Стефано Джованнони (Stefano Giovannoni): гениальный мастер бестселлеров

Стефано Джованнони (Stefano Giovannoni): гениальный мастер бестселлеров

Итальянский дизайнер Стефано Джованнони — автор хрестоматийных предметов, навсегда вошедших в историю бытовой культуры. Вклад Джованнони трудно переоценить, даже если бы из всего, что он создал за свою карьеру, остались только две вещи: металлический поднос Girotondo (1989) с вырезанными силуэтами человечков, ставший эмблемой Alessi, и барный стул Bombo (1998), придуманный для Magis и ставший, наверное, одним из самых популярных барных стульев всех времен и народов.

Но в его портфолио еще сотни оригинальных объектов, поражающих сочетанием инженерной мысли и яркой образности, которые он спроектировал для целой армии брендов — как широко популярных, так и известных лишь профессионалам. Он делал смесители для Oras, светильники для Moooi и Flos, вытяжки для Elica, девайсы для Samsung, «умные» унитазы для Toto и сантехнику для Laufen, диспенсоры для Papernet, кухни для Veneta Cucine, кресла и диваны для Domodinamica и Vondom. В его портфолио есть все: кухонные приспособления всех видов и сортов, радиаторы, дверные ручки, аппараты для очистки и газирования воды, мороженое, косметические наборы, смартфоны, фены, планшеты, чемоданы и метеостанции. Дизайн-критик Кристина Мороцци, к мнению которой прислушивается весь Милан, назвала его «Царем Мидасом от дизайна», а Альберто Алесси — «чемпионом всего суперпопулярного».

«Старая контрактная модель работы дизайнеров с компаниями умерла. В эпоху интернета дизайнеры будут открывать собственные бренды.»

На последней неделе дизайна в Милане Джованнони делал громкие заявления, предрекая грядущую смерть традиционной формы сотрудничества дизайнеров с брендами: «В фешн-индустрии дизайнеры давно уже выступают под собственными именами. Возможно, они нанимают специальных людей, которые занимаются бизнес-вопросами и финансами. Но самой индустрией моды они занимаются лично». И чтобы не оставаться голословным, Джованнони представил публике свой собственный интернет-бренд Qeeboo. Признался, что примерами ему послужили Том Диксон и Марсель Вандерс, давно создавшие собственные компании.

В пилотной коллекции, помимо самого Джованнони, приняли участие студия Front, Марсель Вандерс, Ника Зупанц, Андреа Бранци и Ричард Хаттон, которые спроектировали для Qeeboo целую серию светильников, столов и стульев. «Я выбрал тех, чей дизайнерский язык, как мне кажется, похож на мой». Хедлайнером выступил сам Джованнони: он представил стулья в форме кроликов Rabbit Chair и Rabbit Chair Baby — как всегда, в свойственной ему парадоксальной манере сочетая яркую, игровую образность и чудеса эргономичности (для бренда Ghidini 1961 он представил тех же кроликов, но в уменьшенном варианте — в виде перечницы/солонки, пресс-папье и ограничителя для дверей). Весь год Джованнони активно продвигал Qeeboo на мировых площадках: запоминающиеся силуэты стульев Rabbit, в том числе позолоченные, можно было видеть на стендах бренда на крупнейших ярмарках, а в гигантском шопинг-центре Шанхая Shanghai Village была показана инсталляция «1001 кролик». О результатах этого продвижения скорей всего мы узнаем на ближайшей неделе дизайна в Милане.

«Мои первые пластиковые продукты для Alessi — прямой ответ на бодрийяровскую теорию потребления. Создание бестселлеров — было моей целью.»

Стефано Джованнони родился в 1954 году в Специи, архитектуру изучал во Флорентийском университете, о годах учебы говорит как об очень важном периоде своей биографии: «Там в те годы рождалась концепция радикальной архитектуры, которая создала полностью новый язык и способ выражения в итальянском дизайне. Это было целое движение, пославшее к черту все правила, давшее новое видение дизайнерам и архитекторам. С одной стороны, во время учебы во Флоренции мой бэкграунд формировали радикальные архитекторы: Соттсасс, Мендини, Бранци, с которыми мне позже довелось сотрудничать, когда я уже перебрался в Милан. С другой — будучи молодым, я прочитал всего Жана Бодрийяра, и я был очень увлечен его рыночными и консьюмеристскими теориями».

После университета Джованнони преподавал в родном университете, в миланской Академии дизайна Domus, в университетах Реджо-Эмильи и Генуи. Джованнони был одним из 15 молодых архитекторов-постмоденистов, объявивших в 1986-м о создании нового авангардного движения — болидизма. Они ратовали за новый формальный язык — футуристичный, образный, полный динамики, связанный с такими явлениями поп-культуры, как комиксы и аэроживопись футуристов. В 1980-х он участвовал и побеждал в различных архитектурных конкурсах. В 1985-м вместе с коллегой-единомышленником Гвидо Вентурини Джованнони основал дизайн-студию King-Kong.

