100 лет дизайна в Музее дизайна Vitra

Image courtesy of Peter Aaron/OTTO

Эволюцию дизайна интерьера готовятcя продемонстрировать в Музее дизайна Vitra. 20 знаковых мест — от виллы Tugendhat Миса ван дер Роз до фабрики Энди Уорхола, Адольф Лоос, Лина Бо Барди, Вернер Пантон... соберутся в залах музея в Вайль-на-Рейне, чтобы раскрыть тему, которая касается не только архитектуры и промдизайна, но также изобразительного искусства и декора.


По теме: Музей дизайна Vitra: выставка о пробках, бутылках и ящиках из фанеры

Выставка получила название «Домашние истории. 100 лет, 20 визионерских интерьеров». Куратор Йохен Айзенбранд делит прошлое столетие на пять частей, суммируя проблематику от рождения современного интерьера (1920-40) до пространств 2000-х годов.

Image courtesy of Instituto Bardi/ Casa de Vidro, photo: Francisco Albuquerque

2019 год был полностью посвящен празднованию дня рождения Баухауса, школы, которая дала основополагающий импульс промышленному дизайну. 2020 — начало нового десятилетия — идеальное время для подведения итогов событий последних 100 лет. И нам предлагают не только повернуть голову назад, со словами «как мы жили». Похоже, идеи сегодня движутся в одном направлении, высвечивая один и тот же фундаментальный вопрос: «Как мы хотим жить?».

Наши дома являются выражением того, кто мы есть, они формируют наши привычки и существенно влияют на наше благополучие. Выставка говорит о важных социальных, политических, технических сдвигах. От таких как эффективное использование сокращающихся городских пространств до размывания границ между работой и личной жизнью.

Image courtesy of Štenc Praha / VG Bild-Kunst

В 1920–30-е годы появилось несколько ключевых концепций домашнего пространства и внутренней отделки, которые до сих пор доминируют в наших интерьерах. В эти первые годы современного дизайна, сильно отличавшегося от сегодняшнего, частный интерьер стоял в центре архитектурных дебатов. Об этом очень широко свидетельствует государственная жилищная программа Das Neue Frankfurt (1925-30). Проектируя виллу «Тугендхат» в Брно (1928–30) Людвиг Мис ван дер Роэ создал один из первых домов, основанных на концепции открытой планировки, с пространствами, в которых аккуратно расставленная мебель создавала места для многофункционального использования.

Адольф Лоос отстаивал концепцию пространственного планирования Raumplan. Его вилла Muller в Праге (1929–30) демонстрирует тщательно продуманную последовательность пространств на разных уровнях и разной высоты, которые превосходят стандартное представление об одноплоскостных этажах. Один из австрийских архитекторов и дизайнеров Йозеф Франк представлял концепцию «случайности», при которой интерьеры со временем будут органически расти и выглядеть как будто составленные случайно.

Image courtesy of Daily Mail

Вопреки этим модернистским позициям некоторые из их современников воспринимали декор как главное средство выражения. Актриса Элси де Вольф, опубликовавшая книгу «Дом с хорошим вкусом» в 1913 году, считается одним из первых профессиональных декораторов интерьера. Де Вольф защищала интерьер как представление о личности человека, живущего в нем. Ее идеи были присущи и интерьерам, созданным фотографом и дизайнером Сесилом Битоном. Он черпал вдохновение в искусстве, театре и даже в цирке.

Image courtesy of Verner Panton Design AG, Basel

На протяжении всего XX столетия дебаты развивались между этими полярными мнениями: между адептами стандартизации, функционализма и формального сокращения, с одной стороны, и украшательства с другой. Этот дискурс продолжает формировать наши дома и по сей день.

Image courtesy of picture alliance/ASSOCIATED PRESS

Во время холодной войны политическая конкуренция между Востоком и Западом обострилась вокруг вопроса об уровне жизни, кульминацией которого стали знаменитые «кухонные дебаты» между Ричардом Никсоном и Никитой Хрущевым, которые проходили на выставке, показывающей американские достижения, в Москве (1959). К середине XX века язык современного интерьера стал более изысканным, и появились идеи, которые актуальны и сегодня.

