Тереза Сапей (Teresa Sapey): женщина-архитектор —о своей квартире в Мадриде

Тереза Сапей (Teresa Sapey): женщина-архитектор —о своей квартире в Мадриде

 «Было время, когда интерьеры четко разделялись на мужские и женские: первые более лаконичные и темные, вторые в светлых красках, полные приятных деталей, — рассказывает Тереза Сапей (Teresa Sapey) в эксклюзивном интервью журналу «ИНТЕРЬЕР+ДИЗАЙН». — Но сегодня границы между жанрами стерты. Пол автора не очевиден, доминирует унисекс. Пожалуй, моя квартира служит тому неплохим примером.

Стол на переднем плане — работа хозяйки дома. Вокруг него стулья В. Пантона из полипропилена, Vitra, неподалеку еще один стол — массивный антикварный. Слева на стене видеоарт, автор Ч. Сэндисон, справа фото А. Ортиса. Люстра муранского стекла.

Я живу напротив парка Эль-Ретиро, который называют «зеленым сердцем Мадрида», в одном из самых аристократических районов города. Неподалеку музей Прадо. Мне повезло, что из моих окон открываются шикарные виды природы и я могу наблюдать, как меняется цвет листвы от сезона к сезону. Здание, построенное в конце XIX века, являет собой типичный пример архитектуры испанской столицы. А мое жилье — бесподобную комбинацию исторического фасада и современной коробки внутри. За последние тридцать лет я неоднократно меняла местожительство, но у всех моих пристанищ схожий характер: это белый куб, который я активно заполняю цветными предметами мебели и искусством. Я очень жизнерадостный человек, во все свои проекты включаю яркие цвета. Особенно люблю оранжевый. Есть даже особый оттенок, который удостоился названия «оранжевый Сапей».

Яркий цветной ковер перетекает из спальни в примыкающую к ней ванную. Перегородка между помещениями похожа на гигантский пласт сыра. Обивка кресла сочетает много разных оттенков, в том числе «оранжевый Сапей».

Но для своего дома я предпочитаю белый — для стен, потолков и пола. Мне важно чувствовать покой и защищенность, отгородившись от активной палитры, которую я применяю в работе. Так что и во время последнего ремонта критерий выбора отделок был простой: белые и качественные. Зато уж в предметном наполнении я колористически свободна! Хотя и здесь, естественно, выдерживаю баланс. Мой дом — это микс семейных реликвий, которые достались по наследству, сувениров, привезенных из многочисленных путешествий, культовой дизайнерской классики XX века, ну и конечно, предметов собственного дизайна. Если бы мне предложили в трех словах описать идеальный интерьер, я бы сказала: «Современный, функциональный, индивидуальный». Мне кажется, у меня получилось именно такое место. И оно совсем не похоже на шоу-рум, как бывает часто с домами архитекторов и дизайнеров. Это больше, чем дом. Это мир. 

«В своем доме я никогда не следую модным трендам. Однако наблюдать за ними мне интересно. Могу отметить, что в настоящее время в интерьер триумфально возвращаются обои!»

Свежий микс: лампа Дж. Моррисона для Flos на столике Adan для Vondom (диз. Т. Сапей), кресло Л. Миса ван дер Роэ, Knoll, итальянский антикварный комод, — и все это на фоне кислотных красок шелкографии Э. Уорхола.

Я всегда мечтала стать художником, пока не решила пойти в архитекторы. Арт — лейтмотив всей моей жизни, разумеется, произведениями искусства наполнен и мой дом. Есть старые мастера, есть контемпорари арт. Особенно мне близки настроения поп-арта: шелкографии Энди Уорхола.

Живописная работа XVIII в. — наследство родителей. «Мне нравится существовать среди искусства, очень люблю видеоинсталляции...»

В своем доме я никогда не следую модным трендам. Однако наблюдать за ними мне интересно. Могу отметить, что в настоящее время в интерьер триумфально возвращаются обои! Еще одной сильной тенденцией сезона я бы назвала пастельную палитру. А вот натуральные материалы — это из разряда «вечных ценностей». Больше всего я люблю дерево и шерсть, они делают дом теплым и комфортным».

Подушки дивана гармонируют с вазой дизайна Т. Сапей для Vondom.

Тереза тщательно продумала систему освещения в доме. Как она рассказала нам, больше всего ей нравится свет, который дают напольные светильники — торшеры: он атмосферный и комфортный для глаз. У торшеров есть недостаток — остающиеся на виду провода, зато их можно передвигать. В гостиной находятся сразу три напольные лампы, все — проверенные временем, значимые явления дизайна, все — белого цвета: похожая на гигантский гриб модель Big Shadow производства Cappellini (1998), Glo Ball последовательного минималиста Джаспера Моррисона (1998), Arco Акилле и Пьера Джакомо Кастильони (1962). Две последние модели успешно производит компания Flos. Kак с ними жить. Главное — найти каждому произведению оптимальное место, а оно может быть где угодно: на стене, над столом, на полу».

Одну из стен в кухне Тереза выкрасила в тон Giallo Piemontese — «пьемонтский желтый»: он напоминает ей о родине на севере Италии.
Теги:
Автор:
Фото:
Manolo Yllera, Eva San Juan