10 знаменитых архитекторов: 10 домов-мастерских

10 знаменитых архитекторов: 10 домов-мастерских

Принципы, которые великие архитекторы декларировали в своих теоретических трудах, можно без труда определить по их собственным домам: именно частные владения служили для них полигоном для экспериментов и нововведений. Места, где жили знаменитые зодчие, повлиявшие на современную архитектуру, рассматривать так же увлекательно, как и интересоваться подробностями их частной жизни — с той лишь разницей, что эти постройки в большинстве своем уже открыты для публики и предоставляют возможность лично убедиться в том масштабе, в котором мыслили их создатели.


По теме: Самые красивые дома мира: 25 частных резиденций

Дом Виктора Ортa

Родоначальник ар-нуво Виктор Орта (Victor Horta, 1861–1947) построил этот дом для себя, и жил здесь, в брюссельском муниципалитете Сен-Жиль, с 1901 по 1919 годы. Здание строилось под его надзором три года. Даже после окончания строительства Орта продолжал вносить изменения в облик дома, в 1906 году к дому прибавился сад. Орта арендовал здание после развода, но в конечном итоге стал владельцем и постоянным его жителем. Архитектор относился к нему как к своего рода творческой лаборатории, в которой можно было оттачивать новые приемы. Дом состоит из двух сообщающихся изнутри корпусов, у каждого — свое неповторимое лицо.  Лестница, украшенная витражами, представляет собой «позвоночник» всей конструкции. Орта разделил точно пространства, отделив мастерскую и сделал незаметным присутствие слуг.

В конце XIX века движение в стиле модерн возникло как сопротивление господствующим стандартам, продиктованное классическими традициями. Архитектура имитировала ранние греческие и римские модели, которые придерживались правил точной геометрии и идеальной симметрии. Орта и пионеры стиля модерн разработали новую эстетику, которая освобождала фантазию, имитируя тонкие, текучие и извилистые движения природы. Но это был не просто эстетический подход, но и пропаганда интеграции искусства и дизайна в повседневную жизнь, чтобы сделать красивые вещи доступными и доступными для всех.

Для сторонников движения любой объект, даже самый обычный и утилитарный, может быть превращен в произведение искусства. Орта продемонстрировал это, превратив обогреватель в своем доме в декоративную колонну. Стилистическая революция, представленная в этой постройке, характеризуется и причудливым оформлением фасада, и новой открытой планировкой, и мастерским искусством рассеивания света. Оригинальную внутреннюю отделку, которую Орта скрупулезно создавал в соответствии со своими идеалами прекрасного, можно увидеть и сегодня: мозаики, витражи, мебель и настенные росписи. Сохранились даже дверные ручки и оконные переплеты. В интерьерах музея выставлены посуда и предметы, созданные Ортой и его современниками, а также масштабные модели, слепки и планы, объясняющие работу архитектора. Здание внесено в Список всемирного наследия ЮНЕСКО.

• Maison & Atelier Horta, Брюссель, 23-25 Rue Américaine.

Усадьба Фрэнка Ллойда Райта 

Одно из самых знаменитых и драматичных мест, связанных с Фрэнком Ллойдом Райтом (Frank Lloyd Wright, 1867–1959), — его родовое поместье Taliesin. Слово Taliesin означает «сияющий лоб». Название символизировало намерение Райта создать дом, который был бы не на холме, а как бы перед ним: «Талиесин» построен ниже вершины холма, не на его макушке.

Райт унаследовал землю от матери: дом-мастерскую он строил на этой земле много лет. В этом поместье, которое с годами все разрасталось, Райт разместил не только свое архитектурное бюро, но, с 1932 года, частный архитектурный вуз (ге до сих пор обучают архитектуре и выдают дипломы). При постройке дома Райт использовал местные материалы, чтобы подчеркнуть общность с ландшафтом. Желтый известняк из карьера соединили с речным песком, чтобы возвести стены Талиесина. Штукатурка для внутренних стен была смешана с сиенной, обеспечивая золотистый оттенок, отражающий пастырскую обстановку. Архитектор называл свой дом «низким, широким и уютным». Taliesin имеет много «фирменных» достижений Райта: у него консольные крыши, широкие окна и открытая планировка.

