Родольф Парант: «я задаю жизненные сценарии»

Эту парижскую квартиру в районе Трокадеро реконструировал великолепный французский дизайнер Родольф Парант. И рассказал журналу ИНТЕРЬЕР+ДИЗАЙН, как в оболочку XVIII века вписал современный дизайн.

Дизайнер Родольф Парант.

Родольф Парант — учился долго. Сначала окончил Национальную школу изящных искусств в Дижоне, затем Высшую школу декоративных искусств в Страсбурге и, наконец, Кантональную школу искусств в Лозанне. Однако не меньше, чем все учебные заведения, в профессии его продвинула работа под началом Андре Путман — в частности, он помогал «гранд-даме дизайна» в обновлении легендарного нью-йоркского отеля Morgans в 1984 году.

Кабинет примыкает к гостиной. На письменном столе, диз. Дж. Моррисон, ваза, диз. Х. Йонгериус. В углу светильник П. Шарпена, любимого дизайнера автора проекта. На полу ковер Grappe, диз. Р. и Э. Буруллек, — все предметы созданы специально для Galerie Kreo. Стулл Osso, диз. Р. и Э. Буруллек, Mattiazzi. Латунный стеллаж по эскизам Р. Паренте.

Получив такую инъекцию хорошего вкуса и понимания люкса, Парант рискнул основать собственную интерьерную компанию. Известные заказы: ресторан Yeeels на авеню Георга V в Париже, реконструкция отеля на Корсике, апарт-отель в Бангкоке. Замечательная работа — апартаменты в одном из самых красивых районов Парижа — Трокадеро, в доме постройки XVIII века с видом на Эйфелеву башню.

 В простенке крупная красная работа художницы Май-Ту Перре и тумба, диз. Р. Дэй (50-е). Светильник Lianes, диз. Р и Э. Буруллек для Galerie Kreo. Limited Edition.

Квартира площадью 350 кв. метров сохранила изначальную планировку и декор. При реконструкции важно было проявить уважение к истории. В то же время, как хотели владельцы, молодая пара с тремя детьми, — создать современное пространство. Чтобы кухня была удобной и объединенной со столовой, а в гостиной стоял большой островной диван.

В кухне были восстановлены кессонированные потолки. Светильники С. Муя — интерьерный хит последних лет.
В качестве обеденного стола выбрана модель Tobi-Ishi, диз. Э. Барбер и Дж. Осгерби для B&B Italia. В нем использован новый полимер Baydur®.

«Понятие роскоши выходит за рамки трендов и стилей, возвращается к ремеслу».

Кухня из мрамора и латуни, как и шкаф из ореха, изготовлена на заказ по эскизам Р. Паранта.
 В кухне над камином фото М. Витали. В глубине диван АВСВ, диз. П. Полен для Artifort (1966). Над ним работа Д. Ноонана — этот художник родился в Австралии, живет и работает в Лондоне.
У стола Pion, диз. И. Вотран для Sancal, стоят стулья Osso, диз. Р. и Э. Буруллек, Mattiazzi. Бра, диз. С. Муй. Кувшин, диз. Ж. Жув.

Автору проекта удалось достичь компромисса. «Считаю, что сегодня говорить о стилях вообще бессмысленно, — сообщил нам Парант. — Если приглашенный вами дизайнер начинает разговор с обсуждения стилистики будущего интерьера — я бы задумался о том, а не сменить ли его. Мой подход иной — я задаю жизненные сценарии. Подобно режиссеру фильма, разрабатываю мизансцены: как завтракает семья? как принимает гостей? чем занимаются дети? Далее в процесс включаются материалы отделки — одежда будущего интерьера, затем появляются предметы. Предпочитаю деликатные комбинации, а не дерзкие вызывающие ансамбли. Чувство меры и контроль пропорций — основа моей работы. Архитектурного позирования и эффекта ради эффекта я не признаю». 

Асимметричное расположение диванной группы вносит в интерьер динамику. У окна столик, диз. Studio Wieki Somers, на переднем плане табурет Ш. Перриан, оригинал 50-х.
Центр гостиной занимает масштабный современный диван, диз. П. Лиссони, Living Divani. Рядом столик керамиста Р. Капрона (1955) и кресла Ф. Арктандера в обивке из шкуры овцы (1944).

Ни один модный интерьер не обходится сегодня без модернистской классики середины XX века. Наряду с хрестоматийными авторами, такими как Шарлотта Перриан или Чарльз и Рэй Имз, вещи которых есть буквально в каждом втором проекте, Родольф Парант обратился также к менее «раскрученным». Например, нашел кресла в обивке из овечьей шкуры датского дизайнера Филиппа Арктандера 1944 года. В гостиной можно видеть тумбу сэра Робина Дэя 1950-х. Этот автор не у всех на слуху, между тем признан одним из самых значимых британских дизайнеров ХХ века с творческой биографией в семь десятилетий.

В кабинете тонкий оттенок розового подчеркнут соседством серого.

К классике автор добавляет предметы современных авторов. Например, галерейный дизайн мастеров «тихого шика» братьев Буруллек или рафинированного минималиста Джаспера Моррисона. Из серийной мебели выделяется гигантский диван итальянца Пьеро Лиссони для Porro, а также стол B&B Italia от дуэта Эдварда Барбера и Джея Осгерби. Одна из красивейших вещей — розовый торшер Пьера Шарпена в кабинете. Шарпен — любимый автор Родольфа Паранта.

Фасад встроенного шкафа, а также изголовье (всё по дизайну Р. Паранта) сочетают серый велюр и латунь. Стульчик дизайна супругов Имз из гнутой фанеры в отделке из ореха — оригинал 1950-х. Лампа, диз. Дж. Фридман (1958). Постельное белье, колл. Nuée, Vérilin.
Спальня. Из нее через гардеробную можно попасть в ванную комнату. Большой проем дизайнер оформил латунью.
Идеальный дуэт: табурет Ш. Перриан, оригинал середины 50-х в ореховом шпоне, и стульчик Low Chair, диз. Ч. и Р. Имз той же эпохи. Система хранения, диз. Р. Парант.

В доме много прекрасных материалов, однако два — латунь и мрамор сорта калакатта кальдия — проходят лейтмотивом. Этим приемом автор создает шик и добивается согласованности комнат. «Латунь я ценю в любых проявлениях», — признается Парант. Из этого металла он выполнил куб кухни, использовал его во встроенной мебели, в изголовье, в стеллажах.

Тумба с раздвижными дверцами, диз. Г. Фронтизи, 1952, бра С. Муя. Ковер Grappe, диз. Р. и Э. Буруллек для Galerie Kreo, в данном случае представлен в голубой версии.

«Мой любимый цвет — голубой, он добавляет интерьеру свежести. Я стараюсь использовать его в каждой своей работе хотя бы в небольшой детали. Особенно красиво, когда сходятся разные его оттенки, как в ковре братьев Буруллек». На общем нейтральном фоне этот ковер — цветовая сенсация.

В доме много прекрасных материалов, однако два — латунь и мрамор сорта калакатта кальдия — проходят лейтмотивом.

Теги:
Автор:
Фото:
Olivier Amsellem