Первый опыт сотрудничества с маркой Alessi принес невероятный успех. В соавторстве с Гвидо Вентурини в 1989-м он создал серию посуды Girotondo с декором в виде вырезанных силуэтов человечков. С тех пор было продано около 10 миллионов предметов из этой серии — рекорд в истории промдизайна. Всего же для Alessi Джованнони спроектировал более 300 различных предметов для ванны и кухни из пластика и металла — это целая веселая армия невероятно забавных и при этом невероятно эргономичных и удобных приспособлений, «маленьких помощников», скрашивающих быт. Серия кастрюль и столовых приборов Mami, щетка для унитаза с говорящим названием Merdolino, солонка Liliput, контейнер для зубочисток Magic Bunny, ваза для фруктов Fruit Mama и еще десятки других мелочей — сегодня уже не просто бестселлеры, но классика дизайна. Кроме того, Джованнони участвовал в различных проектах, которые Alessi делала совместно с другими марками: культовыми стала серия сантехники Il Bagno Alessi One 2002 года, выпущенная вместе с Laufen и Oras (и дополненная новыми предметами в 2010-м), особенно напольная раковина Tam-Tam и каплевидный унитаз, а также модификация автомобиля Panda Alessi для Fiat (2004).

До этой модели никто и подумать не мог, что барный стул может выглядеть вот так — не похожим ни на что, созданное в этой области до сих пор. Bombo стал, возможно, самым популярным барным стулом в мире.

Историю создания барного стула Bombo для Magis в 1998-м сам Джованнони рассказывает так: у Magis на складе скопилось около 1000 газ-патронов — это устройство для регулировки высоты офисных кресел: оно помогает поднять или опустить ножку. И менеджмент Magis просто не знал, что с ними делать. «Тогда они обратились ко мне с просьбой придумать какой-нибудь стул, чтобы использовать все эти газ-патроны. И я спроектировал Bombo».  Сам Джованнони говорит, что это самый подделываемый предмет мебели в мире и только лишь в одном Китае существует около 1000 фейковых фабрик, подделывающих Bombo. Для Magis Джованнони спроектировал еще «родственника» Bombo — вариант со спинкой, и целую серию пластиковых стульев с изящно очерченными контурами: First (2006), Paso Doble (2008), Vanity (2009).

Bombo. Magis. 1998.

«У Европы и у Китая просто разные перспективы: здесь вы чувствуете перенасыщенность всех сегментов, компании уже не могут создать ничего нового. Дизайнеру, если он хочет восприниматься как новатор, придется придумывать что-то необычное и потом с трудом продвигать его. В Китае же вы сразу ощущаете себя на открытой сцене, и если у вас есть какие-то идеи и свое видение, вам будет легко реализовать их.»

С начала 2010-х Джованнони начал активно сотрудничать с азиатскими высокотехнологичными компаниями, в его портфолио появляются всевозможные гаджеты и девайсы, спроектированные для производителей из Японии, Кореи и Китая. На китайский рынок он возлагал особые надежды и даже открыл филиал своего бюро в Шэнчьжэне. «В Китае сейчас очень нужны профессиональные дизайнеры, чтобы перевести все бесчисленное множество китайских производителей с уровня просто поставщиков на уровень брендов. Китайское правительство сейчас так усиленно вкладывается в развитие дизайна, как ни в одной другой стране мира. Наша студия в Шэньчжэне занимается арт-директингом китайских компаний, поддержкой старт-апов и совместных итало-китайских фирм особенно в сфере электроники и мобильной электротехники. Процесс формирования брендов там только начинается. Но они растут очень быстро, и в будущем китайский рынок будет очень высококачественным», — говорит Джованнони.

Но как бы он ни восторгался китайскими перспективами, основная его штаб-квартира — в Милане, на виа Стендаль 35, в краснокирпичном лофте, который он сам перестроил из бывшей типографии под жилье и офис. Судя по всему, окончательно покидать Европу Джованнони все же не собирается, тем более, что равных ему по умению создавать бестселлеры даже на перенасыщенном европейском рынке нет. «Дизайнер должен создавать продукты, ориентируясь на желания и представления потребителей. Объекты дизайна должны соответствовать уровню социума в данный исторический момент, его культурному и экономическому развитию. В современном обществе нам нужны объекты, все дальше и дальше отходящие от базовых функциональных потребностей. Нам хочется, чтобы они соотносились с нашей идентичностью, чтобы они сообщали окружающим нечто о том, кто мы есть».

Теги:
Автор:
Фото:
предоставлены пресс-службами компаний