Гарри Нуриев о карьере и новом интерьере

Гарри Нуриев о карьере и новом интерьере

Основатель Crosby Studios Гарри Нуриев — архитектор, дизайнер, художник, звезда мирового масштаба. Рассказал «И+Д» о пути к успеху и представил проект в сталинской высотке на Кудринской.

«У меня никогда не возникало сомнений в том, кем я хочу быть — только архитектором. Очень долго ждал, пока стану взрослым, чтобы быстрее начать строить. Со временем занялся предметным дизайном. Почему?

Во-первых, предметный дизайн — это маленькая архитектура, быстрая и послушная. Как здорово создать проект, в котором все придумано, вплоть до дверной ручки в соответствии с твоим идеальным миром!

Во-вторых, у архитектуры очень узкий рынок. Вот я и решил делать, что называется, fine furniture, мебель как предмет изобразительного искусства, да еще и с функцией, как положено в хорошей архитектуре. Теперь, даже если вам не нужен мой проект интерьера, частичку моей философии можно увидеть, унести с собой.

Предметы из колл. Сrosby Studios Collection II, представленные на выставке Sight Unseen Offsite в Нью-Йорке в 2017 г.

Хороший дизайн для меня — это коммерческий успех. Когда вопросов к предмету нет у 9 из 10 покупателей. Но тогда вещь становится массовой и ее перестают воспринимать серьезно: никто не хочет иметь у себя дома то же самое, что у соседа. Поэтому хороший дизайн — это не обязательно хорошо для дизайнера.

Острый вопрос — взаимоотношения между дизайном и артом. Кто-то полагает, что все зависит от того, на какой улице находится галерея с вашими объектами, в каких выставках они участвовали. Я же считаю: дизайн потребляют, а искусство диктует. Дизайн — это вентилятор и шарф, а искусство — вентилятор в белой комнате, который дует на шарф, и шарф развевается. Если себестоимость сильно не соответствует цене объекта, то это арт. Если соответствует — дизайн. 

«Мне повезло, что в квартире никогда не делали серьезного ремонта. Сохранилось всё: паркет, плинтуса, лепнина, ручки, плитка, даже светильники. Мне оставалось просто освежить квартиру и поставить свою красивую мебель и книги. Скучаю по ней».

Обожаю Японию. Все линии начинаются и заканчиваются где нужно. Русский авангард омолаживает все, чего касается. Если эти два мира правильно поженить то получится очень хороший дизайн. 

Нам удалось наладить в России собственное производство. Когда начинали, люди были не сильно расположены ко всему, что «сделано в России». Сейчас даже трудно поверить, что кто-то может переживать по этому поводу. Ведь это огромное счастье — купить красивую кухню втрое дешевле, чем в магазине. Теперь мы организовали производство в Нью-Йорке. Принципиальная разница между «здесь» и «там» — в культуре потребления. В Нью-Йорке иметь вещь индивидуального производства престижно, а заниматься ремеслом — все равно что быть врачом. И оплачивается соответственно. 

«Хотелось, чтобы красота дома на Кудринской перешла в квартиру, но на мой лад. Чтобы был красивый образ архитектора, который живет в таком красивом доме, а друзья со всех стран ахали и охали». Табурет и тотем, диз. Г. Нуриев.

Почему Нью-Йорк? Этот город сам меня выбрал. Тут люди любят минимализм и ценят нестандартные проекты. Все не просто готовы на эксперимент, а требуют его от тебя. Я очень люблю Москву, но хорошо там, где ты можешь реализовать свои возможности на 100 процентов. Также интеллектуальный труд в Нью-Йорке ценится очень высоко.  Сегодня живу на два города — звучит романтично, но на практике это не удобно. Больше времени провожу в Штатах — тут очень много проектов. Но в Москве бюро работает в своем нормальном режиме. 

В Нью-Йорке сложно игнорировать тренды. Когда ты раз в месяц бываешь на открытии новой галереи или музея, дизайн становится твоим ассистентом. Мои работы основаны на моем вкусе, иногда они совпадают с трендами, иногда нет. Но лучше чтобы вещи были понятны и доступны. Вечность сама найдет свои предметы.

На фоне старой плитки — кухня «цвета Мариинского театра», как говорит автор проекта. «Пришлось поменять коммуникации на кухне и сантехнику. А в целом это был самый косметический ремонт в моей жизни. Он занял неделю».

 Мы принимали участие в выставке Sight Unseen Offsite в рамках Недели дизайна в Нью-Йорке два года подряд. В прошлом декабре я участвовал в Design Miami, в этом году у меня будет там персональная выставка. Это большая честь. Сейчас наши вещи стоят в двух лучших галереях Нью-Йорка и Лос-Анджелеса. Эти выставки познакомили меня с потрясающими людьми, которых на улице не встретишь. Мы — международный бренд. Приятно, когда меня представляют каким-то известным людям, а они говорят, что следят за брендом Crosby Studios и что они его фанаты. 

Изголовье изготовлено из фанеры, покрытой лаком. «Люблю этот материал», — говорит Гарри. В изголовье он встроил лампу Ikea, сняв с нее подставку.

Я — отличный пример для всех, кто мечтает о международном рынке. У российских дизайнеров есть шанс. Необходимы упрямство, вера, команда и безупречный вкус. Недавно я писал ревью для выпускников промфакультета Строгановки. Эти ребята еще дадут о себе знать. Я потрясен их уровнем».

Теги:
Автор:
Фото:
Михаил Лоскутов