Дом дважды пережил страшный пожар, полностью его уничтоживший — в 1914 году и в 1925 году — сразу после того, как дом был возведен заново после первого пожара. Однако Райт не опускал руки — и с 1928 года снова возвел несколько построек. Райт жил, постоянно изменяя дом с помощью учеников, которых он называл «пальцами своей руки». После смерти Райта в 1959 году владение Талиесин перешло к фонду, который Райт создал в 1940 году для сохранения своего наследия. Сегодня это действующая архитектурная школа Фрэнка Ллойда Райта, где обучение ведется с мая по октябрь.

• Taliesin, США, штат Висконсин, Спринг-Грин, Каунти-роуд, 5481

«Стеклянный дом» Филипа Джонсона

Филип Джонсон (Philip Johnson, 1906–2005), который познакомил Америку с «интернациональным стилем», подтвердил принципы модернизма на примере собственной первой постройки под названием Glass House. Построивший это сооружение в 1949 году, архитектор настаивал на том, что его дизайн основан на ранних проектах Мис ван дер Роэ для дома Фарнсворта и как минимум десятке других исторических примеров, о которых он упоминал в интервью. Он также подчеркивал, что этот дом — «не контролируемая среда» и далек от идеального комфорта (очевидно, потому что там нет кондиционера). Независимо от мнения Джонсона, дом стал уникальным примером слияния с окружающей средой.  

Внутри этого уникального места, которое является историческим объектом национального достояния, все объемы доведены до абсолюта. Здесь возникает ощущение ясности чистоты, которую архитектура призвана подчеркивать, а не нарушать. План дома разделен на две части: на гостевое крыло и на полностью застекленный жилой павильон. Наблюдателю дом представляется как недифференцированный прямоугольный корпус из стекла, очерченный четырьмя стальными углами и полноразмерными дверями в центре каждой из четырех сторон.

Остекление в доме не удвоено, и с точки зрения тепла, света и акустики это решение кажется почти экстремальным. Кирпичный цилиндр поднимается над полом и проходит через плоскую плиту крыши; в нем скрыта ванная комната, а сбоку от главной жилой зоны — рабочий камин, который однако больше выполняет декоративные функции, поскольку распространяет тепло лишь на небольшую площадь. Отопление дома обеспечено электрическими элементами в плитах на полу и крыше. Количество мебели сокращено до строгого минимума. Самое удивительное свойство этого дома то, как он буквально сливается с природой. Он оборудован шторами, скрывающими яркий солнечный свет и придающими помещению интимность. Для публики дом открыл свои двери в 2007 году.

• Glass House, США, штат Коннектикут, Нью-Канаан, Понус-Ридж-роуд, 798–856

Сasa das Canoas, дом Оскара Нимейера

Оскар Нимейер (Oscar Niemeyer, 1907–2012) считается самым главным бразильским архитектором, а также важнейшей фигурой в развитии современной архитектуры. Поэт текучей пластики из бетона и бывший соратник Ле Корбюзье, он проектировал свои здания так, чтоб казалось кривые линии его архитектуры рождаются в природе и дополняют ее.

Свой собственный семейный дом Нимейер спроектировал в 1951 году, в начале творческой карьеры: с тех пор Сasa das Canoas считается одним из наиболее значительных примеров лирического модернизма в Бразилии. Здесь Нимейер жил до 1965 года, когда ему пришлось покинуть Бразилию из-за военной диктатуры. Здесь он исследовал приемы, которые успешно внедрял и в другие проекты — более поздние и более масштабные. Используя в качестве строительного языка «тропическую эротику», Нимейер деконструировал элементы архитектуры функционализма: эта конструкция с изогнутой плоской крышей, поддерживаемой колоннами из легкой стали и прозрачными стеклянными стенами, как бы «растворяет» дом в тропических джунглях. Самый нижний уровень выходит на противоположную сторону холма с окнами существенно меньшего размера. Здесь «запрятана» приватная часть: спальни, санузлы и кабинет-библиотека. В то время как наверху, за прозрачным стеклом, расположены кухня и гостиная.

