Архитекторы «Ардепо»: гармоничный дом

Архитекторы Павел Абрамов и Ольга Калина (бюро «Ардепо») провели реконструкцию. Проблемное здание превратили в совершенное.

«Красивый дом — такого словосочетания в моем лексиконе нет, — говорит архитектор Павел Абрамов. — Я говорю «логичный», «гармоничный», «соответствующий контексту». Ни один архитектурный объект сам по себе, вне контекста, существовать не может».

Балкон второго этажа одновременно является навесом над галереей. Галерея помогла решить проблему объединения двух объемов. Опоры — из крашенного в массе декоративного бетона. На полу — доломит.

Проект, на который его пригласили, явно находился в конфликте с окружением. «Там всё было отвратительное, начиная с планировки и кончая цветом. Заказчики купили участок на Николиной Горе уже с домом. Мечтали проводить здесь выходные. Место красивейшее, фактически часть леса, но в нем почему-то оказалась постройка, выкрашенная в салатовый, розовый и желтый цвета — три не связанных объема под одной крышей. Это надо было видеть». Заказчики дом сносить не хотели (хотя, как показало время, это было бы проще, быстрее и дешевле). Решили перестраивать.

Вид на дом с востока. Вход в гостевую зону. Справа — большое окно гостевой комнаты. Круглое окно слева — хозяйская спальня. Фасад обшит тонированной лиственницей.
Терраса покрыта термоясенем: термически обработанное дерево не деформируется.

«Вообще,  любая реконструкция — неблагодарное занятие, — считает Павел. — Надо включиться в уже существующую идею, подогнать ее под новых хозяев, а ведь это абсолютно другие люди. А здесь еще приходилось решать множество технических проблем. Невозможно рентгеном просветить весь дом, а, как выяснилось, он был выстроен некачественно. Возникающие в процессе работ неприятности влияли на конструкцию.

Комната старшей дочери. Кровать Poliform, ковер The Rug Company, торшер Moooi. Тумба изготовлена по спецзаказу.

В доме была масса ненужных коридоров и холлов, а функциональных помещений не хватало, притом что площадь — достаточная (700 м). Это издержки плохой планировки. Когда получается организовать внутренний сценарий жизни, то все бесполезные комнаты исчезают автоматически. А на стержень правильной структуры легко нанизывается все остальное».

Гостиная. «Раньше потолок не заворачивался, а просто под углом врубался в стены напротив. Пришлось менять конфигурацию несущих балок, укреплять их, загибать». Диван, столик Flexform.

Планировка и конфигурация изменились, но несущая основа осталась. Дом одели в декоративную оболочку. Как костюм, сшитый хорошим портным, она камуфлирует недостатки «фигуры». Старые стены находятся за обшивкой из лиственницы, прежняя кровля — под новой, из меди. Большие окна до пола стирают барьер между интерьером и экстерьером. «Хотелось затянуть природу в дом». Реконструкция «дачи» оказалась столь удачной, что заказчики подумывают переселиться сюда из Москвы. Их можно понять. 

Отделанная дубом лестница ведет на второй этаж. Справа — дверь в спальню. Свет из окна освещает ступени, в нижнюю часть стены встроена подсветка. Стены в фактурной покраске бликуют жемчужными отблесками.

Много усилий было потрачено, чтобы новую планировку увязать с уже имеющейся конструкцией. Например, камин был раньше встроен в перегородку. Ее снесли — и он оказался в центре. «Ни положение, ни размер камина изменить я никак не мог, был привязан к дымоходу, к фундаменту». Теперь топку обрамляют две монолитные несущие колонны, на которых держится фактически весь второй этаж. Их маскирует облицовка. 10-миллиметровый прокатный лист, не обработанный, а лишь покрытый лаком, создает великолепную, выразительную фактуру.

Гостиная, столовая и кухня представляют собой единое пространство. «Вообще-то мне не очень нравится идея присоединения кухни в загородном доме, — говорит Павел. — Здесь все-таки более размеренный, спокойный образ жизни, чем в городской квартире, и кухня скорее производственное помещение. Но заказчица настояла на интеграции. Семейные завтраки и ужины проходят за кухонным островом, а за обеденным столом собираются с гостями».

К гостиной примыкает зона столовой. Здесь собираются с гостями (семейные завтраки и ужины проходят в кухне). Стол и стулья Ceccotti Collezioni, люстра Terzani. На стенах — покраска сложного серого тона.

По словам архитектора, он не хотел создавать глухо закрашенные «туповатые плоскости». Стремился получить объем, нюансы цвета, фактуру, чтобы стена не выглядела офисной. В результате выбрана многослойная декоративная покраска. Светлые фрагменты богатых оттенков соединяются с темными. Это усложняет пластику стен, обогащает архитектуру.

Спальня младшей дочери. Архитектор признается, что «долго мучался со стеной». Ей придали сложную фактуру — темная краска будто стекает вниз по светлой поверхности. Кровать Giorgetti.

«В бассейне всегда есть проблема повышенной влажности. Ее надо «уводить». В данном случае инженеры наделали на потолке множество решеток, отверстий, воздуховодов. И чтобы потолок не выглядел израненным, в заплатках, я решил сделать одну большую решетку. Она располагается точно над чашей, проецируется на воду. И воспринимается как декоративное решение потолка. Что подтверждает: если решение грамотное и функциональное, то оно часто логичным образом оказывается декоративным». 

Бассейн по просьбе заказчиков украшен мозаичным панно Sicis. Решетка на потолке маскирует вентиляционные отверстия. Ее лаконичная геометрия уравновешивает пышный цветочный узор.
Бассейн. Его увеличение было одной из главных задач реконструкции. Теперь длина дорожки — 18 м.

«Очень трудно выбирать мебель. Стеллажи, шкафы, тумбы именно такого размера, как нужно в данном помещении, сложно найти среди стандартных моделей. Многое приходится изготавливать на заказ. Чего я никогда не делаю по спецзаказу, так это диваны. У итальянцев отработанные технологии, серьезный опыт. Например, мне нравятся модели Flexform: удобные, служат долго, и, что ценно, они настолько нейтральные, что их можно ставить в любой интерьер». 

Рядом с бассейном располагается гидромассажная ванна. Мозаичное панно, которым отделана стена, красиво спускается под воду.

Теги:
Автор:
Фото:
Frank Herfort