Валери Ростен: дом для коллекционера в Тайбее

Неширокая перегородка отделяет столовую от гостиной. Дизайнер поместила на ней крупноформатную работу Питера Дойга.

Дизайнер и архитектор интерьера Валери Ростен оформила 6-уровневый дом в Тайбее. Заказчик — коллекционер современного искусства. Полноправными соавторами Валери выступили французские ремесленники.

Валери Ростен 12 лет проработала под началом Кристиана Лиэгра, прежде чем открыть свое агентство в 2014 году. Очевидно, что творчество мэтра повлияло на ее стиль. Как и Лиэгр, она — приверженец сдержанной красоты и неброской роскоши, впитала любовь к натуральным материалам, а также тонкое понимание ремесленной работы.

Большая гостиная разбита на несколько зон, банкетки из кожи и бронзы делят ее надвое. Шелковый ковер объединяет пространство. Вся мебель изготовлена по дизайну Валери Ростен.
Гостиная. Крупноформатная фотография слева — работа Андреаса Гурски. Справа скульптура минималиста Дональда Джадда. Вся мебель — дизайна Валери Ростен.
 Скульптура из мрамора, автор Жауме Пленса, установлена снаружи при входе. Из гостиной ее можно рассмотреть в профиль.

Тайбей — столица Тайваня, 3-миллионный мегаполис. Лежит в  долине,  окруженной горами, поросшие лесом холмы есть и в самом городе. В жилом районе, расположенном в центре ландшафтного парка, Валери Ростен разработала амбициозный проект. Дом, возведенный из шести бетонных плит размером 100 кв. метров каждая, она трансформировала в уютное семейное жилье.

Столовая. Столешница длиной 4 метра изготовлена из цельного спила дерева — такая работа требует от ремесленника высочайшего мастерства. Картина британца Питера Дойга — акцент в монохромном интерьере. Она помещена на перегородку, отделяющую столовую от гостиной.
Дизайнер спроектировала почти всю обстановку дома, вплоть до дверных ручек — бронзовую модель оригинальной формы изготовил по ее эскизам кузнец Умберто Фижини.
Над диваном яркая абстракция, автор — японский художник Кадзуо Сирага. Диваны, кресла, банкетки, столики — все дизайна Валери Ростен. Лампы с основанием из травертина: винтаж 1980-х.

Хозяин  —  коллекционер современного искусства, на первой встрече был немногословен. Он сказал, что не хочет жить в музее и не желает, чтобы коллекция диктовала архитектуру. Выбор материалов, цветовых схем и предметов обстановки он оставил на усмотрение Валери Ростен.

Гостиная. Работа немецкого фотографа Андреаса Гурски. Лампы на основании из травертина и латуни: винтаж 1980-х.
Работа скульптора-минималиста Дональда Джадда — один из шедевров в собрании хозяев дома.

Окрыленная карт-бланшем, Ростен дала волю воображению. В первую очередь она вдохновлялась местом, негородской близостью природы. Дом будто впитал энергию бамбукового леса и окружающего постройку водоема. Как говорит заказчик, стоит ему, выйдя из машины, открыть входную дверь —  и он будто оказывается в параллельной вселенной. А холл при входе называет «декомпрессионной камерой».

Валери создала лаконичный, четкий, графичный интерьер. Формы простые, цвета почти нет, богатство и благородство фактур завораживает. Намибийский мрамор, лаосский эбен, пакистанский оникс, древесина палдао, полированный эвкалипт, кедр, тик, бангкирай, белая кожа, рыжый нубук, бронза, латунь, алебастр...  Роскошные, тактильные материалы не дают превратить наполненный первокласным артом дом в подобие галереи.

Столовая объединена с кухней. Линейка мебели bulthaup органично интегрирована в интерьер: гладкие фасады без ручек скрывают бытовые подробности. Прочая мебель: дизайн Валери Ростен.
Столовая. Мебель и двухметровый светильник — дизайн Валери Ростен.
Барная комната. Лампа немецкого дизайнера Валентина Лёлльманна. Дуб, бангкирай, полиэстр.
Гостиная. Столик спроектировала Валери Ростень, в качестве материала выбрав полированную древесину палдао. Лампы на основании из травертина и латуни — винтаж 1980-х.

Произведения искусства представлены с пиететом. Здесь собраны авторы из разных стран: немец Андреас Гурски, британец Питер Дойг, японец Кадзуо Сирага, каталонец Жауме Пленса... Жемчужины коллекции — две работы Пабло Пикассо. Интерьер спланирован так, что владелец может легко перемещать работы и добавлять новые.

