Фрэнсис Султана: дворец на Мальте

На третьем уровне гостей буквально ошарашивает гигантская настенная скульптура Michael Jackson and Bubbles авторства Пола Маккарти, а также световая скульптура Олафура Элиассона.

«Декоратор миллионеров» Фрэнсис Султана обживает мальтийский дворец XVI века. Как проходила реставрация, он рассказал  ИНТЕРЬЕР + ДИЗАЙН.

«О дворце я мечтал всю жизнь. Мое детство прошло на Гозо, острове по соседству с Мальтой, и каждый раз, приезжая в столицу Валетту, я бродил по ее улицам, присматривая, где бы хотел жить. Валетта — уникальное место. В 1830 году будущий премьер-министр Соединенного королевства Бенджамин Дизраэли описал ее как «город дворцов, построенных джентльменами для джентльменов».

Лестница закручивается вокруг неоновой инсталляции Джейсона Роудса и ведет в приватные апартаменты. Современное искусство и барочный декор — модная коллаборация.
Cкульптура Евы Ротшильд. Скульптура-светильник Олафура Элиассона.
Лестница закручивается вокруг неоновой инсталляции Джейсона Роудса и ведет в приватные апартаменты. На стене работа Евы Ротшильд.

И вот мои мечты осуществились: 12 лет назад я приобрел грандиозное здание XVI века, построенное для рыцаря-иоаннита Франческо де Торреса. Он пустовал со времен Второй мировой войны, когда большинство жителей предпочли укрыться от бомбежек в сельской местности. Дворец сохранил оригинальные барочные детали. Больше всего меня поразило в нем наличие внутреннего двора: в городе площадью менее 1 кв. км это настоящее чудо.

Аутентичные потолочные балки стали основой для инсталляции Даниэля Бюрена. Коктейльный столик, кресла, светильники, консоль — всё Маттиа Бонетти. Диван дизайна Фрэнсиса Султаны в ткани Dedar. Низкие сиденья усиливают восточный колорит.
Гостиная залита светом. Консоль, кресла, светильники дизайна Маттиа Бонетти. Диван Фрэнсиса Султаны в ткани Dedar. Мраморные приставные столики братьев Кампана.
Гостиная залита светом. Традиционные мальтийские балконы прорезают стены высотой почти 9 метров. Консоль, кресла, светильники дизайна Маттиа Бонетти. Диван Фрэнсиса Султаны в ткани Dedar. Мраморные приставные столики братьев Кампана.
Один из салонов. Диван, пуфы и стулья спроектировал Фрэнсис Султана. Настольная лампа Garouste Bonetti, торшер дизайна Маттиа Бонетти. На стене триптих Фрейваса Бэзова.
Гостиная. Диван, пуфы и стулья спроектировал Фрэнсис Султана. Настольная лампа Garouste & Bonetti. На стене работа Фрэнсиса Бэкона.
Для кабинета Султана спроектировал стеллаж из бронзы во всю стену. На полках керамика Эндрю Лорда и Жана Кокто. Стол дизайна Маттиа Бонетти, стулья в бархате Luigi Bevilacqua.
Один из гостевых сьютов. Приватная гостиная. Стол дизайна Маттиа Бонетти — одного из любимых авторов хозяина дома.

Подобные дворцы на Мальте — своего рода гигантские гарсоньерки: они построены для одного рыцаря и его многочисленных слуг. Правда, там была скрытая комната для наложницы с потайным ходом в спальню хозяина.

Комод Маттиа Бонетти. Стулья 1930-х. На стене работа Евы Ротшильд.

Как только я со своим партнером Дэвидом Джиллом увидел дворец, то сразу мог сказать, что в нем требовалось отреставрировать, заменить или добавить. Но поскольку Валетта признана объектом всемирного наследия ЮНЕСКО, то получить разрешение на перепланировку старинного дворца  невероятно сложно. Главное — терпение. Мальта не то место, где все происходит быстро, она очень отличается от Нью-Йорка, Лондона и Москвы. Согласования и работы продолжались более 10 лет. В итоге мы создали интерьер, который достоин здания, в то же время отвечает запросам XXI века. У нас даже есть бассейн и лифт.

Стены столовой украшены позолоченными Мальтийскими крестами и башнями — дизайнер подчеркнул местный колорит. Стулья дизайна Маттиа Бонетти, стол Garouste & Bonetti.
Стены столовой украшены позолоченными Мальтийскими крестами и башнями — дизайнер не мог обойти местный колорит. Стулья дизайна Маттиа Бонетти, стол Garouste & Bonetti.

Как я обычно работаю? Смотрю на здание, потом — на клиента и его образ жизни. Но ведь в данном случае клиентом был я сам! Мне нравятся ткани Dedar and Hermès — из них предстояло выбрать такие, что хорошо работают при разрушительно-ярком солнце Мальты и подходят к основе XVI века. Я люблю фактуры больше, чем орнаменты: у меня есть коллекция современного искусства, и на фоне орнаментов она потерялась бы. Арт чрезвычайно важен в этом интерьере, он привносит в него динамику и жизнь — я не хочу существовать в прошлом. 

