4а Architekten: вилла Барри Диркса

4а Architekten: вилла Барри Диркса

Американец Барри Диркс (Barry Dierks) серьезно повлиял на облик французской Ривьеры: за 25 лет архитектор построил здесь более сотни вилл. Почти все они сегодня охраняются как памятники.

Пожалуй, самым известным  заказчиком был писатель и драматург Сомерсет Моэм — для него Диркс создал прекрасную виллу Мореск на Кап-Ферра. А одной из первых в 1926 году стала Ле Тридан. Эта постройка недалеко от Канн впечатляет не только выигрышным расположением на высоком берегу у моря, но и трогательной историей — Диркс спроектировал ее для себя и своего спутника жизни Эрика Сойера и прожил в ней до самой смерти. В гостях у них бывали Пабло Пикассо, герцогиня Виндзорская, сосед Моэм.

Несколько лет назад Ле Тридан приобрел частный заказчик из России. Вилла требовала капитальной реконструкции — и он обратился в бюро 4a Architekten. Компания, которая базируется в Штутгарте и имеет отделение в Москве, последовательно работает в модернизме, создавая достойные образцы европейского вкуса и качества. Архитекторам предстояло, с одной стороны, сохранить наследие Барри Диркса, а с другой — придать постаревшему зданию современный облик и комфорт. Вот что рассказал нам архитектор Эрнст-Ульрих Тилльманс: «Один из главных принципов, которыми мы руководствуемся: фасад и наполнение образуют неразрывное целое. Поскольку мы вернули чистую белую кубическую архитектуру Диркса в изначальное состояние, то она и сформировала интерьер.

Библиотека (первый, цокольный этаж). Центральное место в ней занимает диван по проекту бюро EOOS для Walter Knoll. В центре столик Rotor итальянского бренда Kristalia. В углу торшер Costanza, Luceplan. Оригинальный камин с порталом из песчаника сохранен как есть. Стеновые панели, на которых установлены полки, остались от старой библиотеки.

Убрав разделительные перегородки, мы создали просторные объемы, которые позволили ощутить «кубичность» оболочки. Предметы мебели, располагающиеся у стены, выполнены в белом цвете, а свободно стоящие — в натуральном оттенке материала, дерева или кожи. Поначалу мы планировали возвести пристройку в 200 квадратных метров (так хотел заказчик), но согласовать ее не удалось. Французские инстанции весьма строги и не дают развернуться креативной мысли.

Стулья Wishbone-CH24 — классика скандинавского дизайна: Х. Вегнер создал их для Carl Hansen & Søn в 1949 г. Стол спроектирован 4a Architekten. Люстра Hope, Luceplan. Навесные модули выполнены в белом цвете и почти сливаются со стеной.

И все же, на мой взгляд, это весьма удачный проект: с помощью современного дизайна, который поддерживает уровень архитектуры 1926 года, не доминируя над ней, нам удалось сделать здание созвучным XXI веку. Конечно, модные тренды оказывают на нас влияние в работе, однако они никогда не являются решающим фактором. Прежде всего, мы исходим из места и функции. Нам недостаточно создать дом, который журнальные критики назовут трендовым. В первую очередь он должен безупречно функционировать и демонстрировать качество архитектуры».

Объединенная гостиная-столовая. У камина Focus — диван Delphi датского бренда Erik Jøergensen. Куб, облицованный тиком, скрывает внутри систему хранения, а также отгораживает кухню. Оттенок дерева максимально приближен к цвету кожаной обивки.

По убеждению участников бюро, не бывает интерьера отдельно от архитектуры. Наполнением дома занимается тот же человек, который работает над фасадом: «В идеале мы должны делать всё вплоть до крючка». Значительная часть мебели в доме выполнена по проекту 4а Architekten, с учетом размеров конкретных комнат. Изготовитель: фабрика VHB Memmingen.

Кухню при желании можно отгородить практически невидимыми раздвижными перегородками из стекла. Мебель: 4a Architekten. Встроенный свет Modular.

Для того чтобы сохранить цельность пространства, а также не перекрывать красивые виды из окон, архитекторы придумали интересный ход: «оторвали» от стен вспомогательные помещения (ванные, гардеробные) и заключили их в отдельно стоящие кубы. Облицованные тиком, эти объемы плавных линий притягивают взгляд. Они же выполняют зонирующую функцию. В подобный куб заключена и лестница. Светодиодная подсветка по периметру облегчает объем и расставляет приятные световые акценты.

Спальня. Вся мебель — по проекту 4a Architekten. Светодиодная подсветка в основании визуально приподнимает и облегчает куб, в который встроена ванная.

В доме использован минимум материалов. Архитекторы придерживаются лаконичных решений и отделки не дробят. Во всем доме одинаковый пол — массивная дубовая доска, крашеные белые стены и потолки, белоснежные драпировки на окнах и даже базовые светильники везде одни и те же. Доски выбраны очень крупного формата, они подчеркивают протяженность комнат, и те кажутся еще больше. Природная цветовая гамма: тон древесины пола привязан к оттенку мебели в столовой. Кожаная обивка дивана созвучна отделке из тика.

Архитектор проекта Эрнст-Ульрих Тилльманс (слева) и Оливер ван Бурен, осуществлявший авторский надзор.

«Готовых» предметов мебели в доме единицы, и все они прошли тщательный отбор. Например, в библиотеке царит диван австрийского дизайн-бюро EOOS, вокруг стола сгруппированы стулья датчанина Ханса Вегнера; столетие со дня его рождения отмечается в 2014 году. Модель Вегнера Wishbone — шедевр ремесленного мастерства, на каждое сиденье идет 120 м армированного бумажного шпагата. Над столом висит люстра Hope от Luceplan. Ее детали из поликарбоната воспроизводят форму линзы Френеля, многократно умножая свет.

Площадь здания около 300 кв. м. Большинство внутренних стен убраны, в результате чего разные пространственные зоны плавно перетекают друг в друга. В доме два этажа. В цокольном находятся гостиная-столовая с кухней, библиотека и две гостевые комнаты. Наверху четыре спальни, при каждой из которых своя ванная. Открытый бассейн также реконструирован. Архитекторы придали ему асимметричную форму, и он стал похож на естественный водоем.

Ванная отделана мозаикой. Арматура AXOR/Hansgrohe. Ванна Keramag. Радиатор Zehnder.

Теги:
Автор:
Фото:
Uwe Ditz