Главная спальня. Изголовье из полированного эвкалипта и нубука призвано подчеркнуть работу Пабло Пикассо.
ТВ-комната. На стене работа Пабло Пикассо. Кресла Arper.
Помещение бассейна отделано камнем швейцарского бренда Val Stone, нарочито грубым на стенах и гладким, шлифованным на полу. Светильники Caravelle, диз. Кристиан Лиэгр. Фото Вольфганга Тильманса.

Почти вся обстановка, вплоть до дверных ручек и ковров — авторства Валери. Не могла она обойтись без вещей своего наставника Кристиана Лиэгра, а то, чего недоставало, прежде всего светильники, нашла в винтажных галереях.

«Западная» спальня. У окна письменный стол из тика датского дизайнера Нанны Дитцель, 1958, и кресло Arper.
«Южная» спальня. За стеклянной дверью — ванная комната. Светильники австрийского автора Юлиуса Теодора Кальмара, 1960.
Спа-зона. Комната для медитации. Из помещения бассейна в нее ведет потайная дверь.
Лестница соединяет шесть уровней дома. Дизайнер предложила конструкцию, которая занимает минимум места, в том числе благодаря встроенным перилам. Они выполнены из патинированной латуни и дополнены подсветкой.

В свое время Кристиан Лиэгр ввел Валери Ростен в круг лучших ремесленников. Французские мастера — соавторы проекта на Тайване. Мебель ​​изготовили в мастерской ENP Agencements. Мрамор нарезали в лионской Brocatelle. Дверные ручки выковали в кузнице Умберто Фижини, Пьер Бонфий исполнил покрытия из патинированного металла. Азиатский дзен предстал в модной европейской версии.

«Западная» спальня. Кровать дизайна автора проекта, изголовье из полированного эвкалипта и бледно-голубой кожи. У окна письменный стол из тика датского дизайнера Нанны Дитцель, 1958, и кресло Arper.
«Западная» спальня. У окна письменный стол из тика датского дизайнера Нанны Дитцель, 1958, и кресло Arper.
«Южная» спальня. Ковер изготовлен по эскизам французского кубиста Альбера Глеза. Изголовье отделано белой кожей и лаосским эбеном. Ширма отделяет гардеробную.

Законченные фрагменты интерьера частями отправляли пароходом в Тайбэй. Поэтому проект длился долго, четыре года. Однако результат того стоил. Каждые два-три месяца Валери наведывалась на объект, следила за тем, как идет процесс. Поездки позволяли ей убедится, что местная фирма ведет его должным образом.

Помещение бассейна отделано камнем швейцарского бренда Val Stone: нарочито грубым, колотым на стенах и гладким на полу. Светильники Caravelle, диз. Кристиан Лиэгр. В глубине фото Вольфганга Тильманса.
Помещение бассейна отделано камнем швейцарского бренда Val Stone. Потолочные светильники Caravelle, диз. Кристиан Лиэгр. Светильники из алебастра встроены в стеновые панели из кедра, его древесина выделяет естественный аромат. Массажные кушетки из тика и кожи.
Помещение бассейна отделано камнем швейцарского бренда Val Stone: нарочито грубым, колотым на стенах и гладким, шлифованным на полу. Светильники Caravelle, диз. Кристиан Лиэгр. Через высокие узкие окна виден бамбуковый лес.
Спа-зона.

Недавно Валери Ростен увлеклась скульптурой, поступив в Школу изящных искусств Beaux-Arts в Париже. Работает в камне. Новую практику Валери рассматривает как средство еще лучше понять материал и приблизиться к ремесленным техникам, которые так ценны для нее.

ТВ-комната. Ее украшения — работа Пабло Пикассо и панорама тропического леса.
Весь третий уровень дома занимают приватные апартаменты хозяев, они состоят из спальни, ванной и двух гардеробных. Пространство разворачивается вокруг патио, в которое автор проекта поместила 200-летний бонсай.
Главная спальня. Изголовье из полированного эвкалипта и нубука призвано подчеркнуть работу Пабло Пикассо.
ТВ-комната на четвертом уровне, она перетекает в комнату для чайных церемоний.
Комната для чайных церемоний на четвертом уровне дома решена в традиционном ориентальном вкусе: с циновками-татами и перегородками сёдзи.
Весь третий уровень дома занимают приватные апартаменты хозяев, пространство разворачивается вокруг патио. В него автор проекта поместила 200-летний бонсай.
Ванная при главной спальне. Компоненты из белого намибийского мрамора выполнены во Франции, в мастерской Brocatelle.
Ванная при главной спальне. Компоненты из белого намибийского мрамора выполнены во Франции, в мастерской Brocatelle. Табурет: кедр.
Дизайнер Валери Ростен.

Теги:
Автор:
Фото:
Olivier Marceny