Гарри Нуриев: «Нью-Йорк сам меня выбрал»

Гарри Нуриев — архитектор, дизайнер, художник, основатель Crosby Studios. Его квартира в Нью-Йорке — жилье, офис и своеобразный шоу-рум

В одном из интервью ИНТЕРЬЕР + ДИЗАЙН Гарри Нуриев  как-то сказал, что  «идеальный дом должен прожить историю хотя бы в 50 лет, а из его окон — открываться красивый вид».

Дом, в котором находится его нью-йоркская квартира, близок к идеалу. Здание послевоенной постройки расположено, как говорит сам Гарри, «недалеко от воды», в модном районе Бруклина Уильямсбурге, который облюбовала артистическая богема. С его берегов открывается такая панорама Манхэттена, какой на Манхэттене ни с какого места не увидишь. 

Люстру дизайнер сделал из шариковых ручек, предварительно удалив из них стержни. Всего понадобилось более 400 штук.

Квартира — она же и офис и своего рода шоу-рум: интерьер обставлен исключительно мебелью, спроектированной хозяином. Многие из этих предметов коллекционного дизайна уже успели получить признание.

Гарри Нуриев выставляется в лучших галерея Нью-Йорка и Лос-Анджелеса, принимает участие в Design Miami и и Sight Unseen Offsite. В этом году у него запланировано шесть крупных шоу: так, в апреле открылась персональная выставка в Музее современного искусства в Далласе.

Гарри Нуриев живет на две страны, сейчас больше времени проводит в Штатах — здесь очень много проектов. Хотя московское бюро работает в своем нормальном режиме. «Нью-Йорк сам меня выбрал. Тут люди любят минимализм и ценят нестандартные проекты. Все не просто готовы на эксперимент, а требуют его от тебя. Я очень люблю Москву, но хорошо там, где ты можешь реализовать свои возможности на 100 процентов. В Нью-Йорке интеллектуальный труд ценится очень высоко.

Гарри Нуриев расширил проем и убрал дверь между гостиной и столовой. Стены покрасил в белый цвет, на фоне которого синий особенно хорош. Вся мебель про проекту хозяина дома.

Предметный дизайн для Гарри Нуриева — «маленькая архитектура, быстрая и послушная». Он создает fine furnitutre, мебель как предмет изобразительного искусства, да еще и с функцией. Нуриев организовал свое производство в России, потом наладил его в Нью-Йорке.

Окно между кухней и столовой закрыто розовым плексигласом.

«В двух странах принципиальная разница в культуре потребления. Иметь что-то индивидуального производства в Нью-Йорке весьма престижно, а заниматься ремеслом — все равно что быть врачом. И стоит это соответственно».

Когда Гарри Нуриев подыскивал жилье, хотел найти квартиру, где много окон. Итог превзошел все ожидания. При площади  55 кв. м квартира имеет 10 окон, выходящие на три стороны. Не меньше повезло и в  том, что домовладелец позволил вносить изменения в интерьер. О перепланировке речь не шла, лишь о мелких переделках, однако эти «штрихи» изменили образ квартиры.

Гарри Нуриев покрасил стены, увеличил проем между гостиной и столовой, открыл заколоченное окно между столовой и кухней вставил в него  лист розового плексигласа. На этом присутствие розового в интерьере заканчивается А ведь еще недавно он был любимым цветом Гарри Нуриева. «Сегодня у нас все синее, — объясняет дизайнер. Люблю самые разные его оттенки, от Ив Кляйна до синего на русском флаге». Новая любовь естественно нашло отражение в интерьере.

Гарри Нуриев, Crosby Studios. Коллекция мебели «Синее движение».

Но и синий период, судя по всему, ненадолго. Есть информация, что Нуриев переходит к следующему творческому этапу. На очереди фиолетовый оттенка аметиста. «Синий цвет сильный, хорошо защищает. Фиолетовый более царственный. Ну а розовый — очень наивный», — считает Гарри Нуриев.

Теги:
Автор:
Фото:
Михаил Лоскутов