Николас Шхаубрук: комфортный минимализм

Молодой бельгиец Николас Шхаубрук (Nicolas Schuybroek) входит в топ-лист лучших архитекторов мира. Николасу только 36, а на его счету уже два десятка реализованных проектов: от Мехико до Лазурного берега.

«Я с детства плыл по течению, — рассказывает он. — Сколько себя помню,  хотел быть архитектором. Сначала строил игрушечные домики из кубиков Lego, затем, уже подростком, плотничал, конструируя домики на дереве. Наконец, закончил художественный вуз и получил практику».

Пентхаус WV-OR в Антверпене. Пространство сливается с вековыми каштанами на улице.

Николас учился с родном Брюсселе, где прошла вся первая половина его жизни (институт Saint-Luc). Затем получил грант в McGill University и уехал повышать квалификацию в Монреаль. Еще во время учебы ему предложили стажировку, и вот уже талантливый интерн помогает Жану Бодуану (бюро Integral), одному из крупнейших современных канадских архитекторов. Вскоре, однако, Николаса потянуло на родину. И судьба снова сделала ему подарок — его пригласил к себе Винсент ван Дейзен и сразу на должность CEO своей архитектурной студии. Шхаубрук говорит, что работа с мэтром очень многое ему дала, прежде всего понимание основ, структурность мышления: он всегда сначала выстраивает пространство, а уже потом намечает стилистическое решение, идет от общего к частному.

MM House. Бруталистский дом начала 1970-х в Мексике. Бетонные полы проходят по всему дому.

В 2011 Шхаубрук основал свою архитектурную фирму Nicolas Schuybroek Architects. Свои первые интерьерные проекты он считает ученическими, чересчур строгими. Постепенно выработался свой стиль, который он называет комфортным минимализмом. Пролистывая на экране фотографии его интерьеров, поражаешься количеству белого. Белые полотнища стен — то, от чего архитектор отталкивается в каждом своем проекте, заключая их в графичную «раму» черных оконных рам и дверных проемов. «Разлинованный» таким образом интерьер наполняется по возможности простой обстановкой и минимумом аксессуаров.

MM House. Цементированные стены и потолки.

Николас не настаивает на агрессивном минимализме, не предлагает отрицать все и вся, но требует вдумчивого подхода. «Для меня важен естественный свет в интерьере, — рассказывает он. — Его должно быть много, как можно больше! Это единственное, в чем я готов проявить несдержанность. Все же остальное я стремлюсь подчинить функции. Я не лишаю интерьер и заказчиков чего-то искусственно, но подбираю тот идеально сбалансированный минимум, который отражал бы их потребности».

MM House. Лестница соединяет 4 этажа дома.

В качестве строительного материала архитектор использует бетон. Для внутренней отделки — мрамор и фактурную древесину. Классический набор: каррарский мрамор, брашированный дуб, бронза и немного кожи. Какими бы ни были исходные данные проекта (в портфолио Николаса есть лофты, пентхаусы, курортные виллы и даже один бывший охотничий замок), он приведет интерьер к «знаменателю Шхаубрука»: выверенный, элегантный минимализм, то, что в Европе называют intelligent design.

MM House. Кухня отделана мрамором сорта Arabescatto.

Николас не пощадил даже собственный дом, где живет с женой и двумя дочерьми: особняк позапрошлого столетия в центре Брюсселя он «выпотрошил», начав с чистого листа. Интерьер получился ожидаемо черно-бело-медитативным. Идеальный фон для винтажной мебели и светильников, которые собирает архитектор! И часто использует в своих проектах. Среди своих кумиров он называет произведения Пьера Жаннере (гостиную в доме Николаса украшает пара его лакированных кресел из тика), Жана Пруве, Шарлотты Перриан. В прошлом году Николас также попробовал себя в роли промышленного дизайнера, придумав для бельгийской марки when objects work, блюда НН. Они выпущены в двух версиях: более тяжелой мужской (из травертина, песчаника и латуни) и облегченной женской (в никеле с лакировкой).

Блюда ННб, when objects work. Вариант из травертина и латуни.

География неустойчивая: сегодня Шхаубрук проектирует виллу на Лазурном берегу, завтра отель в Чикаго или дорогой кондоминиум в Мехико. Он говорит, что дело не во всеядности, просто каждый раз его ведут обстоятельства.

Пентхаус WV-OR в Антверпене. Гостиная. Диваны Ours polaire, диз. Ж. Ройер.

Славу дизайнеру принесли прежде всего проекты MK House и CS House в Брюсселе и Антверпене. А карьеру в контракт-секторе помогло сделать знакомство с владельцами гостиничной сети Grupo Habita, для которых он спроектировал сначала квартиру в Мехико, а потом отель в Чикаго. В числе его заказчиков много представителей творческих профессий: известный визажист Питер Филиппс (отвечает за косметическую линию Dior), модный фотограф Вилли Вандерперре и другие. Им нравятся спокойные, сбалансированные интерьеры Шхаубрука, ведь его минимализм не кажется холодным. Свет и фактурность дают ощущение теплоты. В этом, казалось бы, выхолощенном пространстве, комфортно находиться.

Пентхаус WV-OR в Антверпене. Столовая с выходом на террасу.

Николас говорит, что его стиль определили шесть лет, проведенные в бенедиктинской школе, где он узнал, что такое правила, дисциплина. И белые стены. «Мои интерьеры часто сравнивают с монастырскими, — смеется он. — Даже придумали термин «монастизм». Действительно, мне нравится то, каким спокойствием веет от монастырских стен, но я не буду настаивать на отшельничестве, если оно вам не близко. Я решился вернуть минимализм к его истокам, вспомнить о том, что мы отказываемся от излишеств, чтобы отпустить разум, предпочитая материальному духовное».

Теги:
Автор:
Фото:
Claessens & Deschamps, Adrian Gaut предоставлены дизайнерами