Вилла по проекту Mossine & Partners

Главный фасад.В отделке сочетаются материал эмалит и тропическое дерево маккоре: оно выдерживает экстремальные климатические условия.

Антон Мосин (Mossine & Partners) построил виллу на Рублевском
шоссе в Подмосковье. Комплекс площадью 3000 кв. м — прекрасный пример современной архитектуры.

В том, что эта вилла появилась в России, большая заслуга заказчика. Купив участок, он поначалу, как многие из соотечественников, хотел строить классический дом. Обратился к архитектору Антону Мосину, которого порекомендовали знакомые. «Я ответил, что классический, к сожалению, не умею, — рассказывает Антон. — И он ушел. Но через месяц вернулся: «Расскажите, что это такое — современная архитектура, которую вы делаете?» Я дал ему стопку книг, он изучал их две недели. Потом сказал: «Мне нравится». Мы сделали три предварительных варианта, он выбрал самый радикальный».

​ ​ Фрагменты фасадов. Облицовка из эмалита создает  игру света и отражений. Плиты изготовлены в Германии по индивидуальным размерам. На главном фасаде они уложены ламелями, на остальных — всплошную.

Заказчик участвовал и в надзоре, и в проектировании. Отлично усвоив предмет, ратовал за чистоту стиля: «Вот тут у нас четыре материала получается — не слишком ли много? Давайте упростим».

Дом в самом деле  изысканно прост. На фоне особняков в поселке выглядит нездешним чудом. Точнее, это не один дом, а целый комплекс общей площадью почти 3000 кв. м: три объема одинаковой длины поставлены на участке параллельно друг другу и структурированы по материалам: гараж с комнатой охраны и котельной отделан черным сланцем, летняя баня — канадским красным кедром, ну а главное здание — белое. В интерьере — та же концепция черного-белого-деревянного. «Материалы фасада заходят внутрь. Это хрестоматийный прием. Ничего нового я не изобретал», — говорит архитектор.

Антон Мосин — российский корифей с европейским бэкграундом. 15 лет проработал в Германии, где  выиграл несколько конкурсов, стал действительным членом DAK (немецкого союза архитекторов) и реализовал немало проектов. Когда строительный бум там начал спадать, вернулся с ценнейшим багажом. Признается, что поначалу было трудно переключиться на другие критерии и масштабы.

«В Германии 400 метров — уже большой дом. Наши архитекторы часто недоделывают, недочерчивают. На этапе проекта надо так проработать, прорисовать узлы и детали, чтобы строитель смог должным образом их выполнить. Как сделан плинтус, как встроены дверные коробки, как смонтированы ограждения — именно это определяет уровень объекта».

Фрагменты фасадов. Облицовка из эмалита создает  игру света и отражений. Плиты изготовлены в Германии по индивидуальным размерам. На главном фасаде они уложены ламелями, на остальных — всплошную.

О принадлежности к люксу говорят и материалы: невероятно хорош, например, белый известняк, чуть шероховатый и шелковистый одновременно. Но главная роскошь этого дома — созданное архитектором пространство. Верные пропорции, мощный объем, масштаб. В журналах, описывая проекты, часто используют штамп «пространство наполнено  светом и воздухом». Здесь тот случай, когда эти слова обретают смысл.

Галерея с прозрачными ограждениями соединяет два крыла второго уровня. В одном — апартаменты сына, в другом — дочери. В парадной гостиной кресла Knoll. Раздвижные двери ведут отсюда в кухню-столовую и семейную гостиную.

Вернувшись из Германии в Россию, Антон Мосин продвигает европейские ценности и технологии. Строит энергосберегающие дома, здания с зелеными крышами, разрабатывает идею активного дома. Антон убежден, что в России у «зеленых» технологий хорошие перспективы, прежде всего среди среднего класса: «Им небезразлично, сколько платить за коммунальные услуги. Когда на дом в поселке выделяется определенное число киловатт, а недостающие предлагают купить за огромные деньги — тогда вдруг все начинают задумываться об альтернативе».

В данном проекте предусмотрены теплообменники, система рекуперации, «холодные потолки» — одна из перспективных систем охлаждения в Европе. Сохранить тепло помогает остекление: специальное напыление придает стеклопакетам нужный коэффициент теплопроводности. Раздвигающееся остекление в бане — высокотехнологичный продукт швейцарской компании Vitrocsa: алюминиевая рама имеет толщину менее двух сантиметров. «По качеству материалов немцев никто не может превзойти. Разве что швейцарцы», — считает Антон.

«Хотелось сделать что-то снежное, похожее на айсберг», — говорит архитектор. Подходящий материал для фасада нашелся не сразу: из чисто-белых видов камня есть только мрамор, который снаружи ставить в наших условиях не рекомендуется. В итоге выбрали эмалит: закаленное стекло, крашенное с внутренней стороны. Покраска придает стеклу глубину и делает его похожим на мрамор. В такой отделке дом хорош на фоне и зелени, и снега. Летом, отражая деревья, сливается с природой, в туманный вечер — вообще исчезает. Красота далась непросто: материал везли из Германии, заказывали на заводе по индивидуальным размерам. В Москве долго искали компанию, которая его установит.

Центр дома — двухсветная гостиная. Подбором мебели, аксессуаров и произведений искусства занималась компания Magni, базирующаяся в Майами.

В центре дома — парадная двухсветная гостиная. К ней примыкает гостиная семейная — комфортная family room, где можно расслабленно валяться на диванах и смотреть телевизор. По контрасту с парадным залом она кажется еще уютнее. Здесь же на первом этаже — кухня-столовая, а также спальня родителей. Это непривычно, но оправданно: второй этаж отдан взрослым сыну и дочери. У  каждого не просто помещение для сна, а огромные апартаменты — с ванной, гардеробной и просторной комнатой, разделенной на две зоны: спальную и для приема гостей. Дом настолько большой, что родители  даже не всегда могут определить, дома дети или нет.

В доме есть все для роскошной жизни: бассейн, сауна, спа, массажная комната, бильярдная, домашний кинотеатр, террасы. При каждой спальне — гардеробная, а при хозяйской — две: жены и мужа. «Вспомогательное помещение позволяет обойтись без шкафов. Чтобы сохранить красивое пространство, мебели на виду должно быть минимум».

В доме три кухни.  Самая большая — в главном здании, поменьше —  в банном домике, есть  еще подсобная — для работников. Кухня в банном домике — особая гордость архитектора. Вся мебель сделана на заказ по его проекту. Раздвигающееся остекление (продукт швейцарской фирмы Vitrocsa): стеклянная стена легко отъезжает на роликах и открывается дивный вид на открытый бассейн и сосны.

Теги:
Автор:
Фото:
Frederic Ducout, Алексей Народицкий