Нимейер писал: «...прямые линии и углы делят и разделяют пространство, а я всегда любил изгибы, которые являются сутью окружающей нас природы. Только бетон позволяет мне управлять изгибами такого широкого размаха... Бетон обеспечивает непрерывную модуляцию пространства». Факт прочности бетона на изгиб установили довольно быстро, но лишь много лет спустя архитекторы начали использовать это свойство брутального материала.

• Сasa das Canoas, Бразилия, Рио-де-Жанейро, Эстрада-дас-Каноас, 1246

«Кабанон» Ле Корбюзье

У Ле Корбюзье (Le Corbusier, 1887–1965), самого последовательного архитектора в мире, слова с делом не расходились: он не только разработал новые стандарты жилья, но и сам жил таким образом, каким мечтал, чтобы обитало большинство людей. В своем «убежище» — летним домике  «Кабанон» (cabanon означает «хижину» по-французски) он наглядно применил принципы своей системы «Модулор». 

В этом домике на берегу моря всего одна комната размером 3,66х3,66 м и высотой 2,26 м. Избушка расположена на скале: двенадцатью метрами ниже плещется море. Здесь Корбюзье изобрел аэраторы — ныне элементы «навесной остекленной стены». Также здесь архитектор придумал и применил устройства регулирования солнечного света, обеспечивающие чистый, свежий воздух; автоматический естественный воздухообмен в течение дня и ночи и полную защиту от комаров и мошкары.

В двенадцати метрах от домика, на другой скале, есть еще одно небольшое строение 2х4 м. В одном домике Корбюзье работал, в другом отдыхал. Великий архитектор с помощью этих хижин пытался доказать, как должны сливаться «архитектура и градостроительство»: оптимальное размещение, удобная связь, восхитительные виды и природные условия, свежий воздух и регулировка температуры. Строительство подобных сооружений было во Франции запрещено, так как его габариты не соответствовали действующим нормативам.

Началось все с того, что неподалеку от виллы Эйлин Грей, где любил отдыхать Ле Корбюзье, в 1949 году местный сантехник Томас Ребутато открыл ресторанчик «Морская звезда», в котором регулярно обедал архитектор. В 1952 году с разрешения Ребутато Корбюзье пристраивает к ресторанчику помещение состоящее из жилой комнаты, коридорчика, санузла и душа. «Хижина» соединена дверью с «Морской звездой», которая становится «столовой» для Корбюзье и его жены Ивонны. Ле Корбюзье трактовал Cabanon как компактное поливалентное пространство, которое служит одновременно спальней, рабочим кабинетом и гостиной.

Ле Корбюзье написал также два декоративных панно: большое, во всю стену коридора, маскирующее дверь, соединяющую «Хижину» и «Морскую звезду», и маленькое около окна. В письме к фотографу Брассаю Ле Корбюзье писал: «Мне так хорошо в моей хижине, что, без сомнения, свои дни я закончу здесь». Слова эти стали пророческими, в 1966 во время купания в море под «Хижиной» у Ле Корбюзье случился сердечный приступ и он погиб. В настоящее время постройка принадлежит Фонду Ле Корбюзье и используется в качестве музея.

• Сabanon, Франция, Рокбрюн-Кап-Мартен.

Летний дом Алвара Аалто

Этот экспериментальный дом расположен на западном берегу озера озера Пяйянне, на финском острове Мууратсало: отсюда хорошо видна башня ратуши, построенной Алваром Аалто (Alvar Aalto, 1898–1976). Элисса и Алвар нашли подходящую землю для их семейного дома в 1927, когда ратуша Сяйятсало находилась в процессе строительства.

Площадь скалистого участка — 53650 кв.м: здесь валуны и камни, покрытые мхом, среди которых растет черника и брусника. Деревья в этом месте — типичные для финского смешанного леса: преобладают березы и сосны. В 1950-х годах на остров можно было добраться только на лодках — моста туда не было. На территории этого «Экспериментального дома», как его называл Аалто, находятся собственно дом, лесной сарай, коптильня, баня и лодочная станция под название для Nemo propheta in patria (так архитектор хотел подчеркнуть связь своего творчества с родиной). Главный дом, состоит из главного корпуса (1952) и дополнительного крыла (1953).

