Юлианна Никулина: интерьер из 90-х

Многие авторы стремятся делать интерьеры, которые будут жить долго, но насколько их попытки удачны, пока сказать сложно. В отличие от них, проект Юлианны Никулиной уже прошел проверку временем: дизайнер завершила его в 1996 году.

Юлианна Никулина создала этот интерьер для своей подруги — та приобрела в центре Москвы  пятикомнатную квартиру, бывшую коммуналку.  Поскольку хозяйка намеревалась принимать в ней многочисленных гостей, требовалась максимально открытая планировка.

Кровать дизайна Петера Мали для Ligne Roset — эталонный образец минимализма.

К счастью, здание было так устроено, что почти все перегородки удалось снести. Гостиная, кухня и столовая образовали единое пространство — понятие open space, как и «функциональное зонирование», были тогда еще в диковинку.  Спальню отделяет от гостиной перегородка из стекла, которую хозяйка обычно держит открытой, так что спальня тоже становится частью опен спейса.

Настоящий камин — редкость в городском интерьере.

В девяностых люксовые мебельные марки только начинали завоевывать российский рынок. Одной из первых была Ligne Roset. Диваны, столы, стулья, светильники, кровать  французского бренда Юлианна и ее заказчица купили в огромном салоне, открытом на Таганке. Стоила, правда, мебель недешево, но вложения оказались оправданны: предметы ничуть не устарела ни физически ни морально, а некоторые, например диваны Togo Мишеля Дюкароя или сантехника Duravit Филиппа Старка,  признаны  классикой дизайна.

Cерию мягкой мебели Togo Мишеля Дюкароя компания Ligne Roset впервые представила в 1973 году. Складки кожаной обивки на бескаркасных диванах и креслах, по замыслу автора, напоминают шкуру носорога. Торшер BD Barcelona Design. Спальню отделяет от гостиной раздвижная перегородка, которую хозяйка обычно держить открытой.

Кровать дизайна Петера Мали — модель 1983 года — сегодня уже стала раритетом. Хозяйка считает установленные на основании поворотные столики удобными, хотя и признает, что есть опасность удариться о деревянный каркас в темноте. В 2003 году автор доработал модель, сделав доступными версии в тканевой обивке.

Стол, стулья, торшер — всё Ligne Roset. Барный стул, диз. Филипп Старк, Driade. Кухня Arclinea. На комоде декор от компании BD Barcelona Design. Барная стойка изготовлена по эскизам автора проекта.
Стол, стулья, торшер — всё Ligne Roset. Барные стулья, диз. Филипп Старк, Driade. Кухня Arclinea. На комоде декор от компании BD Barcelona Design. Барная стойка изготовлена по эскизам автора проекта.

Удачной оказалась и покупка кухни от итальянской компании Arclinea: за все время на ней не появилось ни царапины. Радиусную барную стойку споектировала Юлианна Никулина, удачно сочетав отделку и с кухней, и с мебелью в зоне столовой. Хотя сама автор проекта признается, что эта стойка — единственное, что выдает возраст интерьера.

 Кровать дизайна Петера Мали для Ligne Roset — эталонный образец минимализма. Хозяйка считает поворотные столики удобными, хотя и признает, что есть опасность удариться о деревянный каркас в темноте.

За прошедшие тридцать три года в квартире произошли всего два изменения. Хозяйка перекрасила светло-серые стены, чтобы скрыть последствия устроенного соседями потопа (по совету Юлианны Никулиной она выбрала  графитовый оттенок), а также заменила подстолье под раковину в ванной.

Большой балкон — одно из достоинств квартиры.

В квартире нет ярких красок, и это один из секретов ее долголетия. Дизайнер последовательно придерживается монохромной палитры без намека на цвет. «В Москве  и так много ярких пятен. Я люблю более спокойную среду. Погода за окном, сами люди, живущие в квартире, их одежда и даже телевизор — все это источники цвета».

Ванная комната. Сантехника Duravit, дизайн Филиппа Старка. Тумба под раковину изготовлена по эскизам Юлианны Никулиной.