Марсель Бройер: 5 знаковых построек

Марсель Бройер: 5 знаковых построек

Публикация подготовлена в рамках Года венгерского дизайна, инициативы Венгерского культурного центра в Москве.

Марсель Бройер (Marcel Breuer, 21.05.1902 — 01.07.1981) стал тем архитектором, кто помог определить и внутреннее содержание, а затем и форму модернистского дома. Его подход к жилью был одним из первых образцов того, как внедрить идеалы модернизма на бытовом, практическом уровне. Он перешел к большой архитектуре и помог определить модернистский «народный» язык. Родившийся в венгерском городе Печ, Марсель Лайош Бройер в послевоенные годы стал одним из ведущих архитекторов-бруталистов США.


По теме: Марсель Бройер: «архитектура — это не стиль, это — отношение»

Исследователь творчества Бройера Роберт Маккартер называет его «последним из первых современников и первым из последних современников». Бройер, благодаря своей карьере, охватывающей 50 лет, преодолел множество разногласий и создал новые прочные смысловые связи в так называемом «интернациональном стиле» архитектуры, и помимо этого сформировал свой собственный художественный метод.

Марсель Бройер в интерьере музея Whitney

Историю громкой международной архитектурной карьеры Марселя Бройера принято вести с момента его переезда в Нью-Йорк в 1946 году. Мастерская Бройера спроектировала около 100 зданий. Самым характерным приемом было использование прочных формальных композиций из бетона и камня: он сумел придать бетону индивидуальность. В 1948 году на симпозиуме MoMA Бройер утверждал: «Если «международный стиль» подразумевает только механистические и безличные, жесткие формы из бетона, то покончим с этим».

Stillman House, 1951

Вилла была построена в 1951 году для семьи Стиллманов. В плане она представлял собой вариант типологии «длинного дома», выработанного Бройером к тому времени. Дом состоит из двухуровневой прямоугольной коробчатой ​​конструкции с экструдированными подъездами. На верхнем уровне открытая планировка объединяет кухню, столовую и гостиную. Навес над главным входом поддерживается опорами. Вход в этот дом, расположенного на склоне холма, располагается на верхнем этаже. Верхний уровень был предназначен для родителей, нижний — для детей. Дом дополнен студией, стальной каркасной лестницей, спускающейся с балкона гостиной и бассейном. Одна из сторон бассейна ограничена стеной с фреской Александра Колдера.

Это был первый из домов, спроектированный Бройером для Руфуса Стиллмана, с которым он впоследствии дружил долгие годы (дом был позже продан семьей, но потом снова выкуплен). Мать Лесли Стиллмана, Дорис Сезар, скульптор из Нового Ханаана, пригласила Бройера спроектировать коттедж Caesar в Лейквилле. К концу 1950-х годов в этом районе было построено уже десять домов по проекту различных архитекторов, подражавших Бройеру.

Штаб-квартира UNESCO, 1958

В 1951 году комитет по планированию ЮНЕСКО изучил возможность создания новой штаб-квартиры в 7-м округе Парижа. Первоначально в качестве главного архитектора был предложен Ле Корбюзье. Однако представителями Госдепартамента США было наложено вето на эту рекомендацию: в свое время, был большой скандал по поводу неточной реализации планов Ле Корбюзье в здании ООН в Нью-Йорке: чрезмерные финансовые требования французского архитектор заставили американцев отказаться от дальнейшего сотрудничества с ним.

арижского Maison de l'UNESCO были назначены венгр Марсель Бройер, французс Бернар Зерфюс и итальянец Пьер Луиджи Нерви. Бройер при поддержке Нерви изобрел Y-образный дизайн этого сооружения. Его стали называть «трехконечной звездой»: здание стоит на семидесяти двух колоннах и бетонных сваях. Завершают комплекс штаб-квартиры еще несколько построек. Во втором здании, называемом в народе «аккордеоном», находится яйцевидный зал с «плиссированным» потолком, где проходят пленарные заседания Генеральной Ассамблеи. Третье здание выполнено в форме куба. Четвертая конструкция состоит из офисных этажей, размещенных ниже уровня улицы.

Церковь аббатства и университета Сент-Джонс, 1961

В декабре 1950 года аббат Болдуин Дворжак принял смелое и дальновидное решение, результатом которого стало то, что один искусствовед назвал «вехой в развитии архитектуры католической церкви в стране». Он связался с 12 известными архитекторами, инициируя конкурс на «строительство церкви, которая будет действительно памятником архитектуры ради служения Богу». 28 января 1954 года Бройер принес рисунки, модели и альбомы. Его проект впечатлил больше других. Строительство церкви продолжалось с 19 мая 1958 года по 24 августа 1961 года.

