Росс Лавгроув: человек будущего и промдизайнер XXI века

Росс Лавгроув: человек будущего и промдизайнер XXI века

Британский дизайнер Росс Лавгроув (Ross Lovegrove) — проповедник «органического эссенциализма». Он призывает любить природу и отказаться от лишнего. По мнению многих, работы Росса Лавгроува олицетворяют новую эстетику XXI века: чувственный органический дизайн, воплощенный в красивых и эргономичных объектах.

«В мире слишком много предметов, — сетует Лавгроув. — Пусть всего будет меньше и меньше». Фантастические вещи Лавгроува, созданные из биополимеров, невероятных футуристичных форм и характеристик, многие относят к «индустриальной биологии» и сравнивают студию дизайнера с научной лабораторией. «Я не ученый и работаю интутивно, — комментирует Лавгроув. — Мне важно расшифровывать свое ДНК (DNA — Design-Nature-Art). Дизайн, Природа, Искусство — эти три сферы определяют мой мир. Посмотрите на рисунок Леонардо да Винчи, созданный 500 лет назад, до появления фотографии. Он показывает, как наблюдение, любознательность и интуиция создают удивительное произведение искусства. Такие люди, как Леонардо, а их было не так много, обладали удивительным инстинктивным любопытством. Я действую в аналогичном ключе и развиваюсь параллельно с такими мастерами, как Грег Линн, Том Мейн, Рeм Колхас — всеми теми, кто, как я думаю, продолжает настойчиво менять подходы к созданию формы.

Сначала проект существует в цифровом виде. Потом — физический прототип, например, вырезанный из куска акрила. Показываю его заказчику и говорю: «Это то, что я хочу сделать». В этот момент я не знаю, возможно ли это вообще. Это вызов, но я просто нутром чувствую, что это осуществимо. Мы приступаем к работе. Мы оцениваем наш инструментарий. Мы смотрим, что можно сделать...»

«Моя фамилия Лавгроув. Я знаю только девять человек с такой же фамилией как у меня, двое из которых — мои родители. Они двоюродные родственники… Сами понимаете, что из всего этого следует...»

Седовласый красавец Лавгроув говорит, что в свои пятьдесят восемь уже вполне мог бы не работать. «Но, мое время настало только сейчас. И дело не в том, что мне поступает огромное количество заказов от самых разных компаний. Главное, что все больше людей стали понимать мои идеи и покупать предметы, которые я придумал как десять лет назад, так и буквально вчера». Лавгроув делает ставку на «материалы будущего»: биополимеры, кевлар, карбон, стеклопластик. «Я часто экспериментирую, соединяя один материал с другим. Конечно, я не избегаю традиционных стекла, фарфора, натуральных тканей, просто синтетика для моих работ лучше. Она позволяет передать почти невербальные явления: движение воздуха, отблески света».

Росс Лавгроув родился в 1958 году в Кардиффе, столице Уэльса в семье военных, от отца унаследовал привычку к дисциплине. Сложно представить, но в юности, как многие британцы его поколения, стал панк-рокером, шил себе прозрачную одежду из пластика и носил очки с мусорных свалок, в которых особо ценил отсутствие обзора. Закончил Манчестерском Политех. В 1983-м  получил степень магистра в области дизайна Королевского колледжа искусств в Лондоне. Профессиональную карьеру Лавгроув начал с работы в студиях в Штутгарте и Лондоне. Затем переехал в Париж, где стал консультантом в компании Knoll International. Там спроектировал довольно известную офисную систему Alessandri. Потом под эгидой Atelier de Nimes вместе с Жаном Нувелем и Филиппом Старком консультировал такие бренды, как Louis Vuitton и Hermès. Напитавшись идеологией люкса, в 1986-м вернулся в Лондон и стал проектировать вещи по своему вкусу, назвав компанию Studio X. В 1993 году Росс выступил куратором постоянной экспозиции лондонского Музея дизайна и автоматически стал не только практиком, но и рефлексирующим аналитиком. Он — въедливый и образованный читатель толстых научных журналов — ратует за принципы естественного формообразования. Учится подсматривать у природы, но не копировать ее. В 2007 году по приглашению Phillips de Pury Росс Лавгроув реализовал и показал проект Endurance. «Выносливостью» названы десять объектов из алюминия и углеродистого волокна. В каждом отражено жидкое и твердое состояние материалов. Питер Нойевер, директор венского Музея декоративно-прикладного искусства (MAK), предложил Лавгроуву придумать что-то артистичное для оформления Вены. И он сделал солнечное дерево: уличные фонари Solar Tree, которые заряжаются днем, светят ночью и совершенно не зависят от городского энергоснабжения.