Image courtesy of Nelson Kon

«Дом будущего», разработанный Питером и Элисон Смитсонами для выставки «Идеальный дом» в Лондоне в 1956 году, включал в себя бытовую автоматизацию: новейшую кухонную технику и самоочищающуюся ванну.

Сочетая современные формы и материалы с ощущением «домашнего уюта», скандинавские интерьеры приобретали все большее влияние во всем мире, о чем свидетельствует частная резиденция архитектора Финна Юля и его дом в Ордрупе, Дания (1942). Юл использовал свой собственный дом, чтобы исследовать, как его мебель будет работать в интерьере. «Жизнь вместе с природой» и «размытые границы» между помещениями стали ключевыми темами для таких архитекторов как Лина Бо Барди. Бернард Рудофски вместе с художником Костантино Ниволой создал жилое пространство под открытым небом, известное как «Дом-сад Нивола» на Лонг-Айленде (1950).

Image courtesy of Jaques Shumacher

Во втором разделе выставки рассматриваются радикальные сдвиги в дизайне интерьера с 1960-х по 1980-е годы. С распространением постмодернизма дизайнеры начали задумываться о символическом значении предметов обстановки, орнаментов и декора, наиболее широко воплощенных в работах дизайнерской группы Memphis. Страстный коллекционер Мемфиса, Карл Лагерфельд в начале 1980-х превратил свою квартиру в Монте-Карло в выставочный зал работ этой радикальной итальянской группы.

Image courtesy of Brandlhuber Emde, Burlon

В сотрудничестве с философом Полом Вирильо архитектор Клод Паран представил концепцию, противостоящую кубоподобным пространствам. Он обустроил свою собственную квартиру в Нейи-сюр-Сен, (1973) встроенными многофункциональными наклонными плоскостями, которые могли бы взаимозаменяемо служить в качестве места для сидения, обеденного, рабочего места, или кушетки.

Image courtesy of the artist and Hanna Barry Gallery, London

Две работы представляют радикальные идеи 1960-70-х в масштабе 1: 1. Легендарный «Призрачный пейзаж» — пещера Вернера Пантона (1970) из мягких элементов разных цветов и микро-дом «Гексакуб» Джорджа Кандилиса (1971). Он демонстрирует, как сборные конструкции, модульность и мобильность формируют представления о домашнем хозяйстве.

Image courtesy of Nat Finkelstain Estate

Нью-Йоркская фабрика Энди Уорхола (1964–1967) стала ярким примером жизни в стиле лофт и стала почти мифическим символом мастерской, идеального сочетания жилого и рабочего пространства. В то же время, компания IKEA революционизировала отрасль, предлагая современную мебель для самых широких масс. Стремление IKEA стать крупнейшим в мире производителем и розничным торговцем способствовало революционному изменению нашего восприятия мебели — от объекта, который передается из поколения в поколение, до недолговечного, одноразового и быстро заменяемого потребительского продукта, который он представляет сегодня.

Image courtesy of IKEA

Одним из общественных изменений, которое отражается на дизайне интерьера, является актуальность экономики совместного проживания. Одним из ее примеров является проект «Общественное жилье Granby Four Streets» в Ливерпуле (2013-17 гг.), инициированный междисциплинарным коллективом Assemble. В тесном сотрудничестве с будущими жителями, викторианский комплекс домов был перепроектирован в соответствии с современными потребностями, Assemble также помог организовать мастерскую, в которой повторно используются стройматериалы. Здесь создается мебель для новых помещений.

Image courtesy of Noritaka Minami

Сегодня дизайн интерьера поддерживает гигантскую глобальную экономику: производство мебели, текстиля, предметов декора и аксессуаров. Он питают целую отрасль средств массовой информации, включая сайты, журналы, телепрограммы, блоги и социальные сети.

Однако интерьерной тематике по-прежнему не хватает серьезного обсуждения. Это еще более удивительно, так как интерьеры отражают некоторые из самых насущных проблем нашего времени. Большая выставка «Домашние истории» претендует возродить фундаментальный дискурс о сути дисциплины.

Home Stories – 100 Years, 20 Visionary Interiors, VitraDesign Museum, до 21 февраля 2021.