Фабио Новембре (Fabio Novemre) — сюрреалист и провокатор

Фабио Новембре (Fabio Novemre) — сюрреалист и провокатор

Фабио Новембре (Fabio Novembre) удивляет весь мир эпатажными предметами, завораживающими бутиками и инсталляциями, взрывающими наши представления о привычном. В миланском Palazzo dell’Arte, в рамках XXI Триеннале до 12 сентября можно посмотреть его комнату-инсталляцию Intro — одну из 11 комнат выставочного проекта Stanze. Круглое помещение, обитое красной кожей, с фигурами позолоченных дев-весталок у входа, должно вызывать длинную цепочку ассоциативных связей с человеческой головой, яйцом как началом жизни, материнской утробой и спальней, где мы уподобляемся беззаботным младенцам. Фабио Новембре, как всегда, придумал целую философскую концепцию для своего проекта, полную парадоксальных сентенций и неожиданных выводов. 

Комната-инсталляция Ф. Новембре Intro, Stanze. XXI Миланская триеннале. Palazzo dell’Arte, Милан.
Лампы Muse, Venini, 2016. Посвящение итальянским художникам метафизической и сюрреалистической школы.
Асимметричный диван Adaptation, Cappellini, 2016.

В 2015-м Новембре стал арт-директором знаменитого футбольного клуба «Милан», и вот уже оформлена им главная витрина легендарного миланского магазина La Rinascente, только что признанного лучшим универмагом в мире. Годом раньше он создал интерьеры новой штаб-квартиры клуба.

Снимок с дочерью. Опубликован в личном блоге Фабио Новембре. 2007.

Новембре родился в 1966 году в многодетной семье в городе Лече на самом юге Италии, и в жизни пробивался самостоятельно. Уверяет, что в миланский Политех поступил чисто случайно: просто потому, что приехал к брату в Милан и город ему понравился. В 1992 году получил диплом архитектора, по его же собственному признанию, так и не научившись рисовать. После чего отправился в Нью-Йорк учиться кинорежиссуре. Однако там Новембре знакомится с модельером и основательницей фешн-бренда Blumarine Анной Молинари. И, поверив в его талант, она поручает совершенно неизвестному на тот момент, но имеющему очень богемный вид молодому человеку дизайн своего бутика в Гонконге. Новембре сделал для Blumarine что-то невероятно гламурное, яркое, с легкой сумасшедшинкой — Анне Молинари работа понравилась, Фабио получил новый заказ: оформлять теперь уже ее лондонский бутик, у входа в который он поставил гигантские женские ноги, что, конечно же, смотрелось как пощечина общественному вкусу на чопорной Бонд-стрит. И так началась его слава. В 1994-м он открывает собственную дизайн-студию в Милане.

«Я чувствую, что чем дольше живу, тем больше становлюсь технократом. И чем более я нахожусь во власти технологий, тем сильнее мои предметы связаны с чувствами, с инстинктом. Изощренность мира вокруг вызывает во мне такой протест, что я стараюсь упростить все по максимуму, изобретая предметы предельно простые». 

Cтол ORG, Cappellini. 2001.

Шезлонг S.O.S., Cappellini. 2003.

Но на сцене  интернационального промышленного дизайна появляется лишь в 2001-м, когда представил для Cappellini стол ORG: стеклянная столешница на множестве тонких ножек, похожих на спагетти. Потом было еще много предметов, запоминающихся найденным в них образом: шкафы Spicchi di Memoria для Morelato, замаскированные под стволы деревьев; диванный ландшафт AND в виде закрученной спиралью ленты, напоминающий молекулу ДНК или ленту Мёбиуса, для Cappellini; биоморфная сантехника Void для Flaminia, вазы в виде пилюль Happy Pills для Venini и те самые стулья Him&Her для Casamania, напоминающие знаменитые пантоновские кресла, но с отпечатком мужского и женского зада...

Диванная система And, Cappellini. 2002.

В 2000–2003 годах Фабио Новембре был арт-директором компании Bisazza и оформлял ее шоу-румы по всему миру. Он любит использовать мозаику в своих интерьерных, выставочных проектах и инсталляциях. А таких в его карьере не мало. Престижные бренды и популярные марки часто приглашают Новембре для своих рекламных презентаций. Он делал яркие и незабываемые выставки для Pepsi, Lavazza, Philips, BMW и Mercedes. В 2009- м на улицах Милана появилось 20 припаркованных 500-х фиатов — из каждого росло дерево. На самом деле это был выставочный проект Новембре To make a Tree («Сделать дерево»), созданный им совместно с городским управлением моды и дизайна и компанией Fiat, а деревья были из стекловолокна, но выглядели как настоящие. Проект так понравился всем, что в 2015-м его повторили в рамках выставки Expo (Новембре был, кстати, выбран одним из ее послов).

