Жак Херцог и Пьер де Мерон (Herzog & De Meuron): неутомимые труженики люкса

Жак Херцог и Пьер де Мерон (Herzog & De Meuron): неутомимые труженики люкса

Архитекторы Жак Херцог и Пьер де Мерон (Herzog & De Meuron) — уроженцы Базеля и притцкеровские лауреаты 2001 года, проектируют люксовые кондоминиумы, сказочные, словно сплетенные из белых нитей или веток стадионы, фантастические музеи, выставочные центры и галереи.

Их амплуа — архитектура вне шаблонов с изумительным расчетом от объема до детали, их визитная карточка — изысканный и артистичный выбор материалов. Им нет равных в умении адаптировать исторические здания под современные функции, в том числе выставочные и музейные, и безупречно вписывать их в сложившуюся городскую среду. Повсюду они пытаются расслышать шепот genius loci. Им важен не «кулëр локаль» и архитектурная традиция: они пробуют уловить некую энергетическую индивидуальность места, в котором им предстоит строить. И лишнее подтвержедение тому — премьеры 2016 года.

Elbphilarmonie («Филармония на Эльбе»), Гамбург. Строится с апреля 2007 года. Окончание работ ожидается летом-осенью 2016-го. Расходы выросли до 800 млн евро.

В конце января во французском Кольмаре, в присутствии президентов Франции и Швейцарии, был торжественно открыт после реконструкции музей Unterlinden. Херцог и де Мерон превратили его в музейно-выставочный квартал, расположившийся по обе стороны городского канала и включающий теперь помимо надземных строений просторную подземную галерею. На одном берегу стоит отреставрированный доминиканский монастырь XIII века — главное здание музейного комплекса, на другом —  кроме здания старинных городских бань начала XX века, две новые постройки, пуристские и по-современному минималистичные, но при этом органично вписавшиеся благодаря приземистым формам и скатным крышам в средневековый исторический контекст.

Музей Unterlinden, Кольмар, Франция, 2016.

Сразу за этим открытием в Оксфорде состоялась инаугурация школы управления имени Блаватника. Современная постройка, как моток серпантина составленная из семи цилиндрических объемов с ленточным остеклением, тем не менее продолжает типологию зданий традиционных колледжей, которыми славится Оксфорд, и не диссонирует с исторической атмосферой городка. Херцог и де Мерон обыграли обязательный компонент — внутренний двор, где со времен Средневековья собирались школяры и профессура, — превратив его в расположенный в центре здания круглый форум.

Творчество Херцога и Де Мерона как дерево: корнями глубоко в почве, в глубинах культурных традиций и архетипов, кроной — не только здесь и сейчас, но и высоко в небе, почти в визионерских футуристических образах и видениях. Но характерной чертой именно их случая является тот факт, что одно не может существовать без другого и возможно только в симбеозе. Привыкнув безбоязненно и свободно работать с историческими артефактами, архитекторы все чаще выступают в роли рестравраторов. В Нью-Йорке под их руководством только что завершилась реставрация Зала ветеранов в историческом здании Военного арсенала на территории Центрального парка. Роскошный неоготический интерьер, созданный  в конце XIX века Луисом К. Тиффани, предстал в  обновленном виде.

Жак Херцог и Пьер де Мерон
Швейцарские архитекторы, лауреаты премии Притцкера. В 1978 г. открыли бюро Herzog & de Meuron Architekten. Среди знаменитых проектов — здание Тейт Модерн в Лондоне, стадион Allianz Arena в Мюнхене, Национальный стадион в Пекине. Сейчас все силы брошены на завершение строительства грандиозного здания филармонии в Гамбурге и второго корпуса галереи Тейт Модерн.

Главный фасад Центра современного искусства Schaulager, Мюнхенштайн, Базель, 2003.