В моей студии есть фрагмент первого в мире стула, сделанного из магния. Его разработка стоила 1,7 миллионов долларов. Он называется Go и выпущен Bernhardt design, США.

Сегодня внушительный список клиентов Ross Lovеgrove Studio включает ведущие мировые бренды, такие как Apple, Knoll, Herman Miller, Driade, Ceccotti, Cappellini, Moroso, Kartell, Artemide, Luceplan, Moooi Carpets, Renault, Sony, Airbus, Motorola, Louis Vuitton, Hermès, Tag Heuer, Issey Miyake и многие другие. Для VitrA он проектировал сантехнику и мебель. Черпая вдохновение в восточной керамической культуре, создал серию предметов, посвященную Стамбулу (коллекция Istambul получила в 2005 году Red Dot Design Award). Недавно он cпроектировал упаковку для серии Wanderlust («Cтрасть к путешествиям») итальянского косметического бренда Kiko Milano. Одна из знаковых работ — стул для итальянской компании Moroso — из полимера с впрыскиванием газа. («Здорово, что в Италии есть компании, которые поддерживают мечты, — восклицает Росс. — Отверстия в спинке позволяют дышать. Удален весь ненужный материал. Стул сделан из алюминия, но в отличие от алюминия, он выращен».)

Работы Росса Лавгроува выставлялись в музеях по всему миру: Музей современного искусства и Музей Гуггенхайма (Нью-Йорк), Музей дизайна (Лондон), Центр Помпиду (Париж) и Axis Centre (Япония). Аукционные цены на работы британца до сотен тысяч евро. (Его акустические колонки для KEF недавно на торгах Time for Design проданы по цене 160 000 евро за пару).

В мастерской с ореховым каркасом стула Anne для Bernhardt design.

«Моя студия представляет собой микс Музея естественной истории и космической лаборатории NASA. Это странное, жуткое место. Например, тут есть череп слона из Оксфордского университета, обувь туарегов из Северной Африки, маска Кифуэбе. Здесь есть стулья, сделанные практически из ничего — из порошка. Из оксида кремния. Мебель из биополикарбоната, которую я делаю в Италии. Первый в мире велосипед из бамбука с откидным рулем. Кресло-лист из кевлара. Перила из углеродного волокна, которые крепятся только в двух местах. Прототип лестницы, созданный методом лазерной стереолитографии. Что обошлось мне в 250 000 долларов. Большинство людей пойдут и купят за эти деньги Aston Martin. Но не я. В студии  есть и фрагмент первого в мире стула, сделанного из магния. Его разработка стоила 1,7 миллионов долларов. Он называется Go и выпущен Bernhardt design, США. В 2001 году Go попал в журнал Time как пример нового визуального языка XXI века. Неплохо для того, кто вырос в небольшой деревушке в Уэльсе.

«Технический прогресс позволяет сделать мои проекты ровно такими, как я их представляю. Но это только одна сторона медали. Я уверен, что промышленность не должна мешать природе, которая для меня как для дизайнера является основой всего. И в этом я не оригинален. Разве кресло Egg, придуманное Арне Якобсеном еще в 1958 году, не лучший образец органического дизайна?»

О своих архитектурных проектах Лавгроув почти не упоминает. «Если я и берусь за что-то монументальное, то только для друзей. Всем остальным я запросто могу отказать, даже если мне предложат очень большой гонорар. Мне необходимо посидеть, подумать, понять идеи заказчика, и если у меня в голо­ве все уляжется, я возьмусь за работу. Это личностный подход, который сегодня мало кто практикует. Именно поэтому я улыбаюсь, когда меня называют человеком будущего. Честно говоря, я просто пытаюсь сделать ­привычные вещи более совершенными».

Теги:
Автор:
Фото:
Предоставлены пресс-службами