное блестящее желтое золото) и меньше бархата (но он все равно в почете, особенно цветной, насыщенных глубоких цветов).

Среди цветов процветают темно-синий, темно-зеленый, бирюзовый, малиново-бордовый и горчично-желтый, но есть признаки наступления эры коричневого и разных оттенков охры — от ярких оранжевых и красных до приглушенных бежево-коричневых. Появляется и свежо смотрится яркое темно-коричневое полированное дерево. Обязательно присутствуют активные, энергичные орнаменты, чаще мелкие, чем крупные, либо сочетания мелких и крупных. То тут, то там разбросан косматый мех, блестки и люрекс, яркий плексиглас и геометрия в духе неомемфиса. Но самое главное — не что, а как. Как это сделано, как сочетается друг с другом, в каком контексте находится. Обо всем этом расскажу в своей лекции в Москве 26 апреля 2018 года».

Ольга Энгель, дизайнер: «Иммерсивные инсталляции — с музыкой и перформансом, воздействующие на все органы чувств — поражают количеством и качеством. Например, акустическо-световой объект Wondеrglass в «палаццо слепых» (старинный дворец, построенный для слепых, в котором и сейчас базируется организация для незрячих) — работы братьев Буруллеков и Дэна Йефе, израильского дизайнера, живущего в Париже. По словам Мауриццио Мусатти (Maurizio Musatti), владельца компании Wondеrglass, сейчас дизайнеры, стремятся наделить свои предметы дополнительными свойствами/функциями. Кинетическими, световыми, звуковыми и даже ароматическими».

Елена Архипова, «Архистудия»: «Отвечая на ваш вопрос хочу оставить в стороне очевидное внешнее (формы, цвета, материалы). Удивительно, что еще никто не устал от 50–70-х, арок и полукругов (даже дизайнер Патрисия Уркиола дала свой вариант ностальгии в новом диване Bowy для Cassina). По-прежнему розовые, сине-зеленые, бронзовые и горчичные мигрируют со стенда на стенд... Но я не об этом.

Хотя мне нравится, что дизайнеры сочетают в одном предмете, как в оркестре, несколько звучащих по-разному материалов (мрамор, дерево, латунь любой благородной отделки, кожа и т. д.), чтобы услышать чистые голоса, чистые ноты каждого из них и помочь форме наполниться содержанием.

Я думаю, что не поиск новых форм, а именно содержание и история, и бережное отношение к ней — один из важнейших трендов этой выставки. Пример подает фабрика Cassina: реконструкцией комнаты Ле Корбюзье в общежитии Maison du Bresil (1959 г.), которая достойна отдельной статьи, и римейком кресла 607 Taliesin 1 к 150-летию Фрэнка Ллойда Райта.

Я не хотела бы утонуть в перечислении модных акцентов, в описании новых экологически чистых материалов будущего (например, стул Bio из био-пластической массы, дизайн Антонио Читтерио для Kartell). К «тренду» содержания хочу добавить и новую многофункциональность предметов интерьера. Она прекрасно проявляется на примере стола, сочетающего в себе элегантный рабочий стол и, одновременно, стол для приготовления еды. I-Table спроектирован архитектором Пьеро Лиссони.

Многофункциональность — это будущее, но мне интересны не отдельные предметы, а миссия профи — преображать интерьер, наполнять содержанием, просвещать. Дизайнеру интерьера дана сегодня большая власть и полномочия — он может воспитывать, образовывать и, к сожалению, развращать.

Сегодня настоящий специалист думает не только о красоте, декоративной составляющей, но и о многофункциональности, комфорте,  суперсовременных космических материалах, об управлении объектами с помощью IT-технологий. И всегда опирается на историю. Занимаясь не только формой, но и содержанием».

Елена Соловьева, креативный директор, сооснователь «Артбюро 1/1»: «Новой из заметных тем выставки этого года для меня является отсыл к прошлому. Ностальгическая, трогательная, словно из бабушкиной жизни с цветочным ситцем (зонтики, шезлонги, например, Sunbeam Jackie), бахромой и атласными рюшами — дизайнеры находятся в поиске эмоциональных зацепок (Dimore Studio).

В эпохе миллениалов — вектор на крафт: тактильное, эмоциональное, чувственное. Акцент на ковры и ткани. С коллажными рисунками, нечеткой геометрией, экспрессивным сочетанием цветов и ручным рисованием (Бетан Лаура Вуд для Moroso). Все несовершенное становится совершенным за счет ручного труда, мастерства, многодельности и трогательности.

Дизайнеры рука об руку работают с ремесленниками. Плетение из разных материалов (пластик, металлические нити, шнуры и т.д.), гобелены, настенные панно с натюрмортами из современной жизни как у Кики ван Эйк, тактильные грубые керамические объекты (мебель, скульптура).

Лимитированные коллекции, персонализация против массовости. Тренд «воспроизводство» не сдает своих позиций. Мы снова видим много вещей, воспроизведенных с 50-х, 60-х, 70-х годов (BD Barcelona, Gubi) и их новые интерпретации».

Майк Шилов, дизайнер: «Многие бренды слишком следят за известностью дизайнера и, привлекая его сотрудничеству, ставят в рамки медийно-считываемого стиля, такого как, например, у Dimore Studio. Таким образом марки как бы получают формальное подтверждение своей актуальности, модности, получают пиар, но зачастую серийные новинки от этих дизайнеров-любимчиков медиа (GamFratesi, Neri & Hu, Майкл Анастассиадес), не несут в себе ничего нового, они лишь являют собой безопасную попытку совместить ДНК марки с трендом. Напротив, дизайнеры с большими именами и большой историей словно сопротивляются бесконечным повторениям мэйнстрима, проявляя себя с неожиданной стороны. Они, в очередной раз, переосмысливают самих себя (Микеле де Лукки, Ферруччо Лавиани, Филипп Старк, Пьеро Лиссони).

Наиболее сильные коллекции и стенды получились у тех марок, которые возглавляются не падкими на моду представителями семей и кланов, не маркетинг-менеджерами, а арт-директорами класса А, такими как Уркиола и Навоне. Они блистательно представили Cassina, Baxter и даже Gervasoni. Микс наглости, смелости и выверенной идентичности — самый вкусный винегрет из трендов и поисков себя в меняющемся мире.

Важная особенность прошедшего салона — большой разрыв между ними и «спящими» марками большого люкса, такими как Cecсotti, B&B Italia и Minotti. Еще пару лет назад ватная коллекция Cassina, теперь отличается сильными вещами самой Уркиолы, точно подобранными новинками других авторов и мощнейшими переизданиями классиков. Kartell также восхищает своей динамикой и окончательно переламывает отношение к себе как к фабрике пластика. Что очень точно совпадает с отношением нового поколения к любому материалу — отношением без предубеждения: важно красиво или некрасиво, убедительно или вяло. Проиграли на мой взгляд те,  кто просто подбирал «туфли и сумочку в тон», не заботясь об эффекте мгновенной привлекательности. Напротив, те марки, у которых получается талантливо сочетать смелость и инновационный дизайн с качеством и умением себя преподнести, оставили самое яркое впечатление».

Теги:
Автор:
Фото:
предоставлены пресс-службами