Гостевая спальня. Кровать спроектировал Фрэнсис Султана.
Гостевая спальня. Принт Франческо Клементе размещен над письменным столом дизайна Султаны. Кресло Bonacinа 1889. Текстиль на окнах: Loro Piana.
Один из гостевых сьютов. Всего их во дворце три.
Одна из спален. Кровать дизайна Фрэнсиса Султаны, ковер Garouste & Bonetti, дизайн лампы: Николас Хэслем.

Мне повезло: я работал с потрясающими ремесленниками, которые изготовили немало вещей на заказ. Например, лепнина в столовой копирует декор в соборе Святого Иоанна — одного из самых впечатляющих памятников Мальты. В нем похоронен бывший хозяин дворца Франческо де Торрес — думаю, я нашел достойный способ почтить его память. В своем доме я не только расслабляюсь, но и много работаю.

Терраса — любимое место хозяина дома. Мебель на алюминиевом основании: Tectona. Коктейльный столик спроектировал Султана.
С террасы можно наблюдать за жизнью города и порта. Мебель на алюминиевом основании: Tectona. Коктейльный столик спроектировал Султана.
Новому хозяину дворца удалось согласовать с инстанциями сооружение подземного бассейна. Он отделан характерным для Валетты местным известняком. На стене маски сербского художника Джордже Озболта.
Терраса спроектирована как череда комнат. Мебель дизайна Фрэнсиса Султаны. Автор выбрал для нее легкий зеленый оттенок, который хорошо гармонирует с кремовым цветом камня, из которого сложен дом.
Терраса на крыше — любимое место хозяина дома, спроектирована как череда комнат. Здесь есть места на солнце и есть — в тени.

Я обожаю свою террасу на крыше, которую я проектировал скорее как серию комнат, в тени и на солнце — с мая по ноябрь большую часть дня я провожу на улице. Мне нравится наблюдать оттуда за Большим портом Валетты, смотреть на крыши города. Это очень успокаивает, когда после долгого путешествия по миру я возвращаюсь на Мальту и сижу на террасе с холодным коктейлем в руках. Мебель, которую я спроектировал для террасы, выполнена в металле с узором в виде веток и дополнена мягкими сиденьями. Я выбрал для предметов пастельный зеленый, который прекрасно работает в паре с кремовым камнем на стенах.

Стул 19 века «в редакции» Маттиа Бонетти. В консоли использована скальола — разновидности штукатурки, имитирующая мрамор. «Эти консоли олицетворяют стиль моего дома: микс антикварных, современных и заказных вещей».

Еще я люблю свой кабинет. Я спроектировал для него целую стену книжных полок в бронзе. Это великолепная, очень просторная и светлая комната, где я могу читать и рисовать, работать над своими проектами на Мальте, такими как MICAS — это новое пространство для современного искусства, которое будет открыто в 2021 году. В октябре готовим большой прием для коллекционеров и прессы. Будет грандиозно.

Парадную лестницу, выполненную из местного известняка, Султана покрыл ковром с тигровым принтом дизайна легендарного декоратора Мадлен Кастен: «Он нравится всем, кто приходит ко мне в гости».
Коридор ведет во внутренний двор. Фонарь Андре Дюбрея. Стулья дизайна Эмилио Терри. Ткань подушек — купленный в Стамбуле икат. На полу новый мрамор — старый восстановить не удалось.

Главное в реставрации — уважение. Вы должны знать и понимать, что происходило в этом здании до вас. Это не значит, что вы не можете вносить изменения, чтобы адаптировать пространство к современной жизни и актуальным вкусам. Но вы обязаны знать, как и почему вещи были сделаны, до того, как вы начнете их удалять. Я всегда стремлюсь к долговечности моих работ. Можете назвать это «легкий классицизм». Мне не нравится, когда интерьер стареет слишком быстро. Стараюсь, чтобы дизайн, который я создаю сегодня, так же хорошо выглядел и через 10 и через 20 лет. Использовать благородные материалы, привлекать лучших ремесленников — вот ключ к успеху».

Там, где раньше была комната для прислуги, сегодня  — «восточная» гостиная с Г-образным диваном в ткани Dedar. На стене работа Альдо Мондино.
Там, где раньше была комната для прислуги, сегодня — «восточная» гостиная с Г-образным диваном в ткани Dedar. На стене работа Альдо Мондино.
Внутренний двор — редкость в городе площадью менее 1 кв. км.
Коридор ведет от входной двери во внутренний двор, где сохранился аутентичный фонтан. Фонарь Андре Дюбрея. На полу новый мрамор — старый восстановить не удалось.
Внутренний двор — редкость в городе площадью менее 1 кв. км. Здесь сохранился фонтан 16 века, над ним, как сообщает Султана, фамильный герб Франческо де Торреса, рыцаря, который построил дворец.
«Современное искусство играет в моем доме очень важную роль: привносит в него динамику и жизнь. Я не хочу существовать в прошлом», — говорит Султана.
Теги:
Автор:
Фото:
James McDonald