Ксения Брейво: реконструкция квартиры в старом доме

В гостиной создана эффектная симметричная композиция. Кресла Amburgo дизайна Паолы Навоне — одна из самых известных моделей итальянской компании Baxter, ставшая классикой. Перед ними столик того же бренда авторства дуэта Draga & Aurel.

Ксения Брейво спроектировала квартиру в доме начала ХХ века. Дизайнер провела настоящее историческое исследование — в итоге заказчик получил гармоничную планировку и персональный вход с улицы.

Заказчик — бизнесмен  Шота Ломтадзе, друг Ксении, ценитель традиционной архитектуры, купил квартиру в бывшем доходном  на 2-й Брестской. Когда-то один из владельцев занимал целый этаж, а после революции квартиру нарезали на комнатушки и превратили в коммуналку — типичная история.

Двери и системы хранения выполнены на заказ компанией Garant 100. Cтол Bulthaup. Кресла и стулья: отреставрированный винтаж, mobiledom.

Решение о покупке квартиры в старом фонде было намеренным и осознанным. Заказчик Ксении прекрасно понимал, что ремонт потребует более крупных вложений: понадобятся замена коммуникаций, демонтаж перегородок, согласование перепланировки и прочие расходы. Но атмосфера и шарм исторического дома, высокие потолки, огромные окна — это то, что дает даже самой небольшой площади необходимые «воздух и свет». Ощущения в таких пространствах совсем иные.

 Ковер в оттенках горного неба напоминает заказчику о родной Грузии. Он соткан на заказ в Непале (компания Jerome Botanic). Кресла и столик Baxter. У стены легендарный стул Zig Zag дизайна Геррита Ритвельда, сегодня его выпускает Cassina. Под кофейный столик приспособили лавку, найденную на винтажном рынке в в Грузии. На стенах работы Георгия Тотибадзе. Керамический пуф и вазы на окне: Елена Орехова, Savour Design.

Ксения пришла на проект, когда над ним уже поработал другой автор и предоженное им решение смущало заказчика. Планировка была нарезана на основе плана БТИ 70-х годов. Одно окно забирала прихожая, спальня получалась катастрофически маленькой, а в гостиной выходило два окна разного размера.

Линейка кухни деликатно вписана в гостиную. Верхние модули отсутствуют. Вместо них — серия работ Ирины Тотибадзе. Фартук и столешница из мрамора арабескато. «Я предпочитаю размещать кухню в изолированном помещении, но здесь для этого было мало места», — говорит Ксения Брейво. Стол Bulthaup, стулья и кресла: винтаж. Кухня Nolte Kuechen.

Ксении обратила внимание, что входная дверь расположена нелогично. «На старом плане БТИ был отмечен еще и черный вход, но он тоже находился как будто не на месте. Внимательно изучив планы, я  поняла, что раньше он был в другой точке — прямо напротив лестницы черного входа. Строители вскрыли стену — каково же было наше удивление, когда мы обнаружили заложенную входную дверь! Это стало поворотным моментом в проекте. Подняв архивы планов начала ХХ века, нам удалось восстановить исторический вход. В итоге планировка обрела логику, а заказчик получил персональный вход с улицы и теперь живет в своем подъезде один».

Лавку, найденную на винтажном рынке в Грузии, решили использовать как кофейный столик. Над диваном диптих Георгия Тотибадзе. Керамический пуф: Елена Орехова, Savour Design.
Двери выполнены на заказ компанией Garant 100. Cтол Bulthaup. Кресла и стулья: отреставрированный винтаж, mobiledom. Арт: Георгий Тотибадзе. На стенах краска Benjamin Moore. На полу брашированный дуб цвета «табак», компания Luxury Flors.

Особое очарование придавали дому окна: двойные, распашные, со старой фурнитурой. «Но это был лишь «пепел» — с ними ничего нельзя было сделать. Одна мысль о том, что заказчик решит поставить пластиковые плоские стеклопакеты, убивала часть проекта в моей голове — это же  особое  наслаждение смотреть на пустоту через пустоту. Но  опасения были напрасны: наши совместные прогулки по старой Москве и наблюдения привели к решению изготовить окна, аналогичные прежним —  с такими же тонкими изящными переплетами. Мы и покрасили их со стороны фасада в коричневый цвет, тот самый оттенок, который когда-то задумывал архитектор».

В гостиной создана эффектная симметричная композиция. Кресла Amburgo дизайна Паолы Навоне — одна из самых известных моделей итальянской компании Baxter, ставшая классикой. Перед ними столик того же бренда авторства дуэта Draga & Aurel. В камине ваза дизайна Пьеро Форназетти.

Мастерскую, изготовившую окна, нашли в Белоруссии, в Росиии за такую работу никто не брался. Со старых рам сняли фурнитуру, почистили, установили на новые. Лепнину также изготовили по сохранившимся образцам — восстанавливать прежнюю не было смысла.

Светильник российского дизайнера Ильи Потемина, созданный для французской марки DCW éditions — одно из спонтанных приобретений в этом проекте. Заказчика привлекла его технологичность. Модель не имеет привычного выключателя и диммера, в основе — новый принцип управления светом.

Цветовая палитра квартиры построена на нюансах, в прохладных серо-голубых тонах. Специально для проекта в Непале заказали ковер в оттенках горного неба — таким образом передали ощущение родины заказчика, которое греет его в Москве. Керамика и произведения искусства — также от грузинских авторов. Мебели много из Италии. Так что стиль квартиры автор шутливо определяет как «русско-итальянское ретро с грузинским колоритом».

Кресло и столик Baxter. Торшер — известная модель Mantis марки DCW éditions. Бернард Шоттландер создал ее в 1951 году под влиянием творчества Александра Колдера. У стены стул Zig Zag Геррита Ритвельда, сегодня модель выпускает Cassina.

Обычно архитекторы и дизайнеры стремятся, чтобы интерьер один в один повторял начальную 3D-визуализацию, но здесь другой случай:  «Рафинированная картинка не была нашей целью. Мы создали предварительный эскиз, который давал ориентиры. Потом все собиралось по принципу нравится–не нравится. Было немало спонтанных приобретений, и в этом есть определенный кайф. Однажды мы пришли выбирать светильники и вместе с ними купили старинный красный велосипед. Применения ему впоследствии так и не нашли,  зато теперь вспоминаем этот забавный случай как хронику ненужных покупок и смеемся».

Спальня. Кровать изготовлена по эскизам автора проекта. Над изголовьем работа неизвестного худжника. На стенах краска Benjamin Moore.
Кровать изготовлена на заказ компанией LoffiLab. Модель с высоким изножьем выглядит немного старомодно, что соответствует концепции дизайнера: «Я хотела создать немодный интерьер». На стене работа неизвестного художника. На подоконнике лампа Piero Fornasetti. Постельное белье Atelier Tati.

«Во время проекта мы миллион раз ссорились и мирились, постоянно смеялись, шутили и подтрунивали друг над другом. Но это было прекрасное время, которое мы вспоминаем с улыбкой и иронией».

Теги:
Автор:
Фото:
Сергей Ананьев