Альдо Чибич: дизайн-убежище на 40 кв. метрах

Альдо Чибич устроился на столе собственного дизайна. Скульптура в виде раскрытой ладони и поднос — его же авторства. Рядом стул 209 марки Thonet. На столе фотография, автор Фабио Дзонта. На стене глянцевая керамика из Бассано.

Альдо Чибич облюбовал в Милане бывший домик привратника. На 40 кв. метрах «живой классик» обустроил убежище интеллектуала.


По теме: Альдо Чибич: оптимистичный дизайн с добрыми мыслями

Альдо Чибич, вероятно, самый оптимистичный и веселый из «живых классиков» итальянского дизайна. О его чувстве юмора ходят легенды. С самого начала карьеры Чибич находит баланс между работой в сфере архитектуры, интерьерным и промышленным дизайном. Вместе с Этторе Соттсассом в 1977 году он основал группу Memphis. Однако на общем радикальном фоне уже тогда стремился к балансу форм. Чибича больше интересовало, как придать повседневным вещам актуальное звучание, он всегда настаивал на доступности дизайна для обывателя и разработал понятие «заботливой» вещи — такой, что отдает больше, чем требует.

Гостиная. Диван, табурет и столик — «собственное производство» Альдо Чибича. Кресло First Микеле де Лукки, созданное для группы Memphis, напоминает о бурной молодости. Ковер Jungle для Moret — на нем хозяин дома занимается йогой. Текстиль в раме — работа Грации Монтези.

Чибич много преподает, дважды представлял проекты на Венецианской биеннале, в 2010 году основал Cibic Workshop. Основная тема исследований — поиск путей развития устойчивой среды. Архитектора занимает актуальная тема: как во времена экономических кризисов и экологических катастроф добиться внутреннего равновесия и обрести счастье.

На «тибетском комоде» дизайна Альдо Чибича — вазы для Paola C. На стене работа Андреаса Шульце

В столице Ломбардии прославленный архитектор поселился в районе улицы Москова, названной в честь не города, как может показаться, а Москвы-реки. Он облюбовал бывший домик привратника при импозантном жилом комплексе. Его площадь всего 40 кв. метров, и для Чибича это образец будущего жилья во все более густонаселенных городах.

«Уже сегодня квартиры реагируют на изменения образа жизни, а спейсшеринг (по аналогии с каршерингом) становится распространенным явлением», — говорит Чибич.

Спальню на антресоли хозяин сравнивает с бассейном. Из нее можно «вынырнуть» и посмотреть, что происходит внизу

Пропорции жилья необычны: основной объем имеет размеры 8 на 4 метра. При пятиметровых потолках и единственном, хотя и большом, окне возникает необычный эффект. Над маленькой закрытой кухней, благодаря большой высоте, удалось создать антресоль, где разместили спальню, в нее ведет компактная лестница. Единственная комната за пределами основного периметра — ванная перед спальней.

Интерьер визуально мягкий, практически однокомпонентный: бетонный пол и штукатурка на стенах выполнены в одном оттенке очень светлого песка. Нейтральный фон хозяин дома оживил яркими деталями: объектами собственного дизайна и современным искусством. Число предметов мебели сведено к минимуму, однако все необходимое имеется.

Компактная лестница ведет на антресоль в спальню. На ограждении ваза Cuppone Альдо Чибича, Paola C. Слева работа Андреаса Шульце.

Внизу архитектор разместил большой стол, олицетворяющий идею большого пространства, однако придвинул его к стене, чтобы избежать беспорядка. Диван, этот символ уюта, тоже стоит у стены. «Часто бывает так, что вместо того, чтобы пойти спать наверх, я остаюсь на первом этаже и сплю на диване», — признается хозяин дома. Круглый ковер становится местом для занятий йогой — Чибич заботится о своем здоровье.

«Я совершенно не склонен к созданию буржуазных интерьеров с их излишествами», — признается Альдо Чибич.

Кухня хотя и крошечная, камбузного типа, но разработана с большим вниманием. Спальню Чибич сравнивает с бассейном, из которого можно выглянуть и посмотреть, что происходит внизу. Единственный предмет мебели здесь, кроме кровати, — тумба, на которой дизайнер держит книги и настольную лампу. «Я совершенно не склонен к созданию буржуазных интерьеров с их излишествами».

Несмотря на скромные метры, жилье не производит впечатления неполноценного. «Я часто использую выражение «одомашнить дом», оно применимо ко всем интерьерам, которые я делал ранее. Существует пространство, и самая сложная, деликатная работа состоит в том, чтобы каждая его часть приобрела смысл, чтобы человек чувствовал вокруг себя уют и тепло. То есть качество жилья определяется не количеством метров, а их осмысленностью. Впрочем, надо учитывать следующий факт: маленький дом хорош только в том случае, если, как только вы покидаете его, город готов предложить вам все необходимое».