Марсель Вандерс — дизайнер нашего времени

Марсель Вандерс — дизайнер нашего времени

Марсель Вандерс (Marсel Wanders) — на каждой важной международной выставке, будь-то итальянские iSaloni и Cersaie, Design/Miami, парижская maison&objet или imm Koeln. Он проектирует масштабные резиденции и отели в Стамбуле, Тайпее, Бонне или Цюрихе. Успевает пополнять коллекции собственного бренда Moooi, творить мебель для Louis Vuitton, аксессуары для Christofle, мозаику для Bisazza и участвовать в музейных экспозициях (например, такой как Faire le mur совместно с компанией Pierre Frey).

В 2015 -м Вандерс закончил интерьеры для Kameha Grand Zurich, гостиницы, готовой принять 960 постояльцев одновременно. По концепции — отель сделан как Gesamtkunstwerk (весь наполнен опусами Вандерса: от барных стульев и гигантских колоколов на ресепшене до вилок и ножей в ресторане), по сюжету — это «Алиса в стране чудес». «Рассказывать истории» — тренд в современном дизайне. Каждый интерьер, наполненный его предметами, обоями, покрытиями и аксессуарами, по содержанию тянет на полноценный роман.

Коллекция мозаики Grey Tulips, Bisazza. 2016.

Вандерс перевернул представление о голландских дизайнерах как о скромных изобретателях велосипедов и авторах протестантских скамеек. Флагманы мебельной индустрии охотно приглашают Марселя для того, чтобы тот разбавил однообразный модельный ряд фантазийной новинкой. Люкс давно считает его постоянным контрибьютором. А музейщики, похоже, уже согласились на соседство его логотипа (автопортрет с золотым клоунским носом) рядом с Вермеером и Рембрандтом. На книжной ярмарке во Франкфурте в октябре 2015 года Марсель Вандерс презентовал книгу Rijks, Masters of the Golden Age. Внутри — 60 живописных шедевров XVII века из собрания Государственного художественного музея в Амстердаме Rijksmuseum, недавно с шумом открывшегося после десятилетней реконструкции. Уникальный том весит 40 кг и уже украшает библиотеку Rijksmuseum.

Часы, колл. Jardin d'Eden, Сhristofle. 2016. Высота 2 м.

Под два метра, с осанкой, выдающей многолетние занятия йогой, всегда в черном костюме а-ля клоун или конферансье, с бусами Rainbow на шее. Даже люди, далекие от дизайна, знают, что есть голландский кудесник, который придумывает кружевные кресла, мажет синей краской вазы и блюда, делает светящиеся наряды, выкладывает мозаикой гигантские цветы и калейдоскопические узоры.

Ковер Blouberry fields, диз. М. Вандерс, Signatures Collection, Moooi carpets, Moooi. 2015.

Стилистика необарочного наркотического видения была очень успешна в середине 2000-х. Все помнят обнаженных атлетов, а также голых детишек и неодетых стариков, снятых Эрвином Олафом (Erwin Olaf) для рекламы компании Moooi. Модернистский дизайн презирал декор, Вандерс поставил декор во главу угла. «Хватит функции, нужно больше любви. Больше фантазии, снов, воспоминаний и чувств», — говорит дизайнер. Как этого достичь? Лучшее средство ‹— серийное производство, имитирующее ручную работу. Весь его творческий процесс похож на необходимость написать короткое японское хокку, в котором сойдутся воедино текстура, цвет и символ.

Раскладной шезлонг Lounge Chair, Louis Vuitton. 2016. Оммаж дизайнеру Джо Коломбо и его креслу Tube Lounge.

MARСEL WANDERS Cуперзвезда голландского дизайна. Выпускник Института искусств в Арнеме. В 2001 году с Каспером Виззерсом основал бренд Moooi. Проектировал для B&B Italia, Cappellini, Puma, Bisazza, Flos, Baccarat. Автор интерьерных проектов в Голландии, Майами, Нью-Йорке, Индонезии, Катаре.

Он родился 2 июля 1963 года. Помимо дизайна Марсель профессионально изучал альтернативную терапию: нейролингвистическое программирование и нейроэмоциональную интеграцию. Украшение на шее Tape (колл. Breakfast of a Rabbit) в виде магнитофонной ленты содержит аудиозапись, как кролик хрустит морковкой. Или его коллекция декоративных вазочек Airborn Snotty. Образцы мокроты у людей с различными заболеваниями были отсканированы, многократно увеличены и согласно полученным формам напечатаны на 3D-принтерах — каждая ваза названа точно по диагнозу: «Синусит», «Сенная лихорадка», «Ринит». Знаковым считается и Knotted Сhair («Кресло в узелках»,1996, выпускается Cappellini). Основа из фиброволокна и пластика имитирует технику макраме.

Еще один козырь Вандерса — он единственный дизайнер, который не боится подарить предметам «темную сторону души», выразить испепеляющие страхи и меланхолию (колл. Monster Сhair). Марсель признается, что его творчество любят в других странах, но прохладно воспринимают в родной Голландии. А размах его бизнеса свидетельствует о том, что Вандерс со своей иррациональной тягой к прекрасному, с мечтами и фантазиями остается настоящим голландцем, причем самой жесткой модернистской выучки. 

Теги:
Автор:
Фото:
предоставлены пресс-службой дизайнера