Ваза Boom, Venini. 2013.

В 2010-м Новембре сделал инсталляцию для Moscow Design Week: 40 разноцветных кресел-масок Nemo, созданных им для Driade, символизировали 40 разбойников из сказок тысячи и одной ночи. Истории, которые он рассказывает о своих работах, часто и сами похожи на причудливые сказки. По легенде, придуманной Новембре для московской инсталляции, разбойники хотели похитить и спрятать в пещере с сокровищами радугу и сами стали ее частью. Когда в 2013-м он сделал кресла-черепа для Gufram, назвав их Jolly Roger («Веселый Роджер»), то стал рассказывать всем, что это — дань памяти его дедушке, который был пиратом. «Мне кажется, я уже сам начал в это верить... У каждого в роду должен быть хоть один дедушка-пират: это будет самая прочная ветвь в родословной, за которую всегда можно ухватиться, если что».

Кресло Nemo, Driade. 2010. Навеяно масками древнегреческого театра, странствиями Одиссея и приключениями капитана Немо.

Он, действительно, любит слова (его блог, в котором он описывает свои проекты, занимает половину сайта). Все проекты  — от бутиков Stuart Weitzman в Риме и Милане до вешалки Meltin’Pot — китчеватые рассказы о жизни, смерти и любви. Помимо фильмов Феллини, главным источником вдохновения Новембре называет женское тело. Обнаженные модели — непременный атрибут на всех рекламных фотографиях его предметов. В начале 2000-х Новембре оформил интерьеры миланской дискотеки Divina («Божественная»): на стенах  — гигантские цифровые копии самых знаменитых в истории мировой живописи женских ню, от старых мастеров до импрессионистов.

Диван DIVINA, Driade. 2008. Limited edition. Женское тело — один из основных источников вдохновения Ф. Новембре.

Его стиль эксцентричен. Причем не только в творчестве, но и в жизни. Новембре появлялся на рекламных постерах в образе Христа, в костюме Адама (т. е. обнаженным) и в маске гориллы, и уверяет, что любит ходить в таком виде по дому. Дочерям, которых ему родила жена, аргентинская красавица Кандела, он дал не самые банальные имена — Челесте («Небесная») и Верде («Зеленая»). Интернет и журналы облетели фото дворика его миланской студии, где у него растет древо познания, к которому тянется сделанный из металла огромный змей-искуситель.

Кровать Air Lounge System, Meritalia. 2007.
Стол и кресло Histograms, Meritalia. 2008.

«Хороший предмет — это мощное индивидуальное усилие. Не верю я в тренды, а верю в гениальных людей. Таких как Марк Ньюсон, Рон Арад, Том Диксон. Родом из разных стран, они теперь живут в Англии, а работают по всему миру. Они и я, мы своими вещами рассказываем истории, эмоциональные и захватывающие. Когда особенные «истории» овладевают умами многих, тогда и зарождаются новые тенденции. 1960-е, 1970-е, 1980-е годы были временем скандальных творческих групп (Superstudio, Archizoom, Pentagram), которые считали, что способны изменить мир. Ничего не вышло. Высокий дизайн формируют отдельные сильные личности».

«Для меня важна преемственность творческих принципов. Я, например, очень ценю наследие Вернера Пантона. И мое кресло HIM & HER посвящено ему. Я был пленен масштабными инсталляциями Кристо: полностью обернутыми в ткань Новым мостом в Париже и Рейхстагом в Берлине. Под его влиянием мне захотелось сделать бутик в виде подарочной коробки. Вы же покупаете не только туфли, но и красивые коробки, а главное — вы покупаете опыт. Люблю проектировать пространства, где собирается много народа, — места бесчисленных встреч. Ведь смысл жизни дизайнера-индивидуалиста — в общении с другими».

Смеситель Slow the Flow System, Stella. 2008.

Теги:
Автор:
Фото:
Settimio Benedusi, Alberto Ferrero, предоставлены пресс-службой дизайнера