Бертьян Пот (Bertjan Pot): человек в шутливой маске

Голландец Бертьян Пот (Bertjan Pot) обладает удивительным талантом совмещать в своих объектах, казалось бы, несовместимое: все, созданное им, носит явные черты предметов из категории «сделай сам», но при этом ни у кого не возникает сомнений, что это качественный авторский дизайн. В лондонском музее V&A, в нью-йоркском MoMA, в амстердамском Стеделейке и роттердамском музее Бойманса ван Бёнингена хранятся его сплетенные из ниток и облитые смолой светильники и стулья, сшитые из тесьмы маски и вырезанные из высушенных тыкв лампы. В музее Бойманса ван Бёнингена только что прошла коллективная выставка роттердамских арт-деятелей, и у Бертьяна Пота был отдельный зал, в котором он показывал разноцветную одежду, словно сшитую из полотен художников-абстракционистов Taped and Wowen Suits, объемные, напоминающие карнавальных персонажей маски — продолжение проекта Masks, а также свое самое свежее увлечение — панно и трехмерные композиции из термомозаики.

Публика на Миланской Неделе Дизайна каждый год ожидает от него новых остроумных идей. В этот раз Бертьян Пот соткал гигантский разноцветный ковер Mini Tatami для Moooi Carpets размером 4 на 20 метров — это максимум, с которым может справиться цифровой принтер. Для экспозиции Nike он оплел тесьмой и декоративным шнуром резиновые камеры — получились нарядные пуфы для отдыха. А для Cassina он создал «арлекинскую» обивку Boxblocks для реплики кресла Utrecht, созданного знаменитым голландским архитектором Герритом Ритвельдом в 1935 году.

Три варианта расцветки Boxblocks для кресла Utrecht. 2016. Cassina.

Бертьян Пот родился в 1975-м в крошечном городке Нийлузене рядом со Зволле. В 1998-м закончил Академию дизайна в Эйндховене. Там он учился на отделении «Человек и идентичность» (Man and Identity) у Ульфа Морица, от которого перенял любовь к текстилю. В качестве дипломного проекта сделал Knitted Lamp — «Вязаный светильник»: трикотажный «чулок» заполнил надувными шарами — получилась необычная форма с округлыми «вздутиями», а чтобы зафиксировать ткань в таком положении, Пот пропитал ее прозрачной смолой, после чего сдул и вынул из нее шары. Благодаря этим несложным манипуляциям вязаная ткань стала жесткой, обрела структуру. Этот принцип придания жесткости и формы различным предметам, сделанным из ткани или ниток, Пот использовал позже неоднократно — так, например, сделан его самый знаменитый светильник-шар из пропитанных смолой ниток Random Light, выпускаемый Moooi с 2003 года.

Random Light. 2002. Moooi. Нитки и прозрачная смола.

Но сначала, защитив диплом, Пот организовал вместе со своим другом по Академии Даниэлем Уайтом нечто вроде фрилансерского тандема The Monkey Boys («Парни-обезьяны»). Они делали мебель и светильники, причем небезуспешно: например, скамья Shrunken bench из полистирола, ткани и смолы, сделанная в тот период, попала в коллекцию музея Виктории и Альберта.  

Кресло Random Chair. 2003. Goods. Нитки, обработанные смолой.

В 2003 друзья решили, что каждый будет работать самостоятельно, и Пот открыл собственную студию — Studio Bertjan Pot. Random Light сразу же принес ему успех. С Марселем Вандерсом и его компанией Moooi Пот сотрудничает с тех самых пор: делает ковры, свет, стулья. Его ироничный и парадоксальный стиль полностью соответствует эстетике бренда. В 2003-м Пот придумал Carbon Copy — своеобразную копию легендарного стула DSR Р. и Ч. Имзов 1950 года, но только сделанную из хаотично переплетенных углеродных волокон — по утверждению самого Пота, ближайших родственников копировальной (покрытой угольным напылением) бумаги (ведь перед нами копия!) В следующем году Марсель Вандерс предложил Поту слегка изменить дизайн этого творения и выпускать его уже под названием Carbon Chair под брендом Moooi — стул и по сей день продается на их сайте и пользуется спросом как новая икона дизайна.

Carbon Chair. 2004. Moooi. Совместно с Марселем Вандерсом. По мотивам стула Имзов из углеродного волокна.

Бертьян Пот не стремится поставить свои произведения на поток. Он явный противник всего массового, сделанного по шаблону, отштампованного и отформатированного. Он работает либо по частным заказам, либо для брендов эксклюзивного, качественного дизайна. В списке его партнеров, помимо Moooi, значатся Established&Sons, голландские Den Herder Production House, Arco, Weltevree, Gelderland и еще с десятка других.

Диван Lazy Bastard, Montis. 2008.

