Татьяна Смирнова: «итальянская» квартира в Москве

Татьяна Смирнова: «итальянская» квартира в Москве

Архитектору Татьяне Смирновой блестяще удаются современные интерьеры. Но этот проект стал для нее совершенно новым опытом и заставил шагнуть на незнакомую территорию. История началась с того, что ей позвонила некая дама. И сообщила, что они с мужем ищут архитектора, а Татьяну им порекомендовали знакомые. При этом ни одна из работ, представленных на сайте ее бюро, им не нравится.  «Я логично спросила: а чего же вы тогда мне звоните? И услышала в ответ: «Мы не очень разбираемся в архитекторах и в этот мир не  вхожи, но так как вас все равно порекомендовали, решили вам позвонить». Далее стало еще интереснее: выяснилось, что заказчики хотят классику». Как вспоминает Татьяна, голос в телефоне был настолько милый и вежливый, что отказать ему было невозможно. «Мы договорились встретиться на объекте».

Спальня. Кровать Baxter. Фрески выполнил Марат Ка. «В силу того что квартира складывалась игровая, театральная, я взяла на себя смелость интегрировать эти виды в интерьер», — говорит Татьяна Смирнова.

«На объекте меня ждало еще одно потрясение — квартира на одном из верхних этажей новостройки оказалась крайне сложной: асимметричная, вытянутая, с поворотами и входом в конце. Никакими усилиями невозможно было переструктурировать ее в нечто классическое — это была антиклассика! Что подкупило, так это феерические виды на Москву. Хотя за этот козырь еще предстояло побороться: панорамные окна располагались снаружи, в лоджиях, которые надо было присоединить к комнатам. Процесс согласования и присоединения занял почти полгода. Клиенты уже были не рады, что связались со мной. Но я твердо шла к цели. В итого мы получили совершенно другие пространства, другой свет, другой эмоциональный фон. И я наконец поняла, что же мы будем делать, — квартиру, которая вся стремится к свету. А поскольку клиенты просили цветной интерьер (возможно, сказались их южные корни), то свет в сочетании с цветом плавно вывел меня на итальянскую тему. В силу того что я не могла сделать полноценную классическую квартиру, не могла обойти структуру и пластику нового дома, — решила создать «фантазию на тему». Придумала историю: как будто в  древний, оставленный хозяевами дом вошла новая жизнь и, стремясь к свету, «проросла» через старую среду. Поэтому здесь так причудливо смешались новые и старые детали».

Комната старшего сына обставлена в современном ключе. Мебель BoConcept. Оконные ограждения, лепной карниз под потолком (хотя и очень простой формы), как и зеркало в патинированной раме, связывают интерьер с остальными помещениями.


Мебель и декор выбраны «между временами»: антикварные комоды и бюро, респектабельные кресла, кровать в духе ар деко — она изготовлена итальянской фабрикой Baxter. В комнате сына авторы позволили быть почти совсем модернистами, но и там есть классические детали — зеркало с патиной, оконные ограждения. Лепной карниз (из настоящего гипса, никакого полиуретана) — фантазийный, не имеет исторической основы. А вот потолочные балки — точная реплика балок венецианских палаццо. Кухню выбрали итальянскую, похожую на кухни в старых домах. Ориентируясь на ее декор, выполнили нестандартные столярные элементы: двери, панели и прочее, для чего нашли мастеров в Обнинске. «Поначалу я была полна скепсиса, но в итоге невозможно отличить, где заканчиваются итальянские руки и начинаются наши», — говорит Татьяна Смирнова.

Головокружительные панорамы Москвы были главным козырем этой квартиры. В присоединенном балконе устроена столовая. Стол Philipp Selva, стулья Eichholtz.


Одним из условий заказчиков было отсутствие в интерьере ковров. Для архитекторов это создало дополнительные сложности: в вытянутой асимметричной квартире ковры могли бы стать необходимыми в классике опорными точками, композиционными центрами. Ситуацию спас паркет,  отрисованный так, что выглядит подобно ковру. Мощный акцент, он держит интерьер и композиционно, и по цвету. Его теплый янтарный тон комплиментарен всем цветам квартиры и к тому же создает ощущение, что  она все время залита солнцем. Колористически сложный интерьер построен на почти контрастных тонах. Примечательно, что заказчица попросила красную спальню. «Я не видела в этом никаких проблем, хотя и предупредила, что красный — цвет тревожный, не располагающий к релаксу. Определила, в какие оттенки лучше его увести. А дальше начался настоящий ужас. Мы делали десятки, сотни выкрасов — ни один тон не годился, не согласовывался с интерьером. И в какой-то момент заказчица с удовольствием согласилась на многосоставный розово-сиреневый», — вспоминает Татьяна.

Теги:
Автор:
Фото:
Дмитрий Лившиц