Бельгийский модернизм: вилла Дирикса

Вилла Дирикса вошла в историю архитектуры как один из ярких памятников модернизма. Этот белоснежный дом построил в 1929 году ученик Ле Корбюзье Марсель Леборн (Marcel Leborgne, 1898–1978), бельгиец, архитектор в третьем поколении.

Вместе со своим старшим братом Марсель Леборн с 1921 по 1926 год отвечал за восстановление разрушенного во время Первой мировой войны города Ипр. Потом Леборны строили многочисленное жилье для местных буржуа. Влюбленные в театр, оба брата играли в труппе коллежа иезуитов в Шарлеруа; там они познакомились с М. Дириксом, директором металлургической компании Forges de Clabecq. Он-то и заказал им резиденцию. В то время автомобильная езда вошла в моду, и Дирикс выбрал участок в отдаленном районе — в предместье Брюсселя, коммуне Род-Сен-Женез.

Один из холлов.

Марсель Леборн возвел настоящий модернистский замок. Жилая площадь — 1000 кв. метров плюс 400 метров террасы. План почти квадратный — 28 на 22 метра, здание будто вписано в виртуальный куб. Его пронизывает мощный атриум. На основном этаже расположены пять огромных спален и столько же гостиных. Размах помещений — дань монументализму, которого не смогли избежать в 1930-х годах ни демократии, ни тирании.

В атриуме расположен один из бассейнов. Три этажа отражаются в зеркальном панно высотой 9 метров.

Приемная дочь Дириксов Андре жила в доме до начала 1980-х, бережно сохраняя первоначальную меблировку. Потом в течение 25 лет дом менял хозяев. Его сдавали для приемов, презентаций и банкетов, в 1993 году здесь снимали фильм с Аленом Делоном. Интерьеры памятника можно увидеть в комиксах Франсуа Скуйтена и Бенуа Петерса. Постепенно здание ветшало, пережило несколько перестроек, не всегда удачных...

В 2007 году виллу приобрел Александр Камброн, специалист по реконструкции ценных построек, которые он затем успешно перепродает. На работы по обновлению и перепланировке потребовалось около двух лет, руководил ими архитектор Винсент Брейнинкс. Он ревностно следил, чтобы все делалось с уважением к зданию-памятнику. Предстояло удалить внутреннюю облицовку из асбестовых плит, восстановить конструкцию из железобетона и кирпича.

Кресла дизайна Миса ван дер Роэ придают столовой атмосферу зала для деловых встреч. Золотые колонны противостоят ей. На полу — дубовые панели. Первоначально там лежал модный материал эпохи — линолеум.
Комнаты выходят на лестничные площадки, как каюты — на палубы корабля. На втором уровне черно-белая работа Дж. Опи.

Мраморную отделку пола и перил сохранили и отреставрировали, а вот старый линолеум на полу (когда-то модный передовой материал) заменили дубовыми плитами. Музейные реставраторы воссоздали позолоту колонн, применяя технику Леборна. Полностью были обновлены системы канализации и отопления, оборудованы новая кухня и гардеробная, которую с широтой довоенных буржуа отделали макассаром.

Вид из вестибюля на гостиную. Решетчатая перегородка и дверь выполнены по эскизам М. Леборна. У позолоченной колонны — бюст римского императора, работа 1930-х гг.

Предметным наполнением занималась декоратор Фабьен Дюпон. Она принимала решение по цвету и тканям, заказывала домашнюю электронику и мебель. Прежде чем приступить к работе, долго изучала старые фотографии с интерьерами виллы. Помещения обставлены ремейками объектов той эпохи: Эйлин Грей, Йозефа Хоффмана, Миса ван дер Роэ — это классика ХХ века.

Построенная в 1929 году вилла считалась в свое время образцом комфортного жилья. Но в наши дни представления о комфорте сильно изменились. И поскольку Александр Камброн реконструировал объект под продажу, памятник архитектуры был переоборудован. В  нем появились система «умный дом», электронная система безопасности, лифт. Для полноценного отдыха новых хозяев в здании предусмотрены два бассейна, домашний кинотеатр, зал для занятий фитнесом. На плоской крыше устроен бар. Особая гордость — оснащенные самой современной сантехникой ванные комнаты.

В архитектуре виллы два сильных влияния. Сам Леборн много лет спустя определял ее стиль как «соединение ар-деко с пуризмом Ле Корбюзье». Действительно, от знаменитого модерниста здесь многое: белый цвет, кубистическая композиция, плоская функциональная крыша, простые объемы, линейные, почти ленточные окна.

Бассейн появился при реконструкции здания. Вокруг него — ремейки шезлонгов Э. Грей. Через остекленную стену открывается приятный вид на парк.

В то же время эта вилла напоминает постройки француза Робера Малле-Стевенса (1886–1945). Тот умел в лаконичную архитектуру добавить дорогие материалы и подарить ей буржуазный шик. Леборн тоже не пожалел мрамора. В доме три сорта: белый каррарский, черный из валлонского месторождения Мази и «полосатый» «гранд антик» с Пиренейского полуострова — его использовали для перил лестницы.

Графичный рисунок мраморного пола и перил придает шик модернистской архитектуре. Леборн признавал здесь влияние голландского неопластицизма, в частности работ Мондриана. Кушетка — ремейк известной модели Э. Грей.

Темные вставки в идеально белом интерьере создают графичный рисунок. «Сетка» на полу первого уровня, кованая входная дверь, решетка, отделяющая гостиную, — в их линиях Леборн признавал влияние голландских мастеров неопластицизма, в частности Пита Мондриана. На площадке второго этажа, выходящей в атриум, на стене висит работа актуального художника Джулиана Опи: фигура, очерченная контуром.

Отдельные элементы исполнены в стиле пакетботов, исключительно модных в 1920-х: светская публика увлекалась тогда трансатлантическими круизами. Знатоки сравнивают виллу с легендарной «Нормандией», самым крупным судном своего времени.

Круглые окна первого этажа виллы — настоящие иллюминаторы. Плоская крыша-терраса ограждена перилами, как палуба, винтовая лестница и выступающая башня напоминают капитанский мостик... Кажется, здание в любой момент готово к отплытию. Образ океанского лайнера развивается и в атриуме, около мраморного бассейна. В зеркале отражаются «трапы» и «палубы», на которые выходят двери комнат-кают... 

Винтовая лестница ведет на крышу.

Маленькая Бельгия внесла большой вклад в архитектуру. В 1893 году Виктор Орта построил в Брюсселе для профессора Эмиля Тасселя особняк, который считается первым в истории зданием в стиле ар-нуво. А годом ранее французский инженер Франсуа Эннебик запатентовал систему армированного бетона, и заявление он подал именно в Брюсселе. Прочность нового материала позволила отказаться от внутренних стен и перегородок. Так родилась вся современная архитектура: Мис ван дер Роэ, Алвар Аалто, Ле Корбюзье...

Теги:
Автор:
Фото:
Didier Delmas