DDW 2017. Голландский дизайн. Бренд и драйвер

Голландский дизайн отличается гениальной простотой, экспериментальностью и... юмором. Мебель и ковры из переработанных сосновых иголок или пистолет, который стреляет в обидчика льдинками выплаканных слез, — свежие примеры, когда промдизайнер мыслит современно, образно и очень по-голландски.

Яркий, непрактичный, в то же время продуманный, интеллектуальный Dutch Design — прост и силен. Экономные этичные голландцы мастерски применяют материалы, которые выглядят бесполезными. Они знают, как осовременить культурные коды, верят в перспективы толерантного общества и сочетают все то, что не сочетается никогда. Банальное и экстраординарное, старое и новое, высокотехнологичное и ремесленное.

Свое дело  

Голландские дизайнеры — баловни судьбы. Соотечественники воспринимают их затеи настолько серьезно, что готовы платить большие деньги за табуреты из старых досок и столы с фарфоровыми жабами. Чиновники дотируют стартапы, а просторные мастерские дарят или отдают в символическую аренду.

Голландский дизайн находит своего покупателя не через посредника-производителя, а в галереях, на аукционах и в интернете — так же, как искусство, сделав ставку на небольшой тираж. Революционную мебель голландцы делают в собственных мастерских. По сей день в Королевстве Нидерланды нет мебельной индустрии, и это стало отличным преимуществом — продукт производится исключительно по собственному усмотрению дизайнера. Конечно, огромную роль играет господдержка. Фонд визуальных искусств, дизайна и архитектуры и его программы, запущенные в 1988 году, стимулируют не одно поколение студентов становиться самостоятельными предпринимателями сразу после окончания учебы. Концентрировать усилия на своем собственном деле, не меняя сферы деятельности.

Экспорт интеллекта

Нидерланды — одна из самых устойчивых в экономическом отношении стран. Она замыкает десятку самых богатых стран в мире. Здесь общество не поляризовано по размерам доходов, а голландскую экономику, ориентированную на экспорт, называют экономикой знаний и инноваций. Концепция экономического развития базируется сегодня на трех китах и трех портах: Амстердам/airport (аэропорт), Роттердам/sea port (морской порт), Эйндховен/brain-port (интеллектуальные ворота страны). Новый кластер креативных индустрий, образованный вокруг Эйндховена, включает 10 000 участников, 125 компаний и институций. Он генерирует свыше 25 млрд евро голландского экспорта. Пять лет назад Brainport назвали самым «умным регионом мира».

Образованный класс

В Нидерландах — 13 школ дизайна. Маленькую европейскую страну (население Нидерландов — 15 млн человек) можно смело назвать страной архитекторов и дизайнеров. У хорошо системно образованных профи всегда есть применение: дизайн стал неотъемлемой частью разработки любых продуктов в Нидерландах — от банкнот до кораблей. Мода, компьютерные технологии, коммуникации и даже еда раздвинули без того широкие рамки профессии. События на стыке перспективных дисциплин создают такие мировые звезды, как архитектор Рэм Колхас, фэшн-дизайнер Айрис ван Херпен, пионер «дизайна еды» Мари Фогельзанг, скульптор-кинетик Тео Янсен, художники-провокаторы Юп Ван Лисхаут, Дан Роехарде, Лукас Маассен, исследователи Надин Стерк и Лонни ван Рисвик (Atelier NL). Они высказывают идеи «редизайна стиля жизни», выступают как политики и социологи, размышляя о власти, развитии, смерти. Десять брендов: Марсель Вандерс, Йорис Лаарман, Пит Хейн Эйк, Мартен Баас, Studio Job, Кики ван Эйк и Юст ван Блейзвик, Scholten & Bejing, Ричард Хаттен, Бертьян Пот, Хэлла Йонгериус возглавляют пирамиду самых востребованных промдизайнеров страны.

Жить в будущем, переосмысливая прошлое

Если скандинавский дизайн воплощает чистую функциональность, то голландский — его свободолюбивый кузен-бунтарь. Как явление мировой культуры он появился на мировой сцене век назад, благодаря новаторской деятельности Геррита Ритвельда и модернистского движения De Stijl: вместе с Тео ван Дусбургом и Питом Мондрианом Ритвельд разрабатывал новый визуальный «язык»: абстракция и геометрический порядок должны были стать выражением идей современности.

Термин Dutch Design cтал популярен с 1990-х. До этого словосочетание «голландский дизайн» вызывал ассоциации с работами графиков. Серьезный прорыв промдизайна был связан с таким объединением, как Droog, и его выступлением на Salone del Mobile в 1993 году. Миру стали известны имена Гиса Баккера, Ренни Ремакерс, Юргена Бея, Ричарда Хаттена, Хеллы Йонгериус, Вики Сомерс, Пита Хейн Эйка и Марселя Вандерса, который в 1996-м основал компанию Moooi.