Г-образное главное здание и стены окружают внутренний двор, который открывается на юг и запад. Во внутреннем дворе фасадная отделка дома меняется от оштукатуренных стен, окрашенных в белый цвет, до красного кирпича: так архитектор исследовал декоративные возможности облицовочного кирпича, укладывая его 50 разными способами. На этом Аалто не остановился: он задумывал обойтись без фундамента, использовать кирпичи произвольной формы и другие новшества, однако воплощен был только один план: у гостевого домика действительно нет фундамента.

• Experimental House, Финляндия, озеро Пяйянне, остров Мууратсало

Вилла Альберта Фрея

Резиденция, которую архитектор Альберт Фрей  (Albert Frey, 1903–1998) построил для себя над скалистым склоном в Палм-Спрингс, была совсем недавно полностью восстановлена. Владелец, который купил этот дом в 1970-х годах, провел последние два года, работая над ремонтом. Таким образом вилла максимально приблизилась к первоначальному дизайну.

Эта постройка считается апогеем архитектурной практики Фрея. Архитектор с европейскими корнями, который всю жизнь стремился переосмыслить концепцию городского пейзажа, в Palm Spring основал новое направление в дизайне: «пустынный модернизм». Его проекты были основаны на интеграции зданий в ландшафт. Он черпал вдохновение из цветов и текстур и легко вписывал архитектуру в скалистую топографию. Его виллы были практичны и располагали к отдыху; их экстерьер проектировался с особым тщанием, а интерьеры были чрезвычайно удобны. Сейчас сложно представить, что отец-основатель «жаркого» калифорнийского модернизма родился в снежных горах Швейцарии: однако Фрей всегда настаивал на тесной взаимосвязи теоретической архитектуры и практики.

Инновационный Albert Frey House II настоящее олицетворение пустынного модернизма и изобретательности его автора. Этот дом, созданный в 1964 году на площади 74 кв.м, имеет длинную, низкую и линейную форму: это было нужно для создания стеклянной и стальной конструкции, соединенной с натуральным камнем для лучшей интеграции в ландшафт горы Сан-Хасинто. Планы этого дома считались надуманными — регулирующие органы в Палм-Спрингс-Сити-Холл называли их «сумасшедшими», однако предоставили Фрею разрешение на создание шедевра.

Огромные окна позволяют свету беспрепятственно проникать в дом и открывают захватывающий вид на горизонт. Цвета интерьера вдохновлены экстерьером: потолки окрашены в небесно-голубой цвет, а желтый оттенок цветка Encelia, типичного для этой местности, используется для штор. Сам Фрей говорил о доме: «Больше всего мне нравится здесь контраст между натуральным камнем и высокотехнологичными материалами». По сути он взял непригодную для жизни местность и сделал ее выдающейся резиденцией с помощью архитектуры. Frey House II также считается первым домом, который спроектирован таким образом, чтобы оказывать минимальное воздействие на окружающую среду.

• Albert Frey House II, США, штат Калифорния, Палм-Спрингс, Уэст-Палисейдс-драйв, 686

Дом для Ванны Вентури, Роберта Вентури

Дом-манифест, в котором все устроено вразрез с общепринятой архитектурной нормой. Он стоит в Честнат-Хилл, штат Пенсильвания, на плоском, окруженном деревьями участке, Роберт Вентури (Robert Venturi, 1925–2018) спроектировал и построил дом для своей матери в период с 1962 по 1964 год, а потом стал жить там сам. Именно в этом проекте он воплотил все свои убеждения, а также связанные с их обретением сложности и противоречии (впоследствии он также написал книгу «Сложность и противоречие в архитектуре»).

Крохотный пятикомнатный особняк, едва достигающий девяти метров в высоту, оказался настоящим яблоком раздора в истории архитектуры прошлого столетия, разом перечеркнувшим все традиции великих модернистов — Миса ван дер Роэ, Ле Корбюзье и их последователей. А историк архитектуры Винсент Скалли назвал его «самым большим маленьким зданием второй половины ХХ века».

