Крист Гройтхойсен: наступило время фильтрации

Фото: Frank Sperling

Крист Гройтхойсен (Krist Gruijthuijsen) директор берлинского института современного искусства KW (KW Institute for Contemporary Art), занимает этот пост с 2016 года. С самого начала своей кураторской деятельности он был нацелен на создание музейных программ, «управляемых художником», что означало разработку выставок, посвященных именно художникам и их работам, а не кураторским тезисам.

Под его руководством в институте прошла обширная реконструкция и расширение образовательных программ. Кроме того, Гройтхойсен выступил куратором нескольких громких выставок, в том числе посвященных Линн Хершман Лисон и Кристине Рамберг. ИНТЕРЬЕР+ДИЗАЙН Крист Гройтхойсен рассказывает об изменениях музейных форматов и трансформациях арт-рынка в будущем.


По теме: Искусство и изменение климата: 10 современных художников

«Я думаю, что функция искусства останется более или менее той же. Однако все, что касается отношения с аудиторией, сильно изменилось за последние годы, и вот это действительно интересно. А последние события в связи с пандемией вернуло людей к истокам, развернуло их к самому необходимому: и это коренным образом обещает повлияет на сам стиль жизни. Сейчас — время фильтрации. Стало очевидным, что всем в различных сферах жизни гораздо больше необходимо качество, а не количество — в том числе и в музейной сфере. Я действительно надеюсь, что этот непростой период благотворно скажется на нашей аудитории и ее качестве. Думаю, мы вправе ожидать настоящего сдвига в этой области — и это принесет только хорошие результаты.

Уменьшение количества посетителей — совершенно позитивное следствие, у меня нет негативных эмоций по этому поводу. Ведь огромное количество людей в музеях воспринималось скорее как политический, а не культурный феномен. И, разумеется, цифровая репрезентация искусства в связи с новой ситуацией будет интересным феноменом для изучения, здесь скрыт огромный потенциал.

Инсталляция Flesh Ханне Липпард, 2016. KW Institute for Contemporary Art.

В арт-сообществе был принят за норму неестественно ускоренный темп развития, чему сами кураторы же и способствовали. Мы все, возможно, не понимали, в какой комфортной ситуации тогда работали и какими огромными возможностями мы тогда обладали. А сейчас, возможно, рынок должен переопределить себя, и каждый в этой сфере должен ответить на насущные вопросы: почему я в этом бизнесе, почему я занимаюсь именно искусством, каким образом я могу вести переговоры со своими клиентами.

Происходит процесс возвращения к основам. Невероятное количество арт-выставок и интенсивная циркуляция арт-произведений, которые наблюдались в последние годы, так или иначе должны были прекратиться. Бесконечное арт-производство и мастер-классы, перетекающие один в другой, создавали огромное давление на арт-рынок, где произведения должны были продаваться. Увеличение числа галерей, взрывное расширение рынка — этому настал конец. Ситуация меняется драматическим образом, и с этим согласны большинство глав крупных арт-институций. А для галерей, которые в определенных нишах будут вынуждены закрыться, настанет непростой период.

Все что касается создания новых цифровых платформ, скорее нуждается в наблюдательной, выжидательной позиции. Здесь уместно говорить о двух основных путях развития ситуации. С одной стороны, это институциональный подход: и в его рамках пока нет строгой необходимости менять существующее положение дел, хотя здесь уже появилось огромное количество не вполне необходимых цифровых репрезентаций. С другой точки зрения, наблюдается появление новых форматов продаж: именно они могут дать толчок. Ситуация, когда венская галерея продает произведения коллекционеру в Мехико, становится новой нормой оборота искусства.

Выставка Яна Уилсона в KW Institute for Contemporary Art, 2017

Вместе с тем нужно помнить, что арт-рынок сам по себе — это прежде всего рынок хороших отношений. Большинство обсуждений и сделок происходят за чашкой кофе и бокалом вина, и эта традиция никуда не исчезнет. И тем не менее, теперь все размышляют, каким образом можно продвигать художников, не перемещаясь по земному шару физически. По ожиданиям следующий год, если не случится второй волны пандемии, будет супер-продуктивным.

А вот что касается способов традиционного экспонирования искусства, я не думаю, что он сильно изменится в ближайшее время, хотя все в первую очередь задаются этим вопрос. Я как директор крупной институции должен быть честен сам с собой: мы по-прежнему будем представлять художников настолько широко, насколько это будет возможно. И если мы говорим об институте KW, то у него есть определенная цель, миссия — и это некая константа, она не изменится, несмотря на обстоятельства.

Если обсуждать устранение физической версии экспозиции — это невозможный сценарий. Всегда должно быть наполненное объектами пространство, поскольку для искусства эксперимент соприкосновения с ним критически важен. Должен быть контакт, а с случае с онлайн-выставками вряд ли его удастся воспроизвести. Однако мы наблюдаем, что уже множество институций открыли вакансии на должность «куратора в сфере диджитал».

По моему мнению нужны скорее не новые форматы, а исследования, каким образом искусство может мигрировать в эту область. Сперва художнику нужно глубокое понимание того, как искусство функционирует в пространстве, и только после этого возможен его перевод в цифру. Возможно, это должно быть больше политическое понимание, чем артистическое. Какие социальные изменения принесет слияние цифрового пространства и креативности?

Берлинский институт современного искусства KW (KW Institute for Contemporary Art)

Я, как куратор, остаюсь верен своим принципам, но как директор крупной институции стремлюсь с расширению и более глубокому пониманию мира вокруг нас. Моего кураторского видения может оказаться недостаточно для того, чтобы охватить возможности, которые намного шире этих устремлений. И кураторство — просто еще один аспект, но не основание для развития Института. Он вновь открылся для посетителей с 30 мая».

Делимся прекрасным в Instagram