«Мы в Moooi не пытаемся представлять себя неким олицетворением всего нового, — говорит Вандерс. — Со времен модернизма хорошим тоном считается ориентироваться только на будущее, на новое. Мне кажется, так не бывает, это просто смешно — считать, что ты свободен от влияния прошлого. Что кто-то вообще от него свободен. Надеть шоры, нестись вперед, не оглядываясь, — это, действительно, смешно. Мы так не делаем… Наполнить новые объекты хорошо читаемыми культурными метафорами и реализовать их либо силами традиций, либо с помощью новых техник — этим я занимаюсь каждый день».

«Я стараюсь создать ощущение, что мы живем уже в завтрашнем дне, в ближайшем будущем». Марсель Вандерс.

Тео Реми представил публике тряпичное кресло Droog из старых одеял. Эта своеобразная «пощечина общественному вкусу» стала воплощением главных черт голландского дизайна той поры — концептуальности с изрядной долей иронии. Действительно, зачем вырезать из дерева скамейку, когда сидеть можно и на самом бревне, достаточно прикрепить к нему спинку стула, как это сделал Юрген Бей?

Фабрика идей

В конце XX века на смену промышленным фабрикам в Голландии пришли креативные индустрии. Драйвером экономики стал дизайн, а столицей голландского дизайна — город Эйндховен. Мотором развития — Голландская неделя дизайна (DDW) в Эйндховене, которую посещают около 200 000 человек, а участвуют до 2000 авторов. DDW превратилась в крупнейшее событие, гости которого оставляют в отелях и ресторанах около 5 миллионов евро.

Амбассадоры DDW 2017: Вини Маас (MVRDV), Лонни ван Рисвик и Надин Стерк (Atelier NL), главный редактор портала Dezeen Маркус Фэйрс.

Академия дизайна в Эйндховене (в 2017-м ей исполняется 70 лет) стала главной кузницей звезд. Хотя основана она была совсем для другого: в 1946-м муниципалитету дали распоряжение готовить кадры для местной промышленности, а именно, для градообразующих предприятий Philips, покинувших Эйндховен вместе со штаб-квартирой в 1997-м. Студенты были начинающими практиками в закрытой «лаборатории», которая формировала не звезд мирового дизайна, а скромных труженников голландской электронной корпорации. (Сейчас главная индустрия в Эйндховене — производство микрочипов — несколько офисов, управляющих производством).

Репутация лучшей дизайн-академии современности, открытой миру, — во многом заслуга бывшей главы Академии Ли Эделькорт (Lidewij Edelkoort). Авторитетный трендсеттер, «археолог будущего», она в течение 10 лет (1999-2009) произвела в институции серьезные реформы. Ли активно занималась карьерами выпускников, продвигая в контексте глобальных трендов таких авторов, как Мартен Баас, Кики ван Эйк и Studio Job.

«Роскошные вещи — это не обязательно дорогие материалы, ручная работа или эксклюзивные бренды. Они могут быть сделаны из самых простых вещей и простыми средствами, потому что роскошь — это богатое воображение». Ренни Ремакерс

Технологии и ремесло

Голландские дизайнеры активно задействуют технологии. 3D-принтинг и робототехника вдохновляют Йориса Лаармана и Дирка Вандер Кооийя. Вандер Кооий превратил китайского промышленного робота в 3D-принтер. С его помощью он напечатал лампы, вазы и даже кресло Endless из пластиковых частей старого холодильника. «Меня всегда привлекали переработанные синтетические материалы. Я хотел переломить стереотип, что из них можно делать только дешевые недолговечные вещи, — комментирует Вандер Кооий. Все ненужное попадает в гигантский пресс: «Мы скармливаем прессу стулья, которые нам не понравились, и он переделывает из них столы», — объясняет дизайнер.

Главный вопрос сегодня: как соединить новые технологии и ручное ремесло. Хайтек плюс лоутек гарантируют предмету счастливое место в мире сверхбыстрых коммуникаций и сверхэмансипированных личностей.

Голландские дизайнеры верят в то, что в будущем ценность предмета не будет зависеть от материалов (пусть даже передовых, таких, как биопластики или органические светодиоды) — главной роскошью станет неповторимая индивидуальность объекта. Дизайн постепенно стал более персональным, стал личной историей. Сегодня люди больше заинтересованы в том, что дизайн может предложить лично каждому. «Голландский дизайн для одних — религия, для других — маркетинг, для третьих — бренд, который хорошо продается на экспорт», — комментирует Тим Вермюлен, менеджер программ Dutch Design Foundation. Вермюлен видит и шире: голландский дизайн — это международная школа на фундаменте дизайн-образования.

Теги:
Автор:
Фото:
предоставлены пресс-службами