Квартира журналистов в итальянской Брешии

Антонио Лодовико Сколари и Кристиан Пиццинини в своей гостиной.

Антонио Лодовико Сколари и Кристиан Пиццинини поселились в Брешии в здании XIII века. Из окон их квартиры открывается вид на объект всемирного наследия ЮНЕСКО.

Все больше итальянцев (как и людей во всем мире) работают вне офиса. Это значит, что они могут отказаться от жизни в полном стрессов мегаполисе и подыскать себе более приятное место. Или еще лучше — предаться кочевничеству.

Бронзовая скульптура работы брешианского художника Р. Визани «Без названия» органична на стене старинного палаццо и одновременно омолаживает его.

Именно так поступили Антонио Лодовико Сколари и Кристиан Пиццинини, журналисты и владельцы собственного пиар-агентства. Используя в качестве рабочих инструментов исключительно смартфоны и ноутбуки, они делят время между квартирами в Брешии и в Париже и домиком на горнолыжном курорте Альта Бадья в Доломитовых Альпах. Четвертый адрес — в Апулии на юге Италии.

На каминной полке — произведение П. Торела. Приобретено в Galleria Massimo Minini (Брешия). Рядом тотемы Э. Соттсасса. Слева у стены — тарелки по эскизам Джо Понти.

Что касается Брешии, то здесь они выбрали один из самых живописных кварталов старого города: рядом с древнеримским храмом Веспасиана (I в. до н. э.), являющимся объектом Всемирного наследия ЮНЕСКО.

Шары на полу — инсталляция А. Сколари. Кресло, диз. Ч. и Р. Имз.
Скульптура из дерева: М. Баньоли.
Высокие полотнища белой струящейся ткани выглядят торжественно и современно. В интерьере собраны предметы разных эпох: от венецианского зеркала XVIII в. до столика из гнутых металлических трубок, который спроектировала Э. Грей.

Здание, в котором Антонио и Кристиан приобрели жилье, также достойно восхищения и пиетета. Оно было построено в XIII веке, спустя три столетия расширено и в 1723 году снова обновлено. Фризы отмечены гербом семейства Угони-Пьяццони, которые владели домом до 1800 года. Именно к тому периоду относятся прекрасно сохранившиеся росписи на стенах и потолках. Как и другие свои дома, этот Антонио и Кристиан обставили и оформили сами, без чьей-либо помощи. Они увлечены декораторским искусством. И не исключают, что эта страсть может стать профессией. 

Из окна открывается вид на древнеримский храм Веспасиана (1 в. до н. э.

Как говорят хозяева, уважение к прошлому стало их философией. Оно выразилось не только в бережном сохранении старинных элементов — дверных полотен, потолочных балок, керамических полов, оконных рам, золоченых карнизов. Но также в том, что для наполнения интерьера были выбраны подчеркнуто скромные вещи.

Вокруг стола Tulip дизайна Э. Сааринена — винтажные стулья Medea, автор В. Нобили (1955), их выпускала фабрика Fratelli Tagliabue. Люстра Fil de Fer, Catellani & Smith.
На столе Tulip дизайна Э. Сааринена — керамический тотем Э. Соттсасса.

Здесь нет ни дворцового антиквариата, кроме разве что пары зеркал, ни бархатных драпировок — вместо них на окнах белые струящиеся занавеси. Лаконичные линии, современные материалы и сдержанные цвета не составляют конкуренцию историческому декору, а уступают ему первый план. Что говорит о блестящем вкусе, чувстве меры и модных тенденциях у хозяев.

Кухню украшает полотно А. Рида из галереи A Palazzo (Брешия). Коврик на полу перекликается с ней цветом.

Квартира изначально была богата декором и не нуждалась в украшательстве. Единственное, в чем Антонио и Кристиан позволили себе вольность, так это в коврах. Как правило, небольшие по размеру и орнаментальные, они очень оживляют пол из неглазурованной керамической плитки. Один в гостиной подхватывает узором роспись дверного полотна, другой перекликается красными линиями с современной абстракцией на кухне, третий в столовой вторит черно-белой графике скульптурного тотема Этторе Соттсасса.

Орнамент ковра на полу перекликается с росписью дверного полотна. Хозяева дома гордятся своей декораторской находкой и специально разместили коврик так, чтобы сходство было очевидным.

Мода на дизайн середины ХХ века захватила Европу и мир. Эти вещи, благородные в своей простоте, если не сказать бедности, великолепно дополняют роскошные дворцы. Любимая модель Антонио и Кристиана — стул Medea. Он был спроектирован в 1955 году Виктором Нобили для фабрики Fratelli Tagliabue, а через год получил «Золотой циркуль — самую престижную дизайнерскую премию Италии. Медею (в отличие от хрестоматийных моделей Ээро Сааринена или супругов Имз) не часто встретишь в интерьерах. Созданные в русле тогдашних экспериментов с гнутой фанерой, эти стулья на тонюсеньких ножках, внешне хрупкие, отличаются эргономичностью (хотя такого слова тогда еще и не знали). Они столь хороши, что хозяева поставили их и вокруг стола, и у стены в гостиной.

Для спальни Антонио и Кристиан выбрали настольную лампу, ставшую классикой дизайна. Это светильник Tolomeo марки Artemide, диз. М. де Лукки и Дж. Фассина. 1987.

Небольшую (население ок. 190 тыс.), Брешию охотно выбирают для жизни интеллектуалы и богема: город находится всего в 80 км от деловой столицы Италии Милана, а жизнь в нем комфортнее и дешевле. Где есть спрос — непременно появится предложение: в Брешии имеются арт- и дизайн-галереи европейского уровня. Так что значительную часть работ для своего дома Антонио Сколари и Кристиан Пиццинини покупали, можно сказать, на соседней улице. 

Орех из черного мрамора — скульптура Р. Визани.
В коллекции хозяев — вазы Barovier & Toso, по эскизам Л. Тальяпьетры и К. Скарпы.

Теги:
Автор:
Фото:
Helenio Barbetta / photofoyer