Павел Воловов: реставрация квартиры в Берлине

Особенность архитектуры холла — асимметричный свод. В отличие от остальных комнат здесь стены выкрашены одной краской: узкое пространство не хотелось разбивать по вертикали. Зеркало XIX века куплено в Берлине. На стене работа неизвестного художника, под ним итальянская банкетка 1950-х.

Павел Воловов (Pavel Volovov) реанимировал квартиру в Берлине. Работая в доме XIX века, продемонстрировал вкус, интуицию и декораторский такт.

Старые берлинские дома таят в себе сюрпризы. Разрушенные во время войны фасады из-за отсутствия средств восстанавливали быстро и безыскусно. Не вкладывались владельцы и во внутреннюю реконструкцию, предпочитая закрывать всё, что можно, гипсокартоном. Но если подойти к делу вдохновенно, то за скучной оболочкой можно обнаружить настоящие сокровища — как это случилось в данном случае.

В гостиной автор проекта выстроил красивую симметричную композицию. Ее образуют итальянские винтажные кресла и диван, швейцарский столик в смальте и световая скульптура Марио Торреджани, 1935. Иранский шелковый ковер «скрепляет» ансамбль.
Вид из холла в гостиную. Когда были удалены подвесные потолки, открылись арочные завершения окон, а высота комнат оказалась без малого 4 метра.
Вид из гостиной в прихожую и спальню — квартира выходит на обе стороны и просматривается насквозь. Дизайнер сохранил историческую планировку. На стене работа Олега Назарова.

Российский заказчик купил квартиру в доме XIX века. Убрал листы гипсокартона — и ему открылись сводчатые потолки, арочные завершения окон, лепные фризы и даже фрагменты фресок. А истинная высота комнат оказалась без малого четыре метра.

Хозяин обратился к Павлу Воловову — дизайнер с европейским бэкграундом мог оценить наследие и знал, что с ним делать. Доработал планировку, отреставрировал росписи и лепнину. Как вспоминает Павел, пришлось вставать на стремянку и брать в руки шпатель — обучать местных строителей. Они не понимали, зачем нужно тратить на это столько времени, если можно быстро завершить ремонт. Но, когда увидели результат, признали: он того стоил.

Дизайнер не мог предвидеть, что оттенок, который он выбрал для спальни, станет цветом 2019 года по версии Pantone. Untitled — работа американско-кубинского художника Феликса Гонсалеса Торреса. C ней идеально гармонируют лампы, купленные в Риме. Они помещены на итальянские столики 1950-х.
В гостиной преобладает итальянский винтаж: кресло 1960-х, диван и настольная лампа 1950-х, напольный светильник муранского стекла 1980-х. На стене световая скульптура Марио Торреджани, 1935. Консоль XIX в. куплена в Берлине. Столик в смальте: Швейцария, 1980. Арт: Энди Уорхол, Паулу Назарет, Александр Бродский.

Квартира условно поделена на две части. Одна — историческая (гостиная и столовая), где сохранены аутентичные потолки и полы. Другая — новая (к ней относятся спальня, ванная, коридор и кухня), где нечего было сохранять и пришлось все создавать заново. То есть дизайнеру приходилось думать и о том, как органично соединить старое и новое. Например, состыковать новую доску с уже имевшейся, подобрав правильную тонировку.

Обновленный исторический декор стал для Павла отправной точкой — с его оттенками он согласовывал краски для стен. Свежие, не банальные, не слишком яркие, не слишком темные — такие не утомляют, а подпитывают жизненной силой. В каждой комнате цвета разные, но все вместе образуют гармоничный ансамбль — его выверенность восхищает.

Дизайнер добился гармоничного контраста старой оболочки и современного наполнения. Креденца, 1970. На стене работа AES + F.
Изысканная композиция: над консолью XIX века — литография бразильского художника Паулу Назарета. Настольная лампа: Италия, 1950.

Дизайнер не мог предвидеть, что оттенок, который он выбрал для спальни, станет цветом 2019 года по версии Pantone. «Я предпочел его, потому что представлял, как будет приятно просыпаться в таком окружении: оно  создает ощущение кокона и тропического тепла».

В квартире использована краска Farrow & Ball. «Местные строители не привыкли к хорошим краскам, обычно используют для стен белый цвет.  Все что не белое — для них проблема, сразу видны все неровности, тем более если краски матовые. Так что пришлось воевать с мастерами, чтобы добиться желаемого результата».

Винтажная мебель и арт из собрания хозяина заполнили интерьер. Каждый предмет нашел свое достойное место, оставив возможность в будущем пополнять коллекцию. Аксессуаров минимум. «Я против чрезмерности в декоре: когда проект излишне декорирован, он приобретает налет театральности, бутафорского шика, — говорит Воловов. — Предпочитаю работать крупными мазками, это помогает  избежать визуального шума».

Фрагмент столовой. Креденца, 1970. На стене работа AES + F.
Холл. Зеркало XIX в. куплено в Берлине. На стене работа неизвестного художника, под ним итальянская банкетка 1950-х.
Итальянские кресла 1950-х выполнены в стиле Людовика XV. Их обивки гармонируют с оттенком стен. Как и во всей квартире, здесь использована краска Farrow&Ball. Столик привезен из Марокко.
Для стен кухни Павел Воловов выбрал тот же оттенок, что и в прихожей — это визуально объединяет помещения. Кухонная мебель Linea Quattro — нижние фасады выкрашены лаком оттенка латуни.
Ванная отделана лавовым камнем Nero Sicilia. Смесители Dornbracht.
Ванная комната отделана лавовым камнем Nero Sicilia. Смесители Dornbracht. Тумба под раковину Duravit.
Дизайнер Павел Воловов.