У Вентури было шесть полностью проработанных версий дома. Окончательный же вариант стал известен как первый пример постмодернистской архитектуры. Большинство критиков обычно считают последовательность в архитектуре важным аспектом дизайна. Однако в доме Ванны Вентури Роберт Вентури пошел по дороге менее путешествовал и проверил сложность и противоречие в архитектуре, восставая против модернистской нормы. Почти полная симметрия в плане, двускатная крыша вместо плоской, запутанное нагромождение объемов, вольная трактовка классических мотивов (эти принципы позже воплотятся в архитектуре 1980-х годов).

Vanna Venturi House, США, штат Пенсильвания, Филадельфия, Миллман-стрит, 8330

Дом Йорна Утсона

Ни капли бетона, никакой внутренней отделки. Голая каменная кладка, солнце и монументальное воплощение гармоничных пропорций. Минимализм. Вдали от проторенных троп и туристической суеты Майорки датский архитектор Йорн Утсон (Jørn Utzon, 1918– 2008) построил летний дом для себя и своей семьи и назвал его в честь своей жены Лис. Построенный в 1970-х годах, этот объект в настоящее время считается символом архитектуры XX-го века и открыт для посещения: ремонтные работы в нем завершились в 2011 году.

Оригинальность Can Lis таится в переосмыслении традиционных для Майорки строительных методов и использовании местных строительных материалов. Крепкие стены из пыльного розового камня, добытого в карьере в соседнем городе Сантаньи, защищают дом с улицы. Здание расположено рядом с откосом на спокойном участке береговой линии.

Все стены дома очень крепкие и скорее похожи на крепость, а окна глубоко утоплены; Утсон хотел, чтобы семья чувствовала себя защищенной внутри дома. Комнаты расположены в виде ряда павильонов, соединенных переходными внутренними дворами и ступеньками, выстроенными в линейную структуру: таким образом можно любоваться океанскими видами. Постройки обладают различными функциями: есть зона для приготовления пищи, гостиная и спальни. Архитектору было важно разделить частное и общественное пространство.

• Can Lis, Испания, Майорка, Порто-Петро, Каррер-де-Са-Митха-Йуна, 77

Дом Фрэнка Гери

Считается, что архитектура деконструктивизма началась с этого дома Фрэнка Гери. Дом, который Фрэнк Гери (Frank Gehry, р. 28.02.1929) создал для себя и своей жены Берты в 1978 году в центре Санта-Моники, и который он обновил в начале 1990-х годов, помог создать ему репутацию одного из самых заметных зодчих и мастеров постмодернизма.

Перед приобретением Гери составил список плюсов и минусов своей недвижимости. Среди положительных моментов были: зеленая кровля, розовая асбестовая черепица, фанерные стены внутри, расположение углового участка, ряд высоких ливанских кедров вдоль северной линии здания и гигантский молочайный кактус на заднем дворе. Он отметил только один недостаток: «Квартал заполнен квартирами».

Эта конструкция из стекла, фанеры, гофрированного металла, которая вскоре появилась в центра старого квартала, была провозглашена иконой дизайна сразу после постройки. А сам архитектор провел в этом доме несколько счастливых десятилетий. Гери и его жена воспитали там двух сыновей, а семье пришлось относиться с пониманием к многочисленным туристам и студентам-архитекторам, которые приходили поглазеть на эту великолепную постройку к большому неудовольствию респектабельных соседей.

Разумеется, работы Гери значительно эволюционировали со времени постройки дома в Санта-Монике, построенном задолго до музея Гуггенхайма в Бильбао и здания Фонда Louis Vuitton в Париже. Этот дом был своего рода конструкторской лабораторией раннего этапа его карьеры, когда у архитектора было не очень много денег: Гери хотел, чтобы новый дом отражал его текущие формальные интересы

• США, штат Калифорния, Санта-Моника, 22-я улица, 1002

Будьте в курсе первыми с нашим Facebook