Саша Аникушин: инклюзивная среда нужна каждому

Саша Аникушин фото

Саша Аникушин, куратор программ инклюзии и доступности отдела просветительского опыта V-A-C, рассказывает о принципах инклюзивной среды и дизайна.


По теме: Международный инклюзивный фестиваль: карта уязвимости

Инклюзивная среда означает в первую очередь доступность для всех. Именно из этого нужно исходить в любой архитектуре — частной и общественной. В создании общественных пространств нужно руководствоваться принципами универсального дизайна, которые стали международный стандартом. Это равные возможности (то есть рукомойник должен быть удобен для всех), гибкость в выборе и использовании предметов. К примеру, в общественном центре низкие мягкие пуфы подойдут далеко не каждому — пожилым с них трудно вставать. Важно минимальное физическое усилие для пользователя: у тяжелых дверей должны быть хорошо настроенные доводчики. В инклюзивной среде есть большое свободное пространство — так легко обеспечить свободу доступа.

Инклюзивная среда всегда подразумевает запросы самой требовательной аудитории — людей с ограниченными возможностями. Дизайн должен быть простым и интуитивно понятным. У стульев должны быть спинки, подлокотники и фиксированные ножки (или колеса со стопперами). Важно, чтобы навигация была заранее протестирована пользователями. Информация в контексте инклюзии должна легко восприниматься всеми категориями, в том числе и слабовидящими. Лучше, если навигационные значки понятны и опираются на уже известные паттерны — это означает, что далеко не всегда проекту требуется особая визуальная айдентика. Дизайнерам не стоит слепо следовать регламентирующим документам, которые обычно составляются без учета пользовательского опыта, и ориентированы на некую унифицированную модель. 

Саша Аникушин интервью фото
Ай-трекинг позволяет использовать движение глаз для управления

Универсальный дизайн — не результат, а процесс, в котором есть место ошибке. Инклюзия в большинстве случаев не означает дорогостоящие технологии. Скорее это комплекс из множества небольших деталей, предусмотренных заранее. В этой сфере нет одного решения, которое смогут использовать все. Необходима доступность коммуникации — удобный сайт, рабочие контакты с телефоном, где живой сотрудник сможет ответить на вопросы (личный контакт всегда лучше, чем автоответчик). Инклюзия не может существовать без продуманной барьерной среды (пандусы, отсутствие порогов) и возможности парковки, причем сам человеку важно проделать этот путь самому без особых усилий.

Саша Аникушин интервью фото
Комната сенсорной разгрузки в Национальном музее Сингапура

Доступная среда в различных контекстах выглядит по-разному. В Национальном музее Сингапура есть «тихая» комната, или «комната сенсорной разгрузки» — ее создали для посетителей с особенностями психического развития. В комнате с мягкими внутренними стенами, напоминающими утробу, можно найти специальные камеры для хранения вещей, подушки разных геометрических форм, которые посетитель может обнять. Есть планшет с переключателем освещения: посетителям дают свободу выбора в переключении различных цветов в соответствии с их предпочтениями. Вместимость таких капсул 7 человек, а рекомендуемая продолжительность пребывания в этом помещении — полчаса.

Саша Аникушин интервью фото
Комната сенсорной разгрузки в Национальном музее Сингапура

Один из прекрасных примеров универсального дизайна — раскладной табурет Stockholm II компании Lektus, который можно в сложенном состоянии также использовать в качестве дополнительной опоры. Этот предмет и полезен, и обладает высокими эстетическими качествами. Он настолько эффективен, что его сделали постоянным обитателем множества музеев — оказывается, сами посетители требуют, чтобы для передвижению по музею им предоставили эти раскладные стулья.

Саша Аникушин фото
Один из лучших образцов инклюзивного дизайна — табурет Stockholm II от Lektus, который стал одним из самых популярных предметов для музеев

Если говорить об доступной среде в бытовом контексте, замечателен случай сети продуктовых супермаркетов в Ирландии, внедрившей в свою практику карты сенсорной нагрузки, социальные истории, визуальное расписание и многое другое. Все началось с того, что сотрудник магазина SuperValu Тони О’Донован с женой, воспитывающие ребенка с РАС (расстройством аутистического спектра), задумались о том, как можно сделать поход со своим сыном в магазин более безопасным и приятным. Тони придумал специальную тележку ALF (Autism Lifeskill Friend), на которой есть панель с визуальным списком продуктов, которые можно добавлять и убирать по мере того, как посетитель находит их в пространстве супермаркета. Это помогает структурировать и удерживать в памяти все задачи, которые стоят перед человеком в магазине, к тому же введение такого ритуала уменьшает объемы неопределенности и стресс, связанный с ней. Администрация магазина пошла навстречу идее — сейчас в супермаркете уже установлены специальные тихие часы, когда человек, чувствительный к шуму, может наиболее безболезненно сходить за продуктами. Также в супермаркете приглушается свет и работают кассы с тихим сканированием штрихкодов. C точки зрения инклюзии важна каждая мелочь: компания Ornamin Provita выпускает тарелки с наклонным дном и ручками для людей с деменцией, чтобы человеку не приходилось прилагать дополнительных усилий.

Саша Аникушин интервью фото
Посуда Ornamin Provita 

Саша Аникушин фото
Посуда Ornamin Provita

Будьте в курсе первыми с нашим Facebook