Небоскребы: архитектура превосходства

Небоскребы олицетворяют утопию превосходства — одну из самых роковых в двадцатом веке. Для кого-то они и сегодня остались памятниками человеческих амбиций. Для кого-то стали символами прогресса. А некоторые находят идею вавилонской башни по-прежнему привлекательной и даже сексуальной. 

Небоскребы воплотили стремление человека добраться до небес. Испокон веков это стремление символизировала Вавилонская башня. Высотные здания свидетельствуют о переуплотненности мира, когда на маленьком участке земли сконцентрировано много людей. Они символизируют город как таковой, мегаполис, то есть опять же Вавилон.

Самое высокое здание в западной части Канады —это 56-этажный стеклянный небоскреб с закругленными углами, разработанный фирмой Arney Fender Katsalidis.

Небоскребы, памятники человеческих амбиций, всегда были больше символическими сооружениями, нежели практически необходимыми. Для многих компаний это вопрос престижа — поцарапать своим офисом небо. 

Самое высокое здание в Европе. «Лахта Центр» создан для размещения штаб-квартиры «Газпрома» и открытых общественных пространств.Построен на берегу Финского залива. Общая площадь объекта — 400 тыс. кв. метров.

Небоскребы появились во второй половине XIX века в Чикаго. Большому количеству служащих в крупных компаниях требовались офисные пространства. Пожар 1871 года освободил площади в городе, а тут и технологии подоспели. Стальные каркасные конструкции позволяли строить здания большей высоты, чем традиционные. Одним из пионеров новых технологий стал архитектор Луи Салливан, построивший в Чикаго первые высотки.

Его Гаранти-билдинг имел всего 13 этажей, но для того времени это был гигант. Салливан был большим поклонником Ницше и утверждал, что растущая вверх архитектура выражает жизненную силу.  Ницшеанская идея сверхчеловека в небоскребе и правда просматривается. Вторым по важности техническим прорывом, ускорившим появление высотных домов, было изобретение лифта. В середине XIX века инженер Элиша Отис создал систему, позволяющую даже при разрыве каната удерживать кабину в шахте.

Башня Generali комплекса CityLife, Zaha Hadid Architects, Милан.
Высота Prism Tower — 144 метра. Архитектуру Кристиана де Портзампарка легко узнать по «стекающим» силуэтам — виртуозное владение формой делает его объекты похожими на струящуюся ткань. 

Небоскребы поначалу одевались в традиционный декор. Это была готика, ар нуво (как у Салливана) и даже классика. Они рвались ввысь но долго не могли перекрыть Эйфелеву башню — на тот момент самое высокое сооружение в мире. Это удалось лишь Крайслер-билдингу в 1930 году, а чуть позже в рекордсмены вырвался Эмпайр-стейт-билдинг. Два эти здания прочно вошли в подсознание западного человека.

Мифология небоскреба хорошо прорисована в фантастическом фильме «Метрополис» (1927). В нем запечатлен город будущего, имеющий четкую архитектурную иерархию: элита обитает в небоскребах, пролетариат ютится под землей. Крайслер- и Эмпайр-стейт-билдинг доказали, что символическое значение важнее утилитарных целей. 

Команда датского архитектора Бьярке Ингельса построила небоскреб Shenzhen Energy Mansion. Проект в Китае состоит из двух башен, которые волнистой формой фасадов гасят солнечные блики и уменьшают потери энергии.

Американские небоскребы 1930-х построены в стиле ар-деко. Именно они спустя двадцать лет вдохновили советских архитекторов на сталинские высотки. Правда, буржуазный источник вдохновения тщательно скрывался. Да и характер московских высоток традиционнее. (В композиции Московского университета, например, некоторые даже усматривают пятиглавие русского храма.) В них меньше упоения технологиями и фаллической сущностью вертикалей. Их роль — роль традиционных высотных акцентов в силуэте города (соборов, колоколен).

Торгово-деловой центр 3WTC в Нью-Йорке, архитектурное бюро Rogers Stirk Harbour + Partners.

