Дом в Суздале по проекту бюро Form

Гостиная. Авторы проекта оставили открытыми фрагменты пеноблоков, из которых сложен остов дома. На стене работы Николая Богданова- Бельского и Николая Кошкоша. Кресло Utrecht Геррита Ритвельда, столик Rio Шарлотты Перриан — всё Cassina. Диван Hay.

Главное качество хорошей архитектуры — уместность. Ольга Трейвас и Вера Одынь, Form, завершили проект в Суздале, переосмыслив образ русского загородного дома.


По теме: «Детский мир» архитектурного бюро Form

Фасад современного блока асимметричен: каждое окно архитекторы прорезали с учетом расположения кроватей в спальнях — какой вид откроется лежащим на них людям.

На высоком берегу реки Каменка, с которого открывается вид на три монастыря, стоит дом. По мнению авторов проекта, эта панорама претендует на звание самой живописной в Суздале. Андрей Тарковский снимал здесь финальную новеллу фильма «Андрей Рублев». Строить пришлось не с нуля: на участке уже был остов из пеноблоков, чудовищный в своей громоздкости и несоразмерности окружению: он предназначался для гигантской усадьбы, которая, к счастью, не была завершена.

На этой базе Ольга Трейвас и Вера Одынь выявили три объема и возвели дом, который выглядит как три прилепившиеся одна к другой русские избы. Их пронизывает современная светлая структура и дополняют три террасы из черного металла. Постройка стала органичной частью городской панорамы, но дает понять: перед нами архитектура сегодняшнего дня.

Комод Emma дизайна Ольги Трейвас. Limited Edition, 8 экз. Галерея «Палисандр». «Плетение отсылает к народному художественному промыслу», — говорит автор. На стене работа Барбары Крюгер. Лампа Petite Friture.

Ольга Трейвас и Вера Одынь

Form

Постройка выглядит органичной частью своего окружения, в то же вре-мя ее актуальность очевидна: современный светлый объем пронизывает традиционную деревянную структуру. 

Деревянные фасады щедро декорированы резьбой, которую выполнили местные умельцы. «Хотелось отдать дань традициям народных промыслов, воспроизвести рисунки, которые мы видим в разрушающихся деревянных домиках вокруг». Интерьер архитекторы выстраивали по видовым точкам. Продумывали, на что будет смотреть хозяин каждую минуту: любое из окон, маленькое или большое, обрамляет красивый пейзаж.

Гостевой дом. Одной из задач проекта стало сохранение традиций русской резьбы по дереву. Прежде чем приступить к фасадам, авторы подробно изучили образцы из Музея деревянного зодчества и крестьянского быта в Суздале.

Узкое высокое окно подчеркнуто современной версией наличника: прямоугольной рамой в крупнозернистой штукатурке. 

Спальня расположена в современном блоке. На стене пейзаж корейской художницы Ли Джинджу. Конструкция на картине рифмуется со столиком &tradition. Кресло — того же бренда. Плинтус из терраццо объединяет пространство дома.

«Мы никогда не придерживаемся какой бы то ни было стилистики, — говорят авторы проекта. — Интерьер рождается из магии, которая возникает между архитектором и заказчиком. Так было и на этот раз. Нам повезло, что мы встретили именно этого человека: мы выстраивали наш проект как интеллектуальный диалог. И конечно, с самого начала думали о его коллекции».

Деревянные перила подчеркивают сложную геометрию лестницы. Их изготовила на заказ мастерская Anonym Furniture. В отделке использована крупнозернистая штукатурка, ступени покрыты циновкой.

Архитекторам помог опыт в экспозиционном дизайне: бюро Form оформляет выставки для крупнейших институций, среди которых «Гараж», Московский музей современного искусства, Мультимедиа Арт Музей. «Ключевые произведения — как маяки: мы идем на них, получая череду впечатлений, — говорит Ольга Трейвас. — Размещаю вещи так, чтобы они находились в правильных местах, при этом были в безопасности, прячу графику от прямого света».

Гостиная. На стене работа Зинаиды Серебряковой. Кресло дизайна Марко Дзанузо: модель Lady сегодня выпускает Cassina. Табурет из пробки, Джаспер Моррисон, Vitra. Cтеллаж изготовлен на заказ мастерской Anonym Furniture во Владимире.

Предметное наполнение в доме разномастное, обстановка как будто складывалась постепенно, случайно. Вещи прибыли из шоурумов разных брендов и винтажных лавок, есть авторский дизайн Ольги и Веры, многое сделано на заказ. И никакого снобизма: культовое кресло Ритвельда соседствует с безымянной старой лампой. Такой подход делает дом обаятельным, по-настоящему живым.

Столовая. Над диваном Hay — работы Джулиана Опи, Филиппа Малявина и Мартироса Сарьяна.
Два источника огня, архетипические элементы, печь и камин, заняли центральное место в столовой и гостиной. Их формы и материалы максимально просты.

Обшивка из лиственницы оказалась отличным фоном для искусства и знаковых предметов дизайна. Полка дизайна Веры Одынь.

Будьте в курсе первыми с нашим Facebook