Через пару лет бюро Жака Херцога и Пьера де Мерона (Herzog & de Meuron Architekten, HdeM) исполнится 40 лет. За это время швейцарцы успели поработать над самой разной архитектурой — от гигантского стадиона до винодельни, опробовать десятки технологий и получить главные архитектурные премии, включая Притцкеровскую. «Часто спрашивают, что для нас значит Притцкеровская премия. Ну что ж — эта знаменитая награда, действительно, очень помогает, особенно молодым. Всякому лестно получить высокую оценку, другой вопрос — нужна ли она. На мой взгляд, ни одна награда не является необходимостью. Понимаете, тут, как в школе: если учитель говорит, что ты хорошо выполнил задание и вообще молодец, это, безусловно, повышает твою самооценку. Но совсем другое дело, когда ты архитектор и тебе шестьдесят или семьдесят лет, и тебя награждают. Допустим, ты убеленный сединами актер и вдруг получаешь «Оскар», — это тоже приятно, конечно..., но совершенно не существенно для твоего выживания!» — уверяет Жак Херцог.

Впрочем, в год вручения знаменательной награды обоим архитекторам исполнилось только по 51 году — для профессии, где молодым перестают называть не раньше, чем после 45, возраст начала зрелости.

Широко известным дуэт стал отнюдь не благодаря награде, а после открытия в 2000-м галереи Tate Modern. Самый посещаемый музей в мире расположился в здании бывшей электростанции Бенксайд на берегу Темзы. Херцог и де Мерон снабдили огромный краснокирпичный корпус с высокой трубой стеклянной надстройкой и превратили его в современное выставочное пространство.

Южный фасад комплекса Caixa Forum в Мадриде, 2008.
Здание музея Де Янга (De Young) в Сан-Франциско, 2005.

С тех пор здания для экспонирования искусства стали  особым сюжетом в их творческой биографии. Многие из них, как например мадридский арт-центр Caixa Forum (2008) базельский Museum der Kulturen (2010), буквально прорастают на основе старинных зданий, другие, как Музей Де Янга (2005) в Сан-Франциско или VitraHaus (2009) на кампусе Vitra в Вайле-на-Рейне, возведены с нуля, а некоторые, как Parrish Art Museum (2012) на Лонг Айленде, вообще выстроены в чистом поле.

Дуэт HdeM умеет срежиссировать неожиданные эффекты, подарить нам незабываемый опыт и нетривиальные переживания. Именно к ним обращаются, когда город или частный инвестор готов потратить время и деньги на эстетический эксперимент. Новым лендмарком Базеля стал облицованный рельефными алюминиевыми панелями эффектный выставочный павильон Messe Basel, где проходят знаменитый ювелирный форум Baselworld и ярмарка современного арта Art Basel. Открытый в 2014-м, он заменил два старых павильона. Яркими, врезающимися в память лендмарками становятся и спроектированные HdeM стадионы, к которым у дуэта особенно трепетные чувства: Жак Херцог — давний футбольный болельщик и игрок-любитель. В 2005-м в Мюнхене открыли Allianz Arena: корпус стадиона покрыт надувными модулями из светопрозрачной термоизолирующей полимерной пленки. Они меняют цвет в зависимости от того, какая команда играет. В 2008-м весь мир облетели фото потрясающего воображение «Птичьего гнезда», построенного к пекинской Олимпиаде. В прошлом декабре были опубликованы 3D-изображения лондонского старинного стадиона Стэмфорд Бридж в новой отделке, предложенной HdeM. Роман Абрамович пригласил Херцога и де Мерона в проект реконструкции домашней арены футбольного клуба «Челси», и те придумали, как увеличить его вместимость почти на 20 тысяч мест (до 60 тысяч), и спроектировали восхительную филигранную оболочку из тонких краснокирпичных неоготических полуарок. Летом на новом стадионе в Бордо будут проходить матчи Евро-2016. Херцог и де Мерон окружили чашу арены 900 тонкими белоснежными колоннами, которые придали сооружению удивительную хрупкость и лиричность.

Выставочный комплекс Messe Basel, 2014.
Messe Basel. Ажурная металлическая сетка обрамляет всю постройку.
«Птичье гнездо» — олимпийский стадион в Пекине, 2008.

