Féau & Cie: французские буазери

Мастерские Фео, Féau & Cie — одно из секретных мест Парижа, где французскую культуру можно потрогать. Провести рукой по теплой деревянной поверхности, сравнить, чем отличается на ощупь восемнадцатый век от двадцатого: где затейливей завиток, а где прихотливей узор. Увидеть в зеркале музыкальный салон госпожи де Помпадур и выйти в гостиную ар-деко на Елисейских полях.

Здесь на 2000-х кв. м под стеклянным потолком хранится более 200 буазери — артефактов, название которых на всех языках мира звучит по-французски. Потому что слишком уж французская вещь — нигде больше нет ничего подобного. Буазери — это деревянная доска, украшенная резьбой, барельефами и росписью. Самые изящные, те, которые можно рассматривать часами, датируются XVIII-м веком. Революция случится совсем скоро, но пока король — главный покровитель мастеров, а искусство обустраивать свой дом, преображать среду вокруг себя, наполнять ее интеллектом и красотой, достигает во Франции высшей точки. 

Монархия падет, но традиция видоизменять пространство, насыщать его смыслами, останется.  «В 1920-е годы во Франции создавались невероятно изысканные буазри, – рассказывает Гийом Фео, директор мастерских. — В нашей коллекции есть работы Эмиля-Жака Рульманна, ярчайшего представителя стиля ар-деко, очень самобытного художника».

Рульманн в 1925 году создал интерьеры для британского лорда Ротемера в его парижской квартире по адресу Елисейские Поля, дом 154. Пока его современники, архитекторы и дизайнеры, мыслили дом как машину для жилья, Рульманн упрямо продолжал традиции французских краснодеревщиков, создавал мебель из ценных пород дерева и отделывал ее бронзой и слоновой костью.

«Гостиную Ротемера Рульман украсил буазери из индийского палисандра, – продолжает Гийом Фео. — Сегодня эти оригинальные интерьеры можно увидеть в филиале Лувра в Абу Даби. Музей приобрел их из-за их высокой художественной ценности».

Помимо работ мастеров XX века, в кладовой Гийома Фео можно отыскать буазри, созданные специально для Наполеона и для главной фаворитки Людовика XV. «Наши буазери из музыкальной гостиной Мадам де Помпадур вдохновили Карла Лагерфельда, — рассказывает Гийом Фео. – Наши мастера сделали их точные копии, которые дизайнер затем использовал для интерьеров королевского сьюта в парижском отеле Le Crillon». Сейчас это один из самых востребованных номеров во французской столице.

В «библиотеку буазери» — как сам Гийом Фео называет свое хранилище — приезжают клиенты со всего света, долго рассматривают оригинальные панели прошлых веков и просят сделать «в точности так, как в замке Crécy. Или Шантийи». Саму коллекцию буазри, которая хранится сегодня под стеклянным куполом, начал собирать еще в 1875 году парижанин Шарль Фурнье. «У Фурнье было немало клиентов из России, — рассказывает Гийом Фео. — Многие русские аристократы заказывали у него копии французских буазри для своих особняков в Санкт-Петербурге».

Возможно, некоторые из них сохранились? «Нам только предстоит это выяснить, — отвечает глава дома Féau. — Сведения о клиентах хранятся в архивах. Они очень многочисленны, и мы еще не окончили их разбирать». В 1963 году коллекцию приобретает Ги Фео, дед Гийома Фео, декоратор и предприниматель. «Наша семья посвятила себя искусству буазри. Я продолжаю эту традицию в третьем поколении», — поясняет Гийом.

В детстве мальчик часто наведывался в мастерскую, где в то время трудился его отец и несколько мастеров. «Меня завораживало это место, – признается Гийом. — Эти темные лабиринты, комнаты, в которые детям не разрешали входить и где хранились несметные сокровища».

К концу 1980-х дом Féau переживает трудные времена. Количество ценителей буазери уменьшается, и компании все труднее находить клиентов во Франции. Гийом только что вернулся из Калифорнии, где он обучался бизнесу, и у него есть идея, как спасти семейное предприятие. «В Америке я осознал, что французское искусство буазери совершенно уникально, что только у нас есть традиции создания настоящих шедевров из дерева», — рассказывает Гийом. Он разрабатывает стратегию выхода компании на международные рынки и успешно реализует ее.

Сегодня французские буазри дома Féau можно увидеть в Метрополитен-Музее в Нью-Йорке и в музее Гетти в Лос-Анжелесе. Их покупают для своих резиденций главы государства и члены списка Forbes. В мастерских Féau теперь работает более 100 мастеров, и они каждый день создают копии и новые интерпретации старинных моделей. Все работы выполняются вручную по технологиям мастеров Версаля XVIII-го века.

Теги:
Фото:
предоставлены пресс-службами

Читайте также

Лучшее за месяц