Элен Нгуен-Бан (Hélène Nguyen-Ban): дом как арт-галерея

Элен Нгуен-Бан (Hélène Nguyen-Ban): дом как арт-галерея

Парижский триплекс коллекционера Элен Нгуен-Бан (Hélène Nguyen-Ban) — образец жилья, решенного в типологии арт-галереи. Интерьер поражает концентрацией интересных работ и изысканным минимализмом. Элен Нгуен-Бан — красавица, страстный коллекционер, завсегдатай международных ярмарок современного искусства. Ее отец — вьетнамец, происходит из старинного рода мандаринов. Мать — из Эльзаса. Детство Элен провела в Африке, переезжая за родителями из страны в страну. А когда настало время выбирать университет, переехала в Париж, чтобы получить бизнес-образование. Несколько лет работала в командах Louis Vuitton (арт-директор женской линии prêt-â-porter) и Nina Ricci. А год назад стала совладелицей амбициозной галереи VNH.

Хозяйка дома Элен Нгуен-Бан. Над лестницей видео Yeux Д. Гордона.

Элен поручила дизайн пространства Эллиотту Барнсу (Elliott Barnes Interiors), известному американцу, соратнику Андре Путман, который с 1997 года делает люксовые интерьеры в Америке, Франции, Германии, Австрии, России и Японии. Барнс адекватно уловил идею заказчицы. «Моя коллекция — результат навязчивого желания иметь все больше произведений и жить вместе с ними. Все они дороги мне как семейные портреты, — говорит хозяйка дома. Чтобы разместить мои сокровища, Эллиотту пришлось два зала почти полностью очистить от мебели». Но пустота этому дому очень кстати. Ничто не отвлекает Элен от любимых работ. 

Работа над парижской квартирой велась в течение многих лет.  Триплекс находится в здании с богатой историей: в XIX веке здесь располагалась типография, двадцать лет назад первый этаж занимала мастерская испанского художника.  Элен искала произведения искусства, обдумывала расположение картин, скульптур, объектов дизайна в пространстве, как это делают опытные сценографы. Главной задачей было добиться того, чтобы коробка — стены и полы — не спорила с произведениями, не убивала их.

Будучи наполовину вьетнамкой, Элен отлично чувствует и понимает искусство современных художников-азиатов. Одним из первых ее серьезных приобретений стал «Семейный портрет» китайского художника Чжан Сяогана. Эта работа задала дух и уровень всей коллекции, а та, в свою очередь, определила образ интерьера. Есть у Элен работы китайского скульптора Чжан Вана, а также Джао Удзи — парижанина китайского происхождения, представителя так называемой новой парижской школы. Тронули сердце галеристки и работы модных сегодня южнокорейских художников. Рядом с китайцами появились сеульские знаменитости — красный «Муравейник» Ма Ана, стеклянно-жемчужная инсталляция Ли Буля, мобиль Чо Ю-Рама.

 

Технический музейный свет еще больше подчеркивает сходство комнат квартиры с галерейными залами. Скульптура Э. Гормли. За «Свадебным платьем» А. Кифера — полотно П. Сулажа.

Коллекция Элен Нгуен-Бан — образец собрания, которое формируется с полным приоритетом личного выбора. Элен покупает не «художников», а «работы художников». Таким образом у нее в коллекции соседствуют знаменитые французские скульпторы Роден и Камилла Клодель, в пространстве одной квартиры диалог ведут Пьер Сулаж и Роберт Мэпплторп, Георг Базелиц и Ансельм Кифер, Эрвин Вурм и Дэн Браун, Энтони Гормли и Дэмиен Хёрст. Особый шик коллекции придают видеоинсталляции. В столовой гости смотрят шедевр Билла Виолы, на лестнице висит Yeux Дугласа Гордона, в спальне хозяйка созерцает видео Сандерсона. При таком удивительном разнообразии имен в коллекции есть сквозная тема — тело (работы Брауна, Гормли, Мэпплторпа) и отсутствие тела («Свадебное платье» Кифера, «Костюм» Вурма).

На стене Amnesia and Memory из «Семейной серии» — автор Чж. Сяоган. Металлическая глыба — работа Чж. Вана. Cкульптура из стекла и жемчужин южнокорейского художника Ли Буля. Кресла, диз. П. Жаннере.

Чжан Сягоан — суперзвезда современного китайского искусства. Его работа «Длящаяся вечно любовь» продана на аукционе Sotheby’s за 10 млн долларов. Принадлежит к посттяньаньмэнской группе художников. Мастер из поколения, которое впервые обратилось к западному искусству, стало внимательно его изучать и использовать, пропуская через собственный менталитет и культурную традицию. Работает сериями, среди которых самая знаменитая — Bloodline. Big Family — крупноформатные изображения, написанные в монохроме, напоминающем черно-белую пленку старых фильмов и старые фотографии. Портреты без конкретных имен, заколдованные китайцы и китаянки, смотрящие на мир остановленным взглядом.

Теги:
Автор:
Фото:
Didier Delmas