Вилла Джона Лотнера: обновленный модернизм

Cтудия Bestor Architecture и архитектор Джейми Буш отреставрировали и достроили Silvertop — легендарную виллу американского модерниста Джона Лотнера в Лос-Анджелесе. Лотнер и Райнер были идеальной парой архитектор–заказчик. Оба верили, что новые технологии изменят мир. 

Промышленник Кеннет Райнер вошел в историю как изобретатель самоблокирующихся гаек для самолетов и пружинных заколок для волос. А также как заказчик архитектора Джона Лотнера и фактически его соавтор. Вместе они создали Silvertop — легендарный дом на озере Силвер-Лейк в Лос-Анджелесе. Начав строительство в 1957 году, Райнер потратил на него десять лет и миллион долларов, но так и не смог завершить. Он обанкротился, почти готовую постройку пришлось продать. 

Вид на город.

Недавно шедевр середины ХХ века подвергся обширной реставрации, над которой студия Bestor Architecture трудилась три года. Интерьеры доверили Джейми Бушу — архитектору, известному участием в реконструкции нескольких значимых модернистских калифорнийских вилл.

Консольная дорога вьется вокруг круглого гостевого дома.
На вилле Джон Лотнер установил первый в Соединенных Штатах «бесконечный» переливной бассейн.
Подъезд к дому.

«Джон Лотнер — один из самых недооцененных архитекторов ХХ века, до недавнего времени он был почти не известен за пределами Лос-Анджелеса, — рассказал Джейми Буш ИНТЕРЬЕР + ДИЗАЙН. — Каждый из его домов уникален, а Silvertop, пожалуй, относится к самым важным. Это здание — чудо инженерной мысли». 

Дом представляет собой в плане два пересекающихся полукруга и разделен на спальную, гостиную и кухонную зоны. Кожаные зеленые кресла, диз. Арне Норелл, Швеция, 1965. Столик из травертина и меди Ten10.
Фрагмент гостиной. Диван в ткани Donghia, кофейный столик, шкаф для ТВ — всё Jamie Bush + Co специально для проекта.
Фрагмент гостиной. Диван в ткани Donghia, кофейный столик, шкаф для ТВ — всё Jamie Bush + Co специально для проекта.
Дом имеет бесчисленное число видовых точек.

Лотнер и Райнер были идеальной парой архитектор–заказчик. Один по полной раскрыл в проекте свой талант модерниста-футуриста, другой — дар изобретателя. Оба верили, что новые технологии могут сделать мир лучше. Если Лотнеру требовалась деталь, которой не существовало, Райнер разрабатывал ее и изготавливал на собственном заводе. 

Название Silvertop постройке дала куполообразная крыша из серебристого бетона. Стол из бетона James de Wulf,  стулья Expormim.
Кривая — доминирующая линия проекта. В ходе реконструкции механическую систему управления раздвижной стеклянной стеной заменили на современную моторизованную.
Фрагмент сада. Столовая под красивыми деревьями имеет вид жилой «зеленой» комнаты под открытым небом.
Дом-сад — единая система.

Постройка, названная Silvertop за ее бетонный купол, бросала вызов общепринятым взглядам на жилье и строительным нормативам. Там были раздвижные пробковые потолки, стеклянные стены, опускающиеся в пол, раковины без кранов, которые автоматически наполнялись водой, стол-трансформер на гидравлическом основании, первый в Соединенных Штатах «бесконечный» переливной бассейн.

Постройка, названная Silvertop за ее бетонный купол, бросала вызов общепринятым взглядам на жилье и строительным нормативам.

Система отопления располагалась под полом и медленно выпускала теплый воздух по периметру комнат. Кульминация — консольная подъездная дорога, на которую власти Лос-Анджелеса отказывались давать разрешения, но Райнер провел стресс-тест, показавший, что она выдерживает вес автомобиля, и выиграл дело в суде.

Спальня. Огромное окно стирает границу между интерьером и природой. Джон Лотнер и Кеннeт Райнер сошлись на том, что дом «должен был быть тихим как для ушей, так и для глаз, и создавать ощущение естественной красоты, растворяясь в природе». Лежанка Phase Design. Столик: французский винтаж. 
Главная спальня. Раздвижные потолочные панели из пробки — изобретение Джона Лотнера. Камин из бетона архитекторы называют «чудом брутализма». Кровать Poliform. Ковер в марокканском стиле Marc Phillips. Меховое покрывало Restoration Hardware. Кушетка из тика в ткани. 

«Нынешние хозяева — муж и жена с двумя дочерьми-подростками, София Нардин и Люк Вудс, — продолжает Джейми Буш. — Она писательница, он — президент компании Beats Electronics и соучредитель Interscope Records: значимая фигура в музыкальной индустрии. Оригинальные механизмы в доме устарели и плохо работали, поэтому Люк Вудс привлек немецких инженеров, которые восстановили моторы и подвижные детали. Теперь они соответствуют современным стандартам.

Гостевой дом. Кресло Walter Knoll. Обеденный стол Room & Board. Стулья Muuto. Люстра Janus et Cie. Табурет из ореха и замши — работа скульптора Джоэла Сейра. Столики Ligne Roset и Atelier de Troupe. Диван Pop & Scott. Ковер Marc Phillips. 

Люк Вудс также привнес много новых технологий, касающихся освещения, звука, систем отопления, вентиляции и кондиционирования, системы безопасности, управления шторами, — можно сказать, что он — достойный преемник создателей Silvertop.

За перегородкой находится просторная семейная кухня.

Отделки в основном аутентичны: мы восстановили кирпичные стены, обшивку из кипариса, стены и полы терраццо, полы из дугласии.

«Значительные фрагменты дома не были закончены, прежде всего кухня и главная ванная — мы довели работу до конца».
«Значительные фрагменты дома не были закончены, прежде всего кухня и главная ванная — мы довели работу до конца».
 В главную ванную архитекторы добавили 20-тонную стеклянную перегородку, которая исчезает в полу. В сочетании с системой мобильных световых фонарей она может сделать душевую полностью открытой.

Пожалуй, самым сложным было создать интерьер, который ощущался бы как органичная часть архитектуры, в то же время был функциональным и комфортным. Вот пример: в гостиной клиенты хотели большой телевизор, с которым мы в этом священном пространстве сражались как могли. Но потом придумали шкаф, где скрыли прибор, а также спроектировали двухсторонний диван: он ориентирован на камин, но позволяет смотреть телевизор с удобного расстояния.

Cкамья, диз. Bestor Architecture. Душ Gessi.

Вообще, многое приходилось делать на заказ: масштабы предметов настолько специфичны, что ничего подобного в продаже просто нет. Вещи bespoke мы сочетали с винтажом и современным передовым дизайном. Все вместе создает интересный микс, который, как мне кажется, заставляет воспринимать дом как актуальное явление. Как нечто большее, чем ретроаттракцион». 

Кухня. Стол Phase Design. Светильник Gubi. Арт: Глен Е. Фридман.
Все помещения подчеркивают близость к природе.
Фрагмент кухни.
Фрагмент кухни.
«В оригинале кухня не была завершена. Мы трактовали ее отделку на свой лад: использовали кипарис, но повернули рейки вертикально, чтобы показать: это новый элемент в доме», — говорит Джейми Буш.
Гардеробная при главной спальне.