Его студия похожа на помещение для занятий кружка «Умелые руки»: на столах разложена цветная и белая масса для моделирования, фрагменты недолепленных из нее объектов, катушки с цветной тесьмой и нитками, швейные машинки, коробки с инструментами, банки с эпоксидкой и клеевые пистолеты... Пот не пользуется компьютером для проектирования, он все мастерит, мнет, формирует, собирает сшивает и сплетает своми руками — и это, конечно же, отражается в облике его объектов: они все фактурные, с элементом случайности и спонтанности, всё — hand made, но не в «бабушкином» стиле: Пот ищет и находит высокотехнологичные методы обработки материалов, чтобы придать им прочность, износостойкость или, наоборот, повышенную мягкость, если этого требуется предназначением предмета. Для этого он подвергает войлок воздействию высокой температуры, для прочного соединения полистирола и ткани помещает их в вакуумную камеру.

Находит уникальные цифровые ткацкие станки и принтеры для воплощения своих креативных идей в текстиле. В 2005-м Пот решил попробовать создать бесшовную обивку для мягкой мебели и понял, что лучший способ — свалять ее из войлока. Так появился Seamless Chair — стул с бесшовной обивкой из войлока, на создание которой уходило 40 часов ручного труда. «Я был абсолютно уверен, что подобное изделие никогда не будет запущено в производство, пока однажды не нашел в Текстильном музее города Тилбурга подходящий станок».

Jumper. 2010. Established&Sons. Бесшовная обивка связана из шерсти.

На этом станке  без единого шва вязалась обивка для стула Jumper, который Пот придумал в 2010-м для Established&Sons. Секрет прочности этого покрытия в том, что оно проходит обработку при высокой температуре и благодаря этому становится очень прочным, выдерживая тесты на истирание, — открытие, сделанное Бертьяном Потом экспериментальным путем.

Кресла-подушки для отдыха, разработаны специально для Nike. 2016. Резиновые камеры, оплетенные вручную тесьмой.

Про каждый созданный им объект Бертьян Пот рассказывает связанную с его возникновением историю. Как настоящему исследователю-экспериментатору, ему важно донести до окружающих, что и как он открыл и изобрел. В 2010-м стартовал проект Masks («Маски»). Бертьян говорит, что пытался сделать ковер, сшивая на машинке цветную тесьму. Но выяснилось, что полотно получается не плоским, как он предполагал, а объемным, выпуклым — так родилась идея шить из тесьмы не ковры, а маски.

«Да, я признаю: я люблю мудрить, запутывать, переворачивать все с ног на голову, манипулировать реальностью и искажать привычное.»

Проект продолжается: «Возможности этого приема оказались бесконечными. Я изобретаю новые лица буквально каждый день». Он даже фотографируется теперь только в одной из своих масок — и это можно интерпретировать философски: маска многозначный символ в культуре. Надев маску, легче рассказывать истории. Маска скрывает сущность и одновременно помогает показать скрытые стороны натуры. Маска может служить сконцентрированной иллюстрацией к одной из любимых книг Бертьяна Пота — бестселлеру Пола Ардена «Важно не то, кто ты есть, а кем ты хочешь стать».

Проект Masks. 2010.

Объекты, созданные Бертьяном Потом, парадоксальны и ироничны — в них есть что-то от детских рисунков, некая несерьезность, легкая смешливость. Но сам он не ставит юмор и иронию во главе угла. «Я никогда не шучу специально и не начинаю делать объект с целью рассмешить. Да, результат моих экспериментов часто бывает смешным, нелепым, непривычным, но я не стремлюсь к этому изначально. На одном юморе, знаете ли, далеко не уедешь, и если в объекте нет ничего кроме смешного, то грош ему цена. Сама по себе шутка не сработает. Да, я признаю: я люблю мудрить, запутывать, переворачивать все с ног на голову, манипулировать реальностью и искажать привычное».

Заставить взглянуть другими глазами на избитые материалы: нитки, тесьму, деревянные планки, пластмассовую мозаику, теннисную сетку и резиновые покрышки — в этом еще один безусловный дар Бертьяна Пота.

Cluster Lights. 2009. Смола, ткань, стекловолокно.

«Мне нравится открывать заново давно знакомые, старые материалы, которые, казалось бы, уже ничем не способны удивить. В пять лет все играли в мозаику. Но когда ты начинаешь играть в нее в 40 лет — получаются совершенно неожиданный результат. Игра, практика и исследование — сейчас три этих вида деятельности трудно отделимы друг от друга, и именно эта триада мне больше всего и нравится в моих занятиях дизайном». Бертьян Пот, действительно, непрерывно что-то исследует. Как любознательный ребенок, он постоянно в своем творчестве задается вопросом «А что будет, если...» и тут же проверяет предположительный ответ на практике. Что будет, если сплести из ниток абажур и залить его эпоксидной смолой? Что будет, если свалять обивку для кресла из войлока? Что будет, если обмотать стремянку гирляндой из лампочек и подвесить ее к потолку? Примерно так появляются на свет его объекты.

Дизайнер Бертьян Пот.

Теги:
Автор:
Фото:
предоставлены пресс-службами компаний