Церковь аббатства и университета Сент-Джонс (Saint John's Abbey and University Church) в Миннесоте была спроектирована для разноплановый общины, состоящей из монахов-бенедектицев, студентов семинарии и подготовительной школы, прихожан и местных жителей. Ее дизайн был основан на предпосылке, что всем интересно более активное участие в богослужениях и быть ближе к алтарю. Это было достигнуто путем создания огромного пространства трапециевидной формы, без несущих колонн.

Церковь назвали «монолитным бетонным чудом». Можно бесконечно восхищаться грандиозными сводами, поддерживающих потолок, колокольней с огромным «встроенным» деревянным крестом и стеной из цветного витража, который для своего времени был самым большим в мире. Деревянная опалубка для бетонных конструкций была сделана руками местных монахов под наблюдением команды Бройера.

Met Breuer, 1966

Марсель Бройер создал новую эстетику «тяжелой легкости». Лучше всего она проявляется в здании Музея Уитни в Нью-Йорке (с 2016 года здание занимает Met Breuer, музей современного искусства, который проводит монографические и тематические выставки из коллекции Met). Его проект обошел предложения Филиппа Джонсона, Луиса Кана и Юймин Бэя. Бройер «синтезировал» традиционную форму небоскребов 1920-30-х годов и жилых домов из белого кирпича, которые создавались тогда повсюду в городе.

«Как должен выглядеть музей на Манхэттене? Вероятно, проще сказать, как он не должен выглядеть, — говорил Бройер, отстаивая свой проект. — Он не должен выглядеть как офисное здание или как место легких развлечений. Его формы и материалы должны иметь индивидуальность и вес по сравнению с соседними пятидесятиэтажными небоскребами, мостами длиной в мили, посреди динамичных джунглей нашего красочного города. Это должна быть независимая и самостоятельная единица, подверженная влиянию истории, и в то же время она должна иметь визуальную связь с улицей, так как она будет домом для искусства XX века. Здание должно стать медиумом между жизненной силой улицы и глубинной искренностью искусства».

Вход в музей — через мост под консольным навесом, под нависающим вверх ногами зиккуратом — ведет в застекленный вестибюль с решетчатым потолком из круглых светильников. «Сегодняшняя структура в ее наиболее выразительной форме полая внизу и значительная вверху — просто обратная сторона пирамиды. Она представляет новую эпоху в истории человека, реализацию его самых древних мечтаний: победу над гравитацией», — писал Брейер своему другу Питеру Блейку в 1964 году. Бройеру удалось создать манифест «белого куба», ставшего любимым у арт-галерей по всему миру. Здание создает ощущение отрешенности, и, кажется, защищает искусство от мира повседневной суеты. Музей сам становится сложной кубистической пространственной скульптурой, произведением минимализма.

Башня Cleveland Trust, 1971

Компания The Cleveland Trust (сегодня Ameritrust Bank) поручила Марселю Бройеру спроектировать свою новую штаб-квартиру по рекомендации Шермана Ли, директора Кливлендского художественного музея, для которого архитектор, незадолго до этого, завершил строительство образовательного крыла. Первоначальный проект Брейера и его партнера Гамильтона Смита предусматривал две башни вокруг 5-этажного неоклассического здания на пересечении двух ньюйоркских улиц (Euclid Avenue и East Ninth Street). Из этого первоначального проекта была реализована только часть: весь участок оказывался несколько несбалансированным и площадь будущей башни пришлось уменьшить.

Посетители попадали в вестибюль через коридор из квадратных черных гранитных опор. Двадцать пять этажей офисных помещений возвышались над вестибюлем, каждый из них был облицован модульным фасадом из одинаковых оконных рам, «очерченных» широкими полосами черного гранита по линии и углам карнизов. Фасад разбит на решетки из двадцати пяти окон полосами того же черного гранита, использованного у основания и крыши. Сегодня ведется борьба за спасение этого здания (единственного завершенного офисного небоскреба Бройера) — оно не соответствует экологическим нормам и признано источником выброса асбеста в атмосферу.

Публикация подготовлена в рамках совместной программы ИНТЕРЬЕР+ДИЗАЙН с Венгерским культурным центром в РФ. Материалы на сайте interior.ru объединены хэштегом #венгерский дизайн.

Делимся прекрасным в Instagram