Рольф Закс о своем личном стадионе в Сент-Морице

Дизайнер Рольф Закс перестроил олимпийский стадион 1928 года в жилой дом и сообщил подробности журналу «ИНТЕРЬЕР + ДИЗАЙН».

У Рольфа Закса хорошая родословная: по маме аристократ, по папе богач и промышленник, состоит в родстве с семейством Опелей. От отца унаследовал не только капитал, но и страсть к восточным женщинам. У того был бурный роман с иранской королевой Сорайей Эсфандиари — сын женат на иранке Мариам. Рольф начинал карьеру как банкир-инвестор и до сих пор остается влиятельной фигурой в мире финансов. Однако в 90-х увлекся дизайном и теперь создает вызывающе антигламурные вещи лимитированных серий — стулья из воска и проржавленного металла, светильники из химических штативов и колб: «По воспитанию и натуре я пурист». Кроме того, занимается фотографией и работает как сценограф.

 У Закса есть студия в Лондоне, поместье в Баварии, но он мечтал о стадионе в Сент-Морице. «Меня привлекали его историческая ценность и особено стиль, который подходит мне как никакой другой: это чистокровный Баухауз, — сообщил нам Рольф Закс. — Я хорошо знал постройку: учился в школе-интернате в этих краях. Когда отдыхал с бабушкой в отеле Badrutt Palace, сотни раз съезжал на санках по бобслейной трассе мимо ветшающего здания». Большинство местных жителей стадион так никогда и не полюбили, уж очень его архитектура отличалась от окружающих гранд-отелей и шале. Однако никто не хотел отдавать памятник в частные руки. Лишь после семи лет переговоров граждане Сент-Морица, опуcтили бюллетени в урны и проголосовали за. Помогла добрая репутация Рольфа (а еще раньше его отца) как мецената и спортсмена: он является президентом и членом комитетов ряда бобслейных и лыжных клубов. Вторые зимние олимпийские игры состоялись в Сент-Морице в феврале 1928 года. В 1948 году стадион принял Олимпиаду во второй раз. Позднее его использовали для соревнований по керлингу, пока в 1986 году не закрыли окончательно. 

Рольф Закс. '16.11.2013 - 19:44:22' 2013. Camera in Motion. © Rolf Sachs, courtesy ammann//galleryAmmann Gallery

Стадион был построен в 1927 году архитектором Валентином Кохом в стилистике Баухауза. Так называется учебное заведение, существовавшее в Германии с 1919 по 1933 год, одна из самых влиятельных в мире школ, а также художественное объединение в его рамках и соответствующее направление в архитектуре: поставив под сомнение классический ордер, оно развивало принципы функционализма, придавая рациональной форме эстетическую значимость.

«Мебель для интерьера я подбирал в основном из времен, когда здание было построено, или созвучную по духу, — продолжает Рольф. — Коллекционировать дизайн и искусство эпохи Баухауза я начал еще в 
1980-х, особенно горжусь работами русских супрематистов Казимира Малевича и Николая Суэтина, вещами голландца Геррита Ритвельда. В реконструкции мне помогал школьный друг, архитектор Арнд Кюхель. «Больная» кирпичная кладка была обновлена, заложенные окна вновь открыты. Даже часы мы восстановили. При строительстве, как было принято в Баухаузе, мы использовали только местные материалы, дерево и камень из долины. Здание отапливается исключительно теплом земли. Для этого были пробуравлены две скважины, уходящие на глубину 100 м, туда ввели два зонда».

Закс собрал отменную коллекцию дизайна. Особенно высоко он ценит голландского архитектора Геррита Ритвельда. Самое знаменитое его кресло — «Красно-синее» 1917 года — задало палитру интерьера. Модель состоит из простых досок и реек — трехмерный объект разлагается на простые геометрические формы. Они созвучны работам русских супрематистов, что висят в той же комнате.

Теги:
Автор:
Фото:
предоставлены пресс-службами