Их кредо — никогда не повторяться. Каждый заказ уникален и достоин особого образа, метода, а иногда и инновации. «Я думаю, архитектор должен разнообразить то, чем он занимается. Это как с мускулами: тренировать надо все группы мышц — важны и большие, и маленькие мышцы, только так и можно сохранять гибкость и активность, — говорит Херцог.  —  Если ты все время делаешь одно и то же, ты становишься экспертом и специалистом, но ты слепнешь при этом. Мы, например, меньше всего любим делать частное жилье, но несмотря на это мы считаем важным браться за заказы самых разных типов». В портфолио Херцога и де Мерона, действительно, немало объектов коммерческой и жилой недвижимости. Прекрасные архитектурные образы, например, они создали для модного дома Prada. Бутик Prada (2003) в токийском квартале люксового ритейла Аойама похож на хрустальную вазу со множеством сверкающих граней. В 2015-м ровно напротив открылся бутик Miu Miu — в виде гладкой позолоченной изнутри серебряной коробки со слегка приоткрытой крышкой.

Музей культур в Базеле (Museum der Kulturen), 2010.

Облик зданий, спроектированных HdeM, определяют не только выразительные формы, но и в не меньшей степени артистичные материалы, поверхности, с невиданно чувственной, характерной фактурой.  Мадридский Caixa Forum удивляет красно-ржавой чугунной отделкой верхних этажей. Новый корпус Walker Art Center (2005) в Миннеаполисе — словно сотканной из мятой серебряной ткани алюминиевой облицовкой. Музей Де Янга (2005) в Сан-Франциско полностью облицован перфорированными панелями из подернутой зеленоватой патиной меди. Стены базельского музея-хранилища Schaulager (2003) покрывают необычные плиты из бетона, перемешанного с местным гравием, от которых так и веет первобытной архаикой. А крыша Музея культур (Museum der Kulturen), облицованная глянцевыми керамическими шестиугольниками, кажется сделанной из кристаллов каменного угля.

Павильон для Serpentine Gallery, 2012.

Для придания объекту большей артистичности Херцог и де Мерон часто приглашают к работе над концепцией современных художников. Проектировать здание исследовательского центра фармацевтической компании Roche в Базеле им помогал швейцарский концептуалист Реми Цаугг. Автор абстрактных мультиколорных полотен Адриан Шисс участвовал в создании зданий на кампусе страхового общества Helvetia в Сен Галлене. Деятель видео-арта Майкл Крейг-Мартин помогал им подбирать цвета поликарбонатной оболочки хореографического центра имени Лабана в Лондоне, за который бюро HdeM получило главную британскую архитектурную награду — премию Стерлинга. В 2012 году HdeM вместе с китайским художником Ай Вейвеем рефлексировали на тему археологии во временном павильоне, построенном для галереи Serpentine.

Экспериментальная инсталляция, бюро HdeM совместно с китайским художником Ай Вейвеем на XI Биеннале архитектуры в Венеции, 2008.

Чем бюро HdeM занимается сейчас? Продолжают строить культурные институции. Буквально на днях на кампусе Vitra открылся еще один спроектированный ими выставочный зал Schaudepot. Самыми громкими премьерами ближайших месяцев станет Гамбургская филармония — ажурная стеклянная структура, надстроенная над краснокирпичным портовым складом у самой воды похожа на входящий в гавань сказочный корабль. И второй корпус галереи Тейт Модерн — рядом со старым зданием музея выросла невероятная кирпичная пирамида, словно закручивающаяся вокруг своей оси. Первый концерт в филармонии запланирован на январь 2017-го, а новые залы Тейт Модерн откроются уже в июне.

«Продолжать работать — это вызов, — говорит Херцог. — Но и наслаждение, а значит... не ноша, нет, но вызов, который побуждает нас идти дальше. Исследовать, чем архитектура станет в будущем: я хочу это понять. Правда, идей пока мало, скорее, шутки. Но даже если бы они у меня были, я бы не рассказывал вам о них, потому что нам начнут подражать!» А потом добавляет уже серьезно: «Я думаю, архитектуру важно оценивать с гуманитарной точки зрения. Если проектируя, вы думаете только о красивой форме и об эстетическом удовольствии, это абсурд! Здание можно считать настолько удавшимся, насколько оно заполняемо людьми».

Теги:
Автор:
Фото:
Iwan Baan, Rune Hellestad/Corbis, John Berens, Ruedi Walti, Heinrich Helfenstein, Tom Bisig, предоставлены пресс-службами компаний