Вилла коллекционеров Лу и Сэнди Гротта

Вилла коллекционеров Лу и Сэнди Гротта

Архитектурная концепция Ричарда Мейера основана на игре простых форм, круга и квадрата.

Лу и Сэнди Гротта — коллекционеры с полувековым стажем. Их выдающееся собрание обрамляет вилла в Нью-Джерси, построенная  по проекту Ричарда Мейера.


По теме: Архитектор Ричард Мейер: разум и функция

Особенность собрания Гротта в том, что оно сфокусировано на ремесле. Предметы вырублены, высечены, вылеплены, cотканы руками мастеров из дерева, глины, волокна, камня. Сегодня крафт в тренде, но пять десятилетий назад дела обстояли иначе. Так что супругов Гротта можно считать пионерами жанра. Как становятся коллекционерами? Как развивается коллекция и эволюционирует рынок? Об этом  Сэнди и Лу рассказали в интервью Алине Пинской.

Сэнди и Лу Гротта на пороге своего дома.

Однажды в начале 1960-х мы вышли из Музея современного искусства и обнаружили по соседству с ним Музей современного ремесла. Зашли из любопытства, осмотрели несколько выставок и поняли: это любовь с первого взгляда. Многие из экспонатов продавались в магазине при музее, тогда мы купили немало вещей.

Здесь же впервые восхитились великолепными работами из древесины ореха, созданными Эдгаром и Джойс Андерсон. А потом и заказали им первую работу — это был стол, — за которой последовали многочисленные другие. Андерсоны стали своеобразным мостом, связавшим нас с миром высокого ремесла, они познакомили нас со своим друзьями Тошико Такаэдзу и Уильямом Уэйменом — авторами, которые олицетворяют золотой век крафта.

Гостиная. Стол Эдгара и Джойс Андерсон был первой вещью в коллекции Гротта. Вокруг него стулья Ханса Вегнера. Диваны — Людвига Мис ван дер Роэ. На переднем плане текстильная работа Шейлы Хикс. Керамика: Тошико Такаэдзу. В нише орел Джона Маккуина.

Поначалу мы не думали становиться коллекционерами. Просто покупали произведения «для жизни», обставляли и украшали дом, не размышляя о том, где тут арт, а где дизайн. Переломный момент наступил, когда мы приобрели наше главное «полотно» — заказали проект виллы Ричарду Мейеру, с которым Лу знаком с детства.

Одной из целей Ричарда Мейера было согласовать масштаб архитектуры с масштабом предметов, чтобы ни один элемент не подавлял другой. Обустраивая свой дом, мы стремились к гармонии между всеми компонентами, что его наполняют, от мебели до искусства, от посуды до одежды. И, разумеется, хотели, чтобы все они сочетались с архитектурой. Таков наш стиль жизни.

Над винтажным пианино Andreas Christensen — текстильная работа Aurora американской художницы Ленор Тоуни. Табурет: Эдгар и Джойс Андерсон. Керамика: Тошико Такаэдзу. «Из сентиментальных побуждений мы поставили работы Тошико рядом с гобеленом ее дорогой подруги Ленор», — говорят хозяева дома.

Выбирая предметы, мы ориентировались на свои предпочтения, но думали и о детях: хотели, чтобы они росли, окруженные красотой, развивали вкус. И это принесло плоды: наш сын Том владеет галереей Browngrotta Arts. Он арт-дилер, специализируется на текстильных работах, — говорит, что клиентура увеличивается, в то же время отмечает: коллекционеры, скорее, ищут работы для конкретного пространства, а не развивают, как раньше было принято, какой-то один жанр.

«Стул для чайной церемонии» Хироки Такады напоминает гигантский венчик, которым вспенивают чай. Керамика: Тошико Такаэдзу.

Существует мнение, что молодое поколение все меньше привязано к вещам, но мы уверены, что люди продолжат создавать коллекции, просто будут получать информацию и само искусство посредством интернета. В отличие от нас, которые лично встречались с авторами, много общались с теми, чьи работы собирали. Часто мы покупали на ярмарках. Раньше ярмарки ремесла и искусства были «параллельными мирами», но теперь границы между ними стираются.

Два стола — работы Уэнделла Касла, Эдгара и Джойс Андерсон. Скульптуры из дерева: Джон Маккуин и Гьонджи Лейки.

Мы покупаем то, что нам нравится, выбираем работы, которые дополняют те, что у нас уже есть. Они выполнены из натуральных материалов — такой подход соответствует нашей эстетике и никогда не выходит из моды. Наши художники тесно связаны с природой. Эдгар Андерсон, например, выбирал в лесу дерево для предмета, который делал годами позже, когда дерево «подлечилось». А Дороти Джилл Барнс обрезает ветки деревьев за много лет до того, как планирует их рубить, а затем акцентирует шрамы, которые она называет «дендроглифами», в своих скульптурных корзинах.

Столовая. Обеденный стол Эдгара и Джойс Андерсон  дополнен стульями Ханса Вегнера. На стене работа Мариетт Руссо-Верметт.

Наша коллекция постоянно обновляется, потому что меняются стиль жизнь, предпочтения, бюджет. Сегодня нам нравится современное искусство, так что однажды мы даже избавились от старых работ. Впрочем, у нас есть и такие авторы, что нисколько не устарели за десятилетия — напротив, стали классикой».

Виллу по проекту Ричарда Мейера хозяева называют самым главным произведением в своей коллекции.
Текстильная работа Кийоми Иваты, корзина Доны Лук, скульптура Дороти Джилл Барнес.

Звезда собрания Гротта — американская художница по текстилю Шейла Хикс. Известна новаторским подходом к ткачеству и скульптурами из нитей. Работы Хикс —  в постоянной коллекции лондонской галереи Тейт, Музея Виктории и Альберта, в амстердамском музее Stedelijk, в парижском Центре Помпиду и др.

Комод для ювелирных украшений Эдгара и Джойс Андерсон, панно Джона Маккуина.

Два керамических треугольника Уильяма Уаймена.

Вид с лестницы на гостиную. У камина кресло дизайна Чарльза и Рей Имз, керамика Тошико Такаэдзу.

Делимся прекрасным в Instagram