Рикардо Бофилл: самый невероятный лофт в Европе

Архитектор Рикардо Бофилл приобрел сложную репутацию. Одни считают его последним постмодернистом и гениальным градостроителем, другие упрекают в плохом вкусе и излишней дружбе с мэрами.

Среди его проектов: генпланы, кварталы, аэропорты, отели-небоскребы — объекты в 50 странах мира. Валери Жискар д’Эстен считал его «величайшим зодчим мира», Жак Ширак обвинял в гигантомании. Гигантизм Бофилла замешан на диковинной эклектике и марксистских взглядах. В студенческие годы он даже успел побывать в тюрьме, что не помешало ему продолжить архитектурное образование в Женеве.

Бофилл открыл свою собственную архитектурную фирму очень рано в неполных 24 года. Большую популярность его метод нашел во Франции в 1980-е. Вдохновляясь классикой Андреа Палладио, из бетона, стекла и стали он принялся за социальное жилье в пригородах Парижа — за «Версали для бедных». Комплекс Abraxas в Нуази-Ле-Гран (который называют неосталинистским) вышел столь экстравагантным, что режиссер Терри Гиллиам выбрал его в качестве площадки для своего культового фильма-утопии Brazil (1985) о тоталитарном обществе.

«Фабрика — магическое место со странной атмосферой. Мне нравится, что существование в ней упорядочено, ритуализировано — в полном контрасте с моей турбулентной жизнью номада. Здесь мне работается лучше, чем где бы то ни было. Это единственное место, где я могу сконцентрироваться».

В родной Барселоне привязанность Бофилла к крупному масштабу повлекла фантастическое архитектурное перевоплощение. В 1973 году 34-летний архитектор взялся за реконструкцию руин старого цементного завода на западной окраине города. Через два года они были преобразованы в комплекс la Fabrica, вместивший в себя офисы и собственное жилье Бофилла.

«Главной проблемой было решить, что снести, а что оставить». Завод прирастал в течение десятилетий и на момент появления Бофилла включал 30 бункеров для хранения цемента, подземные туннели, машинные отделения, дымоходы, административные здания. 3100 кв. м, включая сады. Архитектор методично разрушил почти 70 процентов построек, выбирая отдельные фрагменты, которые он бы хотел  сохранить. Жилые и рабочие помещения расположились в одном здании, но когда для студии потребовалось больше места, он перенес частную жизнь в другой объем. Общая площадь составила 500 кв. м.

«Самым большим челленджем было создать атмосферу на грани руины и монастыря», — говорит архитектор. Центральный объем получил название «Собор». «Меня восхищает его богатое пространство, которое, как правило, используется для крупных деловых встреч и семейных торжеств. Оно монументальное и домашнее одновременно и доказывает, что эти две противоположности могут прекрасно сосуществовать друг с другом».

Важной фазой реконструкции было обустройство непростого ландшафта вокруг фабрики — Бофилл лично занимался интеграцией зеленых насаждений. Кипарисы и пальмы, плющи и лианы были призваны сформировать своеобразную органическую раму, смягчить индустриальный характер зданий. «Я хотел передать ощущение, будто природа овладела фабрикой, стараясь перевоспитать ее».

Теги:
Автор:
Фото:
предоставлены пресс-службами