Алехандро Аравена: пять мыслей о правильной архитектуре

Алехандро Аравена (Alejandro Aravena, р. 22.06.1967) — один из самых молодых Притцкеровских лауреатов, главный идеолог и куратор Венецианской биеннале 2016 года, адепт социальной архитектуры, рассказывает, есть ли у архитектуры добавленная стоимость и зачем нужны новые точки обзора.

О качестве жизни Все сложности, которые возникают у мегаполиса, должен решать архитектор. Но парадоксальным образом не как архитектор, а как обычный гражданин, житель города. Архитектор может чувствовать потенциал места, где и каким образом улучшить жизнь. У него есть больше возможностей для этого: он наблюдатель и свидетель того, каким образом  связано общество с городом и строительной средой.  

У архитектуры есть способность переводить на язык формы все виды влияний и энергии. Архитектура может синтезировать все хоть сколько-нибудь значимые ресурсы. Чем более сложная стоит задача, тем больше ее решение должно включать интересы всех сторон, быть объединяющим. Архитектура в каком-то смысле примиряет все стороны: политическую экономическую, социальную. Вам нужно только заставить все эти разбегающиеся в разные стороны силы работать нужным вам способом. Ведь любая энергия может быть канализирована в одном направлении. Но для этого нужен верный дизайн, точный проект.  

Приморский променад в местечке Constitución, Чили. 2013.

Архитектор не просто может строить дома, качественно улучшающие жизнь людей — он обязан это делать. В его ведении общественные пространства, транспортные системы. И если есть хотя бы минимальная идея, как улучшить жизнь города, нужно делать проект, а потом найти клиента. Если его нет, клиента нужно придумать. Фокус в том, чтобы все люди, на всех уровнях — от жителя до чиновника — прочувствовали будущую реальность. Представили, как оно будет еще на стадии предложения проекта. А дальше нужно ухватиться за любую возможность для реализации, которая появляется.

Об эффективности Самая важная часть работы архитектора с обществом —  это правильно определить вопросы, а не ответы. Если вопрос поставлен верно, все получится. При этом архитектор не должен ожидать того, что люди сами найдут решения вопросов, ими же и поставленными. Нужно просто почувствовать, что им на самом деле нужно.

Siamese Towers в Сантьяго, Чили.

Я полагаю, что одна из самых важных задач архитектуры сегодня – это доказать, что у архитектуры самой по себе нет никакой добавленной стоимости. Если архитектура хороша — это не должно означать непомерно завышенный бюджет. Нужно ориентироваться прежде всего на эффективность: как лучше синтезировать все многочисленные неоднозначные факторы. И если эти проблемы решены, если найден верный способ, если  проект оказался по-настоящему эффективным, вот это и есть добавочный смысл архитектуры.

Поселок Quinta Monroe, Чили.

О работе над проектами Когда вы планируете проект, нужно быть в состоянии начинать его как можно дальше от привычных архитектурных приемов.  Мысленно уйдите из архитектуры, представьте себя кем-то другим. Представьте себя тем, кто обеспокоен безопасностью на дорогах, загрязнением пространства, траффиком, сегрегацией, другими проблемами в уже существующей среде. И тогда вам станет ясно, куда направить усилия. У архитекторов еще никогда не было такой возможности улучшить жизнь абсолютного большинства людей. Просто нужно быть достаточно творческими, чтобы перевести все эти очевидные мысли на язык конкретных архитектурных предложений.

Смотровая площадка Las Cruces Pilgrim, Jalisco, Мехико.

Об абстрактном и человеческом Я всегда сомневался в той части интеллектуального подхода к архитектуре, которая не соответствует реальности — этим она и плоха. Многие направления академического обучения ведут не туда, в них уже давно нет смысла. Это легко проверить, когда вы начинаете разговаривать с людьми на улице. Я однажды провел эксперимент. Спросил людей на улице, что такое «пространство» и что оно для них значит. Я не получил ни одного внятного ответа. Потом спросил об уровне их зарплаты, и чувствуют ли они себя на улице безопасно. Вот здесь начались бурные дискуссии. Вопрос о пространстве для них совершенно бессмысленный. А вот из обычных вопросов сразу рождается понимание, чего людям не хватает. Нужно каким угодно способом объединить эти полюсы в архитектуре.

Центр инноваций католического университета в Чили.

Но при этом я не могу сказать, что мое бюро Elemental придерживается исключительно   гуманитарного подхода. Мы никогда не утверждали, что настаиваем на каком-то моральном превосходстве. Мы просто надеемся быть хорошими дизайнерами. И верим, что все проблемы городов трудны, но решаемы. Если вы в чем-то убеждены, нужно быть достаточно смелым и решительным, чтоб не следовать за остальными. Забудьте общепринятые критерии успеха, создайте свои. Вот это и есть самая суть устойчивого дизайна. Это не техническая наука, которая указывает точно, что нужно сделать, чтобы добиться вот этого результата. Мы просто должны смело и с настойчивостью придерживаться того пути, который нам кажется правильным.

Домик для отпускного отдыха, Ochoalcubo Project.
Лестница в отпускном домике, Ochoalcubo Project.

О новой точке обзора Большинство из нас крепко стоит на земле, и видит вокруг каждый день одну и ту же картину, в большинстве случаев неприглядную. Но стоит забраться повыше, как рутинная панорама превращается в нечто поэтическое. Камни становятся цветами, деревьями, птицами. Конечно, в большинстве случаев это красивая метафора, но в моих проектах часто встречаются новые точки обзора (в буквальном смысле, это смотровые площадки или некие «рамы» для пейзажа, фиксирующие взгляд на чем-то красивом), которые дают возможность посмотреть на привычное под новым углом. Этот взгляд важен для каждого.  

Детский парк Bicentennial в Сантьяго, Чили.

Теги:
Автор:
Фото:
предоставлены пресс-службами

Читайте также

Лучшее за месяц