Бенедетта Тальябуэ: архитектура с темпераментом

Бенедетта Тальябуэ: архитектура с темпераментом

Бенедетта Тальябуэ (Benedetta Tagliabue) стала символом современной архитектуры Испании. На фоне притцкеровских лауреатов, стархитекторов и амбициозных интеллектуалов она остается воплощением хорошего вкуса, позитива и трудолюбия.

Многие объекты Бенедетты декоративны. Ранее заброшенный рынок Санта-Катерина в Барселоне.

После кончины мужа — каталонского зодчего Эрика Мираллеса — в 2000 году возглавила бюро EMBT (названное по инициалам супругов). Самая известная совместная работа — здание шотландского парламента. Мировую славу Бенедетте принесла реконструкция рынка Santa Caterina в Барселоне (2005). Ее, действительно, увлекает современная урабнистика: Тальябуэ считается опытным проектировщиком общественных пространств — парков, променадов и т.д. Читает лекции в Колумбийском университете, Институте Берлаге и архитектурной школе Бартлетт. В Барселоне завершено строительство здания Музея языка, а в Неаполе пущены в эксплуатацию спроектированные ею станции метро. 

 Павильон Испании на международной EXPO 2010 в Шанхае.

Ее кредо — декор здания зависит от функции. Рынок в Барселоне благодаря разноцветной крыше теперь виден издалека. Пестрое перекрытие манит туристов. Но броские краски нельзя назвать фирменным стилем. Так, свой собственный дом она сделала нейтральным, серым и незаметным. Чтобы не привлекать внимания.

Главный офис компании Gas Natural.

Работы Бенедетты имеют ярко выраженный испано-каталонский вкус. Иногда по выразительности их сравнивают с творениями Гауди. Большим успехом пользовался павильон Испании в виде гигантской сложно заплетенной корзины, который Тальябуэ выстроила в Шанхае. Сама архитектор водила высоких гостей по павильону, который сплели по ее эскизам из раттана китайские умельцы.   

Здание шотландского парламента, Эдинбург.

Как-то в интервью «ИНТЕРЬЕР +ДИЗАЙН» Бенедетта Тальябуэ сказала: «Я отношу себя к мастерам, которые боятся пустых пространств. Поэтому постройки у меня насыщенные: в них много цвета, изображений, патернов, в том числе и в реконструкциях. Прогуляйтесь по лесу: деревья, трава, цветы...  Картина постоянно меняется. Такую же изменчивую среду надо бы создавать в городе». 

Декорации к балетному спектаклю Nearly Ninety Мерса Каннингема, 2009.

Тальябуэ родилась в Милане в 1963 году. В 1989-м закончила Архитектурный университет Венеции, где помимо собственно архитектуры ее учили высококлассной итальянской реставрации. Потом уехала в Нью-Йорк. Там познакомилась с архитектором Энриком Мираллесом, который считался анфан терриблем испанской архитектуры. Бенедетта влюбилась и переехала в Барселону. Тем более, что в начале 90-х прямо перед Олимпийскими играми там начался строительный бум, и архитекторам было чем себя занять. Вместе с Мираллесом они основали студию Miralles Tagliabue EMBT и за десять лет спроектировали несколько выдающихся  построек.

Парк Diagonal Mar, Барселона.

Среди самых заметных — сооружения барселонского парка Diagonal Mar, главный офис компании Gas Natural и, конечно, рынок и квартал Santa Сaterina. Безусловно, практика Бенедетты не ограничивалась Испанией. Ее приглашали проектировать по всей Европе: витальные и очень энергичные постройки можно обнаружить в самых неожиданных городах. Школа музыки в Гамбурге, Сити-холл в Утрехте, новое здание шотландского парламента в Эдинбурге, которое Энрик начинал проектировать, но так и не увидел завершенным... 

Даже в спальне устроено рабочее место. Стул, диз. Ч. и Р. Имз, Vitra.

«Мы с Энриком как-то решили, что, имея только одну идею, невозможно сделать хорошее здание. С тех пор я охотно использую необычные детали декора, в том числе и в проектах реконструкции. Орнаменты и рисунки — своего рода игра ума, тренинг и способ вступить в диалог с прошлым. Отличное поле для упражнений — городские набережные и старые порты. Обратите внимание, современная архитектура вообще очень женственна. Почему? Потому что слишком много времени, сил и финансов архитекторы дарят поверхностям. Даже если здания проектируют мужчины. Вспомните хоть алюминиевые и медные фасады Херцога и де Мерона. Они и драгоценны, и женственны». 

Дом Тальябуэ в Барселоне. Фрагмент гостиной. Стеллаж слева — на самом деле раздвижная перегородка. Шезлонг Billy Wilder — произведение Ч. и Р. Имз.

«Я отношу себя к мастерам, которые боятся пустых пространств. Поэтому постройки у меня насыщенные: в них много цвета, изображений, патернов, в том числе и в реконструкциях.»

В 2000 году он скоропостижно ушел из жизни, и Бенедетте пришлось одной поднимать бизнес. Сегодня офис EMBT располагается в историческом квартале Барселоны. В команде в основном молодые профи, настроенные искать и экспериментировать. Ребята ценят то, что под крылом Бенедетты можно заниматься совершенно разными вещами. Бюро занято не только возведением новых зданий, но и реставрационными проектами, ландшафтами, инсталляциями. Сама она с удовольствием берется за театральную сценографию. Среди недавних удач — работа над декорациями к  постановке Мерса Каннингема. 

В холле белые полосы перемежаются с фрагментами старых красочных слоев. Стол спроектирован мужем Бенедетты Энриком Мираллесом для художественной выставки. «Энрик говорил, что это универсальная вещь: стол-дом».

Собственный дом архитектора Бенедетты Тальябуэ — настоящее воплощение ее характера и предпочтений: в нем коллекция дизайна, насыщенный декор, тропический сад и камин в бассейне на крыше.

Музыкальный салон. Кажется, за стоящей наискось перегородкой располагается другая комната, но это иллюзия.

«Я обожаю бывать дома. Много путешествую, поэтому наслаждаюсь каждой проведенной здесь минутой».

Под крышей устроен бассейн с выходом в сад. Рядом с водой — живой огонь. Ну не чудо ли в центре Барселоны!

С двумя детьми Бенедетта занимает второй и третий этажи дома в Готическом квартале — самом старом в Барселоне. В здании XVIII века раньше располагался склад, и стены были заставлены стеллажами до потолка. Но для Тальябуэ разглядеть красоту места и угадать его возможности — не проблема. Вполне типичный для этого района фасад в тесном переулке ничем не выдает, что за роскошества скрываются внутри: 400 кв. м, при этом всего четыре изолированные комнаты. Квартира такая большая, что хозяйке, перемещаясь по ней, приходится носить с собой сумочку с очками, телефоном и прочими вещами: на этих просторах их легко потерять.

Кресло и лежанка Tina&Pepe, диз. EMBT для Expormim.

«Когда купила жилье, то дала обещание: буду делать его только для себя. Без всякого проекта, доверившись интуиции. Это было мое маленькое восстание против формального начала в архитектуре». Работа над квартирой, похоже, не закончится никогда. Последнее событие в ее жизни — сауна, бассейн и тропический сад под крышей. «Я обожаю бывать дома. Много путешествую, поэтому наслаждаюсь каждой проведенной здесь минутой». Не удивительно. Такой дом любого сделает счастливым и подарит возможность работать над новыми проектами.

Теги:
Автор:
Фото:
Shen Zhonghai/KDE, ALAMY/PHOTAS, Maralles Tagliabue EMBT