Клаудио Сильвестрин: пять мыслей о культуре и простоте

Клаудио Сильвестрин (Claudio Silvestrin, р. 05.09.1954), архитектор-минималист, празднуя свое 65-летие, рассказывает о ключевых принципах своих проектов.  

О культуре и красоте В жизни я увлечен огромным количеством вещей — не только собственной профессией. Меня гораздо больше привлекают культурные аспекты, существующие вне текущей моды. Красота как понятие почти перестала существовать, однако я до сих пор пытаюсь делать красивые вещи в том самом классическом понимании красоты. Все, что связано с огромным корпусом литературы, искусства и лэнд-арта — мой хлеб насущный и ежедневная подпитка. Когда я думаю, кто был бы лучшим режиссером для фильмов об архитектуре — уверен, что это был бы художник Джеймс Таррелл. По крайней мере, свою архитектуру я бы доверил только ему. Он лучше всего понимает природу света. А я рассматриваю свет как конструктивный элемент любого здания и интерьера. Это еще одна стихия, такая же как земля и вода. И не могу смириться с тем, что часто роль света в архитектуре либо не учитывается вообще, либо  используется не в полную силу.

Интерьер для Канье Уэста в лондонском Cannon Lane House, Claudio Silvestrin Architects.

О простоте Квадрат — везде квадрат. Хоть в Японии, хоть в Африке. И простота, которую я боготворю, так же понятна каждому человеку в любой точке планеты. Зачем использовать искаженные, измененные формы, когда можно достичь новых высот простыми объемами? Многие архитекторы прибегают к усложнению только ради того, чтобы удовлетворить собственные эгоистичные устремления. Эти конструкции не направлены на то, чтобы коммуницировать с человеком, чтобы обращаться с внятным посланием к каждому. Они перегружены. А когда в пространстве слишком много объектов, оно страдает. Все заложенные в нем возможности пропадают.

Torino Outlet Village. Проект Claudio Silvestrin Architects.

О пустоте и материале Спокойное, «пустое» пространство дает вам ощущение легкости. Вы не чувствуете в нем давление времени и прошлого; вам не хочется смотреть на часы. Вы начинаете чувствовать возвышенное, будто вас поднимают на воздушном шаре. Если вы заходите в такое помещение озабоченным, через некоторое время это чувство исчезает и наступает покой. Но что интересно: я не могу доказать влияние такого пространства на разум математически. А если бы мог, давно бы стал миллиардером. И несмотря на то, что четкой формулы нет, она работает.

Кофейный столик Terraliquida, Glas Italia.

Кто создает архитектуру: дизайнер или сам материал? Мне не кажется, что человек может добавить что-то существенное к созданному природой. Когда я вижу красоту камня, то уверен:  именно сам камень дает вам возможность почувствовать определенную эмоцию. Восхищение, изумление. Материал, у которого есть способность говорить, должен стать неотъемлемым свойством архитектуры. Экспрессия, которую вы чувствуете, исходит не от проекта — силу придает сам материал. И в этом смысле я не очень понимаю «авторскую» архитектуру. Тот интерьер, где ощутимо присутствие природы, не нуждается в подписи, как не нуждается в подписи пейзаж. 

Реконструкция замка Rocca Sinibalda в итальянской провинции Риети.
Реконструкция замка Rocca Sinibalda.

О романтизации технологии Технологии, на мой взгляд, сейчас сильно романтизированы, на них возлагается слишком много надежд. Я не склонен разделять эту точку зрения. Мне кажется, ценность воды и света в архитектуре гораздо важнее. И технологии должны просто подчеркнуть эту непреходящую ценность. Они вторичны по отношению к первоэлементам, и важно не придавать им решающего значения — хоть в публичных проектах, хоть в частных.

Кухня Terra, Minotti Cucine.

Для меня разница между архитектурой публичной и архитектурой частной, безусловно, существует. И, как ни странно, на большее число компромиссов приходится идти как раз в сфере публичных проектов. И вовсе не по соображениям безопасности. Дело в том, что в частном пространстве человек может себе позволить больше думать о поэзии пространства, а не о других вещах.     

Neuendorf House. Архитекторы Джон Поусон и Клаудио Сильвестрин.

О самосовершенствовании До самого последнего дня необходимо учиться, поскольку необходимо меняться и быть способным по-новому развернуть собственную мысль. В начальной школе я узнал, что Карл Великий начал учить греческий, когда ему было 80 лет. Этот факт поразил меня, и с тех пор я не останавливаюсь. Если вы достаточно решительны, ничто не может удержать вас от развития. Вы можете это делать легко в любое время, в любом месте. Оставайтесь любопытными, всегда стремитесь узнать больше того, что знаете.

Джулиана Витторио Салмазо, Джотто, Клуадио и Галлео Сильвестрин. 1+1=1 architects.
Центр инноваций Tetra Pak, проект Claudio Silvestrin & Giuliana Salmaso.
Теги:
Автор:
Фото:
Giuliana Vittoria Salmaso, предоставлены пресс-службами

Читайте также

Лучшее за месяц