Скандинавский характер в петербургской квартире: проект ludi_architects

Команда ludi_architects провела образцовую реконструкцию: в петербургской квартире восстановила исторические детали и создала современный интерьер. Хозяйка, Вера, родилась в Ленинграде. И хотя давно живет в Москве, родной город, ставший за это время Петербургом, ее не отпускал. Недавно они с мужем купили здесь жилье, которое называют дальней дачей. «Мы искали квартиру, где сохранились элементы старины: паркет, лепнина, двери, печи. Готовы были их восстанавливать». Удачный вариант нашли в доме, построенном Василием Шаубом в 1904 году. После чего обратились в бюро ludi_architects.


По теме: Ludi Architects: Kuznya House в Новой Голландии

Команда имеет опыт реконструкции: работала, в частности, над Новой Голландией. «Наш подход такой: ту форму, что до нас дошла, мы максимально чистим и консервируем. Поверхностям, где ничего исторического не сохранилось, придаем современный вид, — говорит архитектор Любовь Леонтьева. — Мы не пытались создать иллюзию старой квартиры. С самого начала понимали, что она будет обставлена модернистской мебелью, что здесь появятся вещи Анре Якобсена, Поула Кьерхольма, Ханса Вегнера. Ведь хозяйка, как впрочем и мы, большой любитель датского дизайна».

Гостиная. Кресла Пьера Полена, Gubi. Кофейный стол Пола Маккобба, Fritz Hansen. Люстра Normann Copenhagen. На столе предметы из коллекции датского и шведского стекла хозяйки.

Наименее трудозатратной частью оказались инженерные коммуникации — их просто заменили. Основные силы были брошены на восстановление и консервацию. Большую помощь в этом оказала реставратор Александра Болгарова. Сняв многочисленные наслоения побелки и краски, открыли популярный в эпоху модерна лепной орнамент из листьев каштана.

«Эта лепнина пережила три революции и две мировые войны, было бы кощунством подновлять ее, закрашивая следы времени. Поэтому розетки, падуги и тяги выглядят пестренькими на фоне белого потолка. Терракотовый декор финской печи, расчищенный от семи слоев масляной краски, тоже имеет поживший вид — тем он и ценен. Как и изразцы, покрытые сеткой кракелюр».

Печь с терракотовым декором — аутентичный шедевр. Винтажное кресло Egg Арне Якобсена согласуется с оттенком терракоты. Диван Пьеро Лиссони для Fritz Hansen обит букле Dedar.

Окна, к сожалению, сохранить не удалось: при том проценте замены материала, который пришлось бы произвести, это уже не считалось бы реставрацией. Cкрeпя сердце хозяева заказали точные копии. Зато двери успешно восстановили. Вера вспоминает, что в какой-то момент почти сдалась. Когда долго не получалось выпрямить дверное полотно, предложила сделать реплику. «Муж ответил мне: «Ну тогда надо было покупать квартиру в новостройке». Я поняла, что мы должны продолжать работу».

Цветные акценты в гостиной — кресла Пьера Полена, Gubi. Кофейный стол Пола Маккобба, Fritz Hansen. У стены винтажный стул Ханса Вегнера. Люстра Normann Copenhagen. На столе предметы из коллекции датского и шведского стекла хозяйки
Фрагмент гостиной. Торшер Kaiser Idell, диз. Кристиан Делл, Fritz Hansen, 1936. Газетница и стеллаж того же бренда.
Кухню Boffi приобрели в салоне Krassky, ее дополнили техникой Asko. Лампа Gubi. На полке графика Лены Соловьевой, Booroom Gallery.
В кухне удалось сохранить старое окно. Стул Series 7 Арне Якобсена, Fritz Hansen. Винтажный стол Superellipse: диз. Пит Хейн и Бруно Матссон, Fritz Hansen, 1968.
Кровать студии Space Copenhagen для Gubi. Бра Kaiser Idell, Fritz Hansen. Столик из утилизованных пластиковых крышек и ковер из переработанного полиуретана Normann Copenhagen. Люстра Fritz Hansen. На стенах краска из исторической линейки датского бренда Flügger. Постельное белье Lissoy.
В спальне у окна поставили стол Сесилии Манц, Fritz Hansen. Слева от него стул дизайна Nendo для того же бренда. Второй стул и лампа — от Normann Copenhagen. Поднос Muuto. Окно — точная копия исторического образца.
Мебель для ванной изготовлена на заказ мастерской Cubex. Смеситель Арне Якобсена, Vola.

Самое главное в нашем Telegram — для тех, кто спешит