Лучшие интерьеры 2019 года: реконструкция по проекту Flow Architecture

Проект Light Falls — невероятная реконструкция викторианского дома в Кенсингтоне. Его реализовали участники студии Flow Architecture совместно с Magrits. Смелый эксперимент одобрили профессионалы: проект вошел в шорт-лист премии RIBA 2019 Королевского института британских архитекторов. 

Аннарита Папески и Винсент Новак познакомились, работая в бюро Zaha Hadid Architects. В 2013 году открыли cобственную фирму Flow Architecture, но сохранили ДНК стиля великой Захи: развивают «ландшафтную топографию» и метод проектирования, противостоящий «этажной» архитектуре, что особенно интересно продемонстрировали в новом проекте. Вместе с ними работала дизайнер Мария Грация Савито, выступающая под акронимом Magrits. 

Гостиная на верхнем уровне первого этажа с открытой лестницей и скульптурным декором световой шахты. Диван и пуфы Paola Lenti.

Пожалуй, это самая удивительная реконструкция в Лондоне. Архитекторы почти полностью снесли и выстроили заново четырехэтажное здание 1851 года, замыкающее линейку таунхаусов в Кенсингтоне, а также радикально перекроили внутреннее пространство.

Cтоловая c примыкающей террасой. Подвесной светильник Wireflow, диз. Арик Леви, Vibia. Стулья, диз. Арне Якобсен, Fritz Hansen. Cтол, Андреа Штеммер.

Хозяева были недовольны плохой освещенностью и типичной для викторианских построек мелкой нарезкой помещений — авторы проекта максимально увеличили проникновение дневного света и текучесть комнат. 

Вид на открытую лестницу на нижнем уровне первого этажа. Балюстрада изготовлена из цельной, окрашенной в белый цвет стальной пластины толщиной 8 мм.

«Здание входит в охранную зону Scarsdale & Abingdon, — рассказали нам Аннарита Папески и Винсент Новак. — Но поскольку оно не включено в список памятников, внутренние изменения допускались. Что касается экстерьера, то здесь законы намного жестче.

Кухня укомплектована программой K14 итальянского бренда Boffi, которую спроектировал Норберт Ванген. Столешница
из камня Cardoso. Светильник Wireflow, диз. Арик Леви для Vibia, продолжает композицию, которая начинается в столовой. Открытая лестница зонирует пространство.

Власти согласовали нам лишь два изменения: двухсветную застекленную пристройку к заднему фасаду и большую дверь, напрямую ведущую на террасу. Еще разрешили заменить крышу на аналогичную, но с лучшими энергетическими характеристиками. Мы планировали законсервировать фасады.

Скульптурное обрамление пустоты усиливает вертикальное движение света. Тонкие рейки из дугласовой пихты помогают регулировать степень приватности, между разными уровнями и пространствами возникают новые неожиданные визуальные связи.

Однако в ходе строительства вскрылись структурные проблемы в боковой стене, вероятно, это следствие бомбежек Второй мировой войны — так что заднюю и боковую стены дома также пришлось снести и выстроить заново. Таким образом, единственное, что осталось нетронутым, — главный фасад».

Главная спальня на первом этаже имеет окно в световую шахту.

Если кто-то сочтет реконструкцю неуважительной по отношению к историческому зданию, у авторов есть как минимум два аргумента: во-первых, она отвечает потребностям живущей здесь семьи, во-вторых, новое пространство имеет все шансы стать архитектурным памятником.

Мансардное окно в верхней части лестницы пропускает дневной свет через открытую лестничную клетку в центр здания.
Медиакомната. Система хранения Flow Architecture и Magrits.
Система хранения Flow Architecture и Magrits.
Гостевой санузел. Раковина Inbani, cмеситель Gessi.
Дизайн сада продолжает плавные линии террасы, геометрию подчеркивают канты из белого бетона.