Фрэнсис Султана (Francis Sultana): любимый декоратор миллионеров

Фрэнсис Султана (Francis Sultana) в моде. Интерьер от этого декоратора — своеобразный маст-хэв в сообществе миллионеров; по оценкам специалистов, цена его проектов начинается с 500 тыс. фунтов стерлингов. Не менее, чем автор интерьеров, он знаменит в качестве дизайнера (известные коллекции — Homage to the Art Deco, Munira, Celia). Проектирует мебель, даже при беглом взгляде на которую становится очевидно: эти вещи стоят дорого.

Фрэнсис родился и вырос на острове Гоза, который входит в состав Мальты. Он вспоминает, как совсем крохой сидя на полу любил перерисовывать планы домов из интерьерных журналов. А в пять уже заказал в библиотеке альбом Фрэнка Ллойда Райта. Сегодня Султана живет в Лондоне, оформляет резиденции, бутики фэшн-марок, управляет благотворительными балами Arts Ball, арт-директорствует в дизайн-галереях David Gil (их директор Дэвид Гилл — его партнер по бизнесу и жизни). Работает по самым дорогим адресам. Представляем два проекта мэтра — в Лондоне и Нью-Йорке. А также его рассказ о своем кредо и предпочтениях.

«Роскошь сегодня — это высочайшее качество в сочетании с интеллектом и проявлением индивидуальности. Поэтому в интерьере столь велика роль искусства и галерейного дизайна. Их назначение — побудить вас к самовыражению, показать свой вкус и движение мысли. Нередко я выступаю в роли наставника: например, убеждаю своих клиентов в прелести необарокко и склоняю приобрести кресло от Маттиа Бонетти. А в другом проекте — рекомендую заказать деконструктивистский шкафчик у Захи Хадид.

Признаюсь, я не в восторге от гнутой фанеры. Предпочитаю ценные породы древесины, пергамен, кожу, бронзу. Хотя в данный момент отмечаю у себя тягу к «бедным» фактурам, например тканям из африканской рафии. Еще мне нравятся звериные принты, но только не в натуральных, а в привнесенных цветах. Например, «тигр» и «леопард» в изумрудном или алом. В моих интерьерах всегда  много белого цвета, но еще больше я люблю серый. Один из  проектов я так и назвал: «50 оттенков серого». Меня радует, что люди постепенно отходят от размытого бежевого — скучнее него ничего и представить нельзя.

Кресла Bodil с голубой обивкой из меха кидассии. Автор — Фрэнсис Султана.

Интерьер должен быть сложным и одновременно уютным — комфортным для жизни. При всем том, что я делаю статусные проекты, много внимания уделяю практическим компонентам. Например, системам хранения. Заказчики обычно забывают о таких «мелочах», приходится напоминать.

Талант для декоратора важнее приобретенного образования. Если мы вглядимся в историю профессии, то увидим, что лучшие авторы интерьеров никогда не обучались специально, зато обладали неповторимым почерком и мощной креативной силой».

Француз М. Бонетти — один из любимых дизайнеров Ф. Султаны и герой этого интерьера: в гостиной можно видеть его столик DW2', торшер Metropolis и кресла Bond. За окном виден фрагмент витиеватой решетки, она повлияла на дизайн апартаментов.

«Роскошь — это высочайшее качество в сочетании с интеллектом и проявлением индивидуальности». 

Свой первый проект в Нью-Йорке Фрэнсис Султана оформил в районе Нохо (название представляет собой аббревиатуру от North of Houston, то есть «к северу от улицы Хаустон»). Нохо известен своей тишиной, многомиллионными лофтами, а также зданием, построенным швейцарским дуэтом Herzog & de Meuron на Бондстрит — именно в нем располагаются трехуровненвые апартаменты, к которым приложил руку и голову Султана. Постройка причудлива: четкая разлиновка фасада сочетается с витиеватой решеткой в духе Гауди в основании. Схожая двойственность присутствует и в интерьере: Султана соединил четкую геометрию с вычурными линиями. «Эти апартаменты являются для меня олицетворением Нью-Йорка: тщательно отредактированная смесь контрастов».

В современной «коробке» Ф. Султана разыграл тему необарокко. Тон задают два кресла Bond от М. Бонетти. Название символично: дом располагается на Бонд-стрит. На аукционе Christie’s в декабре аналогичная модель ушла за 35 тыс. долл.
Строгой геометрии дивана, созданного Ф. Султана, противостоит прихотливая форма столика дизайна М. Бонетти. Как принято в богатых американских домах, пол занят ковром, изготовленным по индивидуальному заказу.
Проект в Нью-Йорке. Cтоловая открыта во внутренний двор. Стулья, диз. Ф. Султана, стол Garouste & Bonetti, на стене зеркало работы Т. Чиппендейла (XVIII в.). Сооружение художника У. Рондиноне отделяет столовую от кухни.

Хозяйская спальня. Кровать и столик по эскизам Ф. Султаны.

Заказчики — большие ценители галерейного дизайна и арта, неудивительно, что они обратились к единомышленнику Султане. Каждый предмет был придирчиво отобран декоратором в галереях Европы и Америки, некоторые заказаны известнейшим авторам, таким как Маттиа Бонетти или Уго Рондиноне. В результате в интерьере сложилась уникальная коллекция, которая привела к сотрудничеству с аукционным домом Christie’s. Аналогичные предметы, в общей сложности 23 лота, были проданы на специальных торгах. Самая дорогая вещь — комод Kawakubo, работа Элизабет Гаруст и Маттиа Бонетти 1994 года (эстимейт 70–100 тыс. долл.) 

Продуманная подсветка оживляет сад с наступлением темноты.

Яркая особенность апартаментов в Нью-Йорке — внутренний двор. Автор проекта максимально раскрыл интерьер в его сторону: сквозь стеклянные раздвижные перегородки открывается вид на зеленую лужайку, настоящее чудо в закамененном мегаполисе.

Светодиодная подсветка лестницы — дань технологиям XXI века. Облицовка фасадов шкафов из листового серебра — дань традициям. Cправа фигура на зеркале — работа М. Пистолетто.

Еще один интересный проект декоратора располагается в Белгравии — самом престижном районе викторианского Лондона. Домами здесь с XVII века владеет семья Гровеноров, герцогов Вест-минстерских.  Таунхаус, который Фрэнсис Султана оформлял для заказчика-коллекционера, неплохо сохранил атрибуты старины: мраморную лестницу с бронзовой решеткой, камины, деревянные двери и лепные карнизы. Декоратор отдал предпочтение белому цвету для стен, что сделало интерьер свежее и современнее. Не пожалел богатых отделок, например листового серебра. Мебель выбрал достаточно лаконичных форм, есть даже модернистская классика XX века. Султана знает: контрастные оболочка и наполнение подчеркивают значимость друг друга. 

Гостиная в Белгравии: диван и банкетка, диз. Ф. Султана. Винтажное кресло Дж. Понти. Справа на переднем плане шкаф Flowers in the Air, Garouste & Bonetti, 1994, David Gill Editions. Рядом скульптура Kate, М. Куинн. Черно-белая работа: К. Вул.
Кухня в Лондоне. Мебель Minotti Cucine, варочная поверхность Wolf, барный стул, диз. Ф. Султана.

Теги:
Автор:
Фото:
предоставлены пресс-службой дизайнера