Мартен Баас — самый опасный дизайнер Европы

Мартен Баас — самый опасный дизайнер Европы

Мартен Баас (Mаarten Baas) почувствовав образ, сразу же приступает к работе: скручивает, сгибает, ломает и жжет. Он не берет заказы от крупных мебельных производств, глух к советам экспертов, не признает эскизов. И настаивает на том, что его деятельность позитивна.

Мартен Баас родился 19 февраля 1978 года в Арнсберге (Германия). Закончил Академию дизайна в Эйндховене (Design Academy Eindhoven) в 2002 году. И тогда же создал легендарную серию Smoke. Мгновенно эта коллекция черной, поломанной и жженой мебели стала всемирноизвестной. Успехом отмечены и следующие серии — Clay (2006) и Real Time (2009). В 2009 году Мартен Баас получил титул «Дизайнер года» на выставке Design/Miami. Его работы находятся в крупнейших музейных cобраниях: V&A, MoMa, Rijksmuseum и Музей декоративного искусства в Париже. Неудивительно, что все главные коллекционеры современного дизайна обожают уникаты Бааса: его вещи есть у Бреда Питта, Канье Уэста, Яна Шрагера и Адама Линдеманна. Дизайнер успешно сотрудничает с Louis Vuitton, Swarovski, Dior, Dom Ruinart, Berluti.

«Меня больше всего вдохновляет, когда мои объекты нравятся другим. Я очень ждал этого от SMOKE.
­Думал, что это станут покупать мои соседи,
но никто из них в мою дверь так и не
постучал. Зато про
меня узнали галереи, музейщики и коллекционеры».

«Меня вряд ли назовешь ­пироманом, но мне нравится наблюдать, как огонь уничтожает вещь. А потом она превращается во что-то совершенно новое, не менее красивое, чем раньше. То, что я делаю, по счастливому совпадению, кажется, и есть дизайн. Мой метод похож на приготовление пищи, а вещи — на еду. Вы же не будете есть что-то ровное, прямолинейное и идеальное по форме. Это неприятно. И мне нравятся органические формы, но с трещинкой, с червоточиной.

Хорошему повару рецепт не нужен. Он действует по наитию, руководствуется опытом, берет те ингредиенты, что есть под рукой. Я не делаю эскизов, просто придумываю то, что хочу получить, и — за дело. Или объясняю идею своему продюсеру Басу ден Хердеру, и он ищет мне фабрику с нужной техбазой. В коллекции Clay я сам все вылепил из глины, поэтому двух одинаковых предметов нет. Treasure — это вещи, сделанные из отходов мебельного производства. «Сокровища» выпускались до тех пор, пока фабрика оставляла отходы определенной формы. Я собираю рухлядь по барахолкам и составляю из нее пирамиды. Предметы меняют свое назначение: скрипка становится вешалкой, кресло — полкой. Хаос и беспорядок — вот, без чего я не могу работать. Вообще я очень пунктуальный и обязательный человек — если навожу лоск на своем рабочем месте, буквально через час там снова воцаряется хаос, потому что это самая продуктивная для меня среда. Мой идеал — ­гараж-мастерская с инструментами, заготовками, деталями, где постоянно что-то подгоняют, затачивают, сколачивают. Поэтому мне нравилось работать в Шанхае, там все переплетено: кустарные мастерские, массовое производство, ­старинные ремесла и хай-тек. Такой колоритной смеси у нас в Голландии уже не встретишь».

Стул из коллекции Smoke, Moooi. 2002.
Складное кресло Beach chair. Проект Nomades для Louis Vuitton. 2015.
Cерия стульев и кресел Clay. Металлический каркас, пластик. Ручная работа. 2009.
Das Pop Light, коллекция потолочных (175 × 270 см) и напольных светильников для Lasvit. 2015.
Ковер Ciliophora для Nodus. Шерсть. 2015.

Теги:
Автор:
Фото:
предоставлены пресс-службами компаний