От тревоги до надежды: современное российское искусство в МАММ

выставки в Москве фото
Тимофей Парщиков. Из проекта. Sad.O.K.Super. 2020. Цифровая печать. Предоставлено автором.

МАММ исследует год пандемии и представляет оммаж героям российского современного искусства, таким как Илья Кабаков, Эрик Булатов, Владимир Янкилевский, Эдуард Штейнберг, Михаил Рогинский, Игорь Шелковский, Франциско Инфанте, Иван Чуйков и др. Работы, созданные в разное время начиная с 1970-х, реактивированы в современном контексте. Выставка объединяющая более 100 работ 42 художников разных поколений, проявляет самые разные нюансы и градации актуальных переживаний: от тревоги до надежды, — и в какой-то мере является дайджестом современного российского искусства.


По теме: Брейгели: Старший, Младший, Бархатный и Адский в Музее «Новый Иерусалим»

Масштабный музейный проект получил название «Тень души, но заостренней чуть» (строка из поэмы Алексея Парщикова «Деньги»). Кураторы: Ольга Свиблова, Анна Зайцева, Мария Лаврова. Современное искусство, по мнению кураторов, — телескоп, направленный в будущее. Идеи, которые развивали неофициальные художники, оказались удивительно созвучны переживаниям в сложное кризисное время, когда болезни и социальные ограничения заставили изменить привычное поведение.

Тень души, но заостренней чуть фото
Сергей Братков. Масквичи. 2020. Цифровая печать, накатка на дибонд, коллаж. Предоставлено автором.

Одну из тем российского искусства второй половины XX века можно сформулировать как окно. Для художников русского андеграунда окно было символом желания прорвать «железный занавес», изолировавший страну от окружающего мира. Во время самоизоляции окно стало единственной возможностью видеть мир и вырываться, хотя бы в воображении, за личные пределы. Альбом Ильи Кабакова «Вокноглядящий Архипов» 1973 года — это и про болезнь, и про окно, и про реальность, открывающуюся из окна, и про видения, возникающие в том же окне. Почти полвека спустя на эту работу можно смотреть, как на провидческую. Пронзительная комната Ани Желудь или лайтбоксы — модели собственной квартиры Ивана Лунгина — свидетельства жизни художника, который всегда вынужден существовать наедине с самим собой и слышать в себе то, что каждый из нас может быть знал, но в чем не отдавал себе отчет, когда нормальная жизнь постоянно отвлекает нас от самих себя.

выставки в Москве фото
Илья Кабаков. Из альбома «Вокноглядящий Архипов». 1973. Бумага, печать, цветной карандаш. Собрание Екатерины и Владимира Семенихиных.

Проект Тимофея Парщикова Sad.O.K.Super стал своеобразным дневником, попыткой отрефлексировать то, как на карантине менялось эмоциональное восприятие происходящего, от тревоги к тому, что мы фиксируем как привычное нормальное состояние. Художник использовал приложение, увеличивающее микроконтрасты и помогающее слабовидящим.

Оптика каждого из нас изменилась на карантине, в том числе мы по-другому увидели знакомые до этого произведения искусства. «Люди в ящиках» — концепт, который Владимир Янкилевский начал развивать с 1960-х годов. Его инсталляция «Дверь» и графика «Люди в ящиках» резонируют с сегодняшними ощущениями, вызванными вынужденной самоизоляцией, а также с работами, созданными во время карантина в 2020 году молодым художником Андреем Кузькиным: на карантине он рисовал портреты тех, кто откликнулся на его призыв в Facebook.

выставки в Москве фото
AES+F. Allegoria Sacra. Ангелы и дитя. 2020. Холст, масло. Собрание Алексея и Веры Прийма.
Тень души, но заостренней чуть фото
Игорь Самолет. Проснулся уже уставшим. 2020. Фотопечать на ткани. Предоставлено автором.

выставки в Москве фото
Михаил Рогинский. Без названия (Exit). 1989—1990. Картон, масло. Собрание Музея АРТ4.

Пандемия заставила нас ежедневно вглядываться в российскую и мировую статистику. Елена Артеменко превращает графики тревожных кривых в пространственную инсталляцию «Временный ландшафт». Андрей Филиппов пишет на стене своими фирменными орликами-бабочками главное слово прошедшего года — ТРЕВОГА. Ульяна Подкорытова, работающая с неофольклором, визуализирует в своих скульптурах фейк-ньюс. Фейковые новости о ковиде заполнили пространство интернета и показали, что в современном высокотехнологическом мире живы пласты архаического сознания, и то, как легко они всплывают на поверхность в условиях неопределенности.

Эту же тему по-своему представляет Максим Има в одноименной серии комиксов Fake News. В эпоху пандемии мы все оказались в одной лодке, об этом инсталляция Марии Сафроновой и Антона Кузнецова «Кто хочет остаться?». Снова стала актуальной классическая работа Эрика Булатова «Входа нет» 1974 года... Пандемия, кризис, изоляция аккумулировали агрессию. В этом новом контексте мы иначе воспринимаем работу Михаила Рогинского, созданную в Париже в конце 1980-х — дверь, на которой написано Exit — выход, а рядом — Eviter les sujets qui fachent («Избегайте того, что сердит, злит»).

«Тень души, но заостренней чуть», МАММ, до 28.03.2021

Самое главное в нашем Telegram — для тех, кто спешит