Отрезвление после угарных лет ар-деко наступило, когда функционалист Мис ван дер Роэ построил в 1958 году Сигрэм-билдинг. Этот простой параллелепипед стал образцом для многочисленных построек второй половины ХХ века. В том числе для советской гостиницы «Интурист». Упрощение казалось достижением, но примитивные формы быстро надоели. «Интурист» обветшал и недавно был разобран. Еще печальнее судьба двух более знаменитых параллелепипедов. Башни-близнецы Всемирного торгового центра, построенные в 72-м Минору Ямасаки и долго державшие рекорд высоты, стали жертвами теракта 2001 года. В отличие от них Эмпайр-стейт-билдинг устоял, когда в него в 1945-м врезался самолет. Поклонники ар-деко видят в этом факте косвенное доказательство превосходства любимого стиля над модернизмом.

Башня PwC, архитектор Даниэль Либескинд.

Художественное превосходство в самом деле есть. Дело в том, что прямоугольный небоскреб с точки зрения композиции — полная анархия. Количество этажей в нем может быть любое: в этом случае завершенная композиция, целостный, организованный фасад в принципе невозможны. А при использовании традиционных элементов (базы или шпиля) есть хотя бы видимость завершенности и порядка.

Архитектурная студия Penda опубликовала изображения нового небоскреба в Тель-Авиве. В строении 116 метров высотой разместятся одно- и четырехкомнатные апартаменты, а также дуплексы и пентхаусы. 

В 1960-х годах начались и до сих пор продолжаются попытки разнообразить форму небоскребов. Их строили в виде призм, игл и фаллем. В последние годы появилось два новых направления строительства: экологическое и национальное. Первое представлено башней Мэри-Эггс Нормана Фостера. Яйцеобразная форма и уникальная конструкция позволили исцелить множество типичных «болезней», присущих гигантам. Разница давлений у разных фасадов обеспечивает естественную циркуляцию воздуха внутри небоскреба. Поэтому кондиционеры используются только 40 процентов времени (раньше свежий воздух в высотках был серьезной проблемой).

Жилой небоскреб 45 Broad Street спроектирован нью-йоркской архитектурной фирмой CetraRuddy. Строительство началось в 2017 году.

Башня Мэри-Эггс полупрозрачна, поэтому тень отбрасывает негустую. Благодаря особой конструкции у лондонского яйца удалось сделать небольшое основание (обычно оно занимает целый квартал). Иначе организация по охране памятников не позволила бы его строить. Европейские нормы охраны среды очень жесткие, и они соблюдаются, в отличие от Америки, где богатые застройщики умудряются их нарушать.

В 2018 началась работа над 200-метровой офисной башней, разработанной Foster + Partner. 42-этажный небоскреб строится для компании China Resources Land в Шанхае.

Самые высокие небоскребы сегодня строят в Азии. Вектор мирового развития перемещается от Атлантического океана к Тихому. Интересно, что построенные в Куала-Лумпуре башни-близнецы Петронас-тауэрс вовсе не повторяют западные образцы. Они имеют ярко выраженную форму буддийских храмов и напоминают органические початки, соединенные мостом-переходом. Их символическое признание Западом выразилось в том, что на фоне башен Петронас был снят фильм «Ловушка», как в свое время «Кинг-Конг» — на фоне Эмпайр-стейт-билдинга, а его ремейк — на фоне покойных близнецов ВТЦ.

Небоскреб Taipei Nan Shan Plaza вТайбэй. Проект японской студии Mitsubishi Jisho Sekkei.

Стремление ввысь по-прежнему будоражит воображение. Самые дерзкий проект небоскреба создан испанскими архитекторами Марией Северой и Хавьером Пиозом. Это 300-этажная башня в центре искусственного острова, способная вместить 100 тысяч человек. Целый город!  Разветвленный свайный фундамент заимствован у корневой системы кипариса. Она и внешне напоминает кипарис. Всякое творение природы имеет оптимальную структуру. Небоскреб с такими данными выдержит любые землетрясения и столкновения с самолетами.

Теги:
Автор:
Фото:
East News, Tim Griffith/Esto, Ronald Halbe, Mark Bonneville, Nigel Young/ Foster & Partners, Studio Daniel Libeskind, Philippe Ruault, предоставлены архитекторами

Читайте также

Лучшее за месяц