Ле Корбюзье в СССР: уникальные кадры Дома Центросоюза

Дом Центросоюза — один из самых значимых архитектурных памятников столицы и в то же время один из наименее известных. Единственная реализованная постройка великого Ле Корбюзье в Москве расположена по адресу: Мясницкая улица, дом 39.

Здание создавалось для солидной организации. Полное название Центросоюза — Центральный союз потребительских обществ Российской Федерации. Потребительская кооперация расцвела в эпоху НЭПа, а ее руководящий орган превратился в могущественное учреждение, сравнимое с министерством.

Как в Советском Союзе позволили строить столь важное здание буржуазному архитектору?  В конце 1920-х в стране начиналась эпоха «иностранных специалистов». Когда стало ясно, что без импорта технологий невозможно  развивать тяжелую и военную промышленность, к работе стали активно приглашать иностранцев. Среди шести тысяч спецов, в основном инженеров, по договорам и контрактам трудились и около сотни архитекторов. В их числе были звезды. Родина победившего социализма казалась им страной будущего. Особо привлекала отмена частной собственности на землю — она открывала возможность планировать города без оглядки на границы частных участков.

Ле Корбюзье получил заказ в 1928 году в результате конкурса — правда, довольно странно организованного. Наряду с открытым соревнованием, в котором участвовало 23 проекта,  еще 5 проектов проходили в закрытом — их заказали известным архитектурным бюро, в том числе  Ле Корбюзье.  Он в итоге и победил. Сыграло свою роль и его личное присутствие (архитектор специально приехал в Москву), и поддержка советских коллег, боготворивших кумира.

Ле Корбюзье к тому времени был уже признанной звездой, хотя по-настоящему крупных объектов в его послужном списке не значилось. Было несколько частных вилл, городок «Современные дома Фруже» — один из первых опытов строительства серийных домов во Франции. Потерпев неудачу на конкурсе здания Лиги Наций в Женеве, Ле Корбюзье получает заказ на проект Центросоюза —  и считает СССР «заводом по производству планов», где он наконец может получить настоящее признание.

Заказ  предусматривал здание, способное вместить различные группы помещений: административные, торговые, хозяйственные, а также клуб с залом на 600 мест и фойе, гимнастический зал, столовую и библиотеку. Предполагался просторный офис (тогда это называли конторой) на две тысячи мест. «Красота и величие здания должны проистекать из простоты форм», — сообщалось в задании. Статус архитектуры авангарда был высок, конструктивизм фактически являлся государственным стилем. Время сталинского ампира еще не наступило.

В проекте Центросоюза Ле Корбюзье воплотил свои «отправные точки современной архитектуры»: столбы-опоры, освобождающие место под жилыми объемами,  плоские крыши-террасы,  свободная планировка, свободная композиция фасада... Хотя вместо  ленточных окон  сделал сплошной стеклянный фасад — идею он заимствовал у Ивана Леонидова, который, кстати, тоже участвовал в конкурсе.

Центросоюз стал новым для Европы примером делового здания. Вместо привычных лестниц — пандусы, придающие интерьерам пластичность. По ним сотрудники перемещались вниз, совершая, по выражению Ле Корбюзье, архитектурные прогулки. Наверх людей доставляли безостановочные лифты без дверей — патерностеры. Название переводится с латыни как «Отче наш», этим же словом называют четки — патерностеры курсировали непрерывно и равномерно. Ле Корбюзье реализовал принцип опен спейса, опередив ход событий на полвека: пространство не было разграничено перегородками, служащие располагались за столами, будто рабочие за станками в цеху.

У Ле Корбюзье были грандиозные планы касательно Москвы. Он собирался перестроить столицу, снести всю старую застройку, оставив только Кремль и Китай-город.  Вместо устаревшей радиально-кольцевой структуры создать «Лучезарный город», город-сад. Но роман с советской властью не сложился: времена изменились, началась борьба с формализмом и космополитизмом. Его проект Дворца Советов не прошел даже во второй тур.

Здание Центросоюза строили долго и завершили только в 1937 году — совсем в другую эпоху. Для солидности стены снаружи облицевали армянским туфом: модернистские голые поверхности казались «слишком бедными». А вот запланированная Ле Корбюзье система центрального кондиционирования оказалась слишком дорогой — она так и не была установлена.

Здание Центросоюза было воспринято неоднозначно. Многие моквичи за кубические формы называли его «коробкой». За постановку на открытые опоры  — «сороконожкой». Очень невзлюбил постройку Мандельштам, которому она напомнила «дворец на курьих ножках».

Со временем дом изменился. Открытые этажи разгородили на  кабинеты, оконные переплеты заменили, патерностеры демонтировали. Но актовый зал, фойе, лестницы и пандусы сохранились почти в первозданном виде. Остались даже деревянные перила, которые были установлены при Корбюзье. Здание дважды реставрировали. Его статус — объект культурного наследия регионального значения, в федеральный реестр памятник не включен. Сегодня  здесь располагаются Росстат и Федеральная служба по финансовому мониторингу. Иногда устраивают экскурсии, места на которые разлетаются мгновенно.

В свое время архитектор Александр Веснин сравнивал здание Центросоюза с Успенским собором Кремля, которое построил итальянец Аристотель Фиорованти, считая его место в истории равнозначным. Ле Корбюзье — тот  человек, который навсегда изменил архитектуру и во многом сформировал сегодняшную городскую среду. Нравится облик этой среды или нет — другой вопрос. Но надо признать: каждый проект великого радикала — уникальное явление.

ИНТЕРЬЕР+ДИЗАЙН выражает благодарность Суринову Александру Евгеньевичу, руководителю Федеральной службы государственной статистики и Дунаевой Елене Сергеевне, руководителю пресс -службы Росстата