Винсан Грегуар (Vincent Gregoire) — о модных играх

Винсан Грегуар (Vincent Gregoire) — о модных играх

Винсан Грегуар (Vincent Gregoire) — трендсеттер и креативный директор парижского агентства стиля NellyRodi предложил тему игры в качестве главного декоративного тренда для оформления дома. Его прогноз на 2016–2017 — яркий, позитивный и невероятно увлекательный.

Почему вы выбрали тему «Игорный дом»? Я предложил экспертам выставки maison & objet тему, которая наиболее тесно связана с нашей средой обитания. Она отражает те сигналы, которые мы уловили в моде, современном искусстве, промдизайне, индустрии люкса и даже в гастрономии. «Игорный дом», а точнее «дом игр» знаменует возвращение барокко и денди-стиля, который оставляет достаточно места для фантазии, оригинальности и всегда привлекателен. В более общем плане, мы замечаем рост интереса к настольным играм, частным клубам. Последние уравновешивают одинокую жизнь, которую мы ведем за экранами ноутбуков, и помогают нам переключиться благодаря правилам, которые легко освоить. Недавнее исследование, проведенное NellyRodi для Google, рассматривает, как поколение Z относится к роскоши — оно показывает, что, вопреки распространенным убеждениям, ценности совместного времяпрепровождения и объединения в сообщества играют большую роль.

Бутик Thierry Lasry. Дизайн Винсан Дарре (Vincent Darré).

Какие идеи вы предложите для пространства? Я представлял себе последовательность из трех коробок, которые открываются одна за одной для того, чтобы показать три образа того, как мы играем в игры. Первая из них исследует настольные игры через шахматы. Игра, которая ставит под сомнение понятие социального положения и чрезмерную заботу о драгоценностях. Вторая предлагает иронично взглянуть на жесты и позы в духе сюрреалистов и дадаистов через ролевые игры, комбинируя исторические и «истерические» декоры. Игра — это всегда шанс, удача, элемент везения, и его очень важно ощутить. Наконец, третья коробка обеспечивает вдохновение для создания будуара, который демонстрирует оккультную форму легкой эзотерики. В ответ на всепроникающий рационализм люди выступают за возвращение к неожиданностям и легко откликаются на игры таро. 

Интерьер отдела «Ключ к стилю» в модном магазине Seibu Shibuya. Дизайнеры — Nendo.

С точки зрения стиля, каковы правила? Каждому свое! Что важно, так это способность удивить, стать сенсацией. Некоторые эксперименты с графическими и оптическими узорами, с использованием шеврона и шахматной доски, мотивы, которые использовал Оки Сато (Nendo) для универмага Seibu. В Париже вкус XIX века возрождается, о чем свидетельствует частный клуб Castel, ресторан La Belle Époque, отели Matisse и Maison Souquet, где Жак Гарсиa воссоздал атмосферу борделя. Столкнувшись с чрезмерной наготой и депрессивностью минимализма, мир жаждет новой эксцентричности и декоративного духа. В моде смелый микс, как в последних коллекциях Алессандро Микеле для Gucci, который показывает эту красочную современную энергию, искусно размывающую единый стиль через заимствование ссылок.

Рекламная компания Gucci создана в тесном сотрудничестве креативного директора Гуччи Алессандро Микеле с фотографом и оператором Гленом Лачфордом.

Какие предметы вы видите в жилых интерьерах? Тема игры открывает новый способ проектирования жилых помещений. Мы видим возвращение скамеек для поцелуев, столь популярных в XIX веке. Что касается аксессуаров, то в моде декор богатый, насыщенный: зеркала «рыбий глаз», трофеи и кунстштюки. В цене талисманы, оптические обманки и вибрации. Растет интерес к красному дереву, секретерам и коробкам для драгоценностей. Образцами могут служить кофры и буфеты, разработанные Hermès, Louis Vuitton или Baccarat. Даже домашний бассейн или настольный футбол становятся объектами декора.

Лампасная ткань из шелка и вискозы Alice In Wonderland. Дань «Алисе в стране чудес» Л. Кэрролла. Декор создан по мотивам старинных орнаментов из архива Rubelli.

На какие материалы стоит поставить? Я предпочитаю любой материал, выражающий понятие люкса. В духе бельэпок —  шелка, атласы, бархаты, тафта, лаки, граненый хрусталь, люрекс — вновь обретают импульс для того, чтобы проиллюстрировать торжество чувств. Иллюзию, отражения, транспарантность можно увидеть на обоях; в дополнение к ним — витражи и сложные закодированные коллажи (такие, как у Studio Job). Миксология и растущий интерес к китчу выражается в моде на шикарные пирожные. С точки зрения цвета, главный козырь — красный. Цвет театра и оперы, борделей и фейерверков. На полпути между трансгрессией и откровением красный углубляет магию, перемешивая радостные и чувственные миры. 

Часы Comtoise, Studio Job, Alessi. 2016.

Теги:
Автор:
Фото:
предоставлены пресс-службами компании