Келли Уэстлер: триплекс в Нью-Йорке

Гостиная. Диван, диз. К. Коломбо, Nube, в текстиле К. Уэстлер. Картина: Дж. Вайнстайн. Мраморный стол спроектирован Г. Ауленти в 1964 г. для Knoll. На нем — натюрморт из винтажных сосудов и скульптур.

Американская звезда, декоратор Келли Уэстлер проявила свой талант, оформляя триплекс 450 кв. метров для семейной пары в Трайбеке.

Одни называют метод Келли Уэстлер максимализмом, другие усматривают в нем голливудский шик. Но все единодушно восторгаются той свободой и смелостью, с которой она смешивает предметы, цвета, орнаменты, фактуры. Каждый проект — как рождественский подарок. Владелица фирмы KWID, Уэстлер оформила немало домов кино-звезд и входит в список лучших авторов отелей. Воспитывает двух сыновей, помогает мужу-девелоперу Брэду Корзену, пишет книги по декору. Преуспела в создании аксессуаров, ковров, домашнего текстиля, одежды.

Стены покрыты бумажными панелями ручной работы с фактурой пергамента. Комод изготовлен на заказ (массив ореха, пергамент, латунь). Шипованная ваза — фирменная керамика К. Уэстлер. На стене — работа Р. Уильямса. Датские стулья, диз. И. Кофод-Ларсен, 1950-е (эбен, латунь).

«Я человек энергичный, поэтому жить предпочитаю в расслабленном Лос-Анджелесе, — говорит Келли. — Нью-Йорк мне противопоказан». Однако она берется и за проекты на Манхэттене, тем более когда владельцы готовы к экспериментам.

Гостиная зонирована гигантскими металлическими балками. Все пространство объединено черно-белой фактурой ясеня. Справа — полукруглые кресла П. Эванса.
Кухня. Американские барные стулья и французские светильники 1970-х. Стена в искусственном мраморе Riverstone.

Хозяева этой трехуровневой квартиры — люди продвинутые: он работает в сфере высоких технологий, она сотрудник аукционного дома. Трайбека, где на тихой улице расположен их дом, относится к районам с самыми высокими ставками аренды. Здесь проживают Мэрайя Кэри, Роберт Де Ниро, Кейт Уинслет и др. Здание было выстроено в 1900-х годах как маслобойная фабрика. Под жилье переделано около двадцати лет назад.

Гостиная. Светильник из муранского стекла. Над камином из желтого травертина — лампы С. Муя.
Столовая. Полосатые комоды и стол из полимера: диз. К. Уэстлер. На стене — живопись акрилом, С. Уилсон. Стена отделана панно в технике эгломизе; зеркальная фольга создает эффект состаренного зеркала.
Рельеф — Франция, 1940-е.

«Хозяевам захотелось сохранить ощущение лофта, создать изысканный и одновременно брутальный интерьер, — рассказывает Келли. — Поэтому мы максимально освободили основной, средний этаж. Оставили открытыми металлические балки на потолке и даже добавили несколько колонн, чтобы сделать пространство более ритмичным. Внизу — спальни.

Лестница, ведущая в спальни.
Холл. Ясень сложной фактуры на полу и стенах. Стул обит мехом норки.

Третий этаж отдан развлечениям: кухня-бар, гостиная и две террасы — с них удобно наблюдать, как возводят новый Всемирный торговый центр». В лофте много металла, но не меньше и дерева. А также мрамор, пластик, пергамент, мех, зеркала и десятки объектов дизайна разных эпох и стран. Здесь нет ни «просто стены», ни «просто стула или стола» — запредельно сложный, плотный микс на грани фола. Но Келли выдерживает эту грань. 

Гостевая комната. Ковер The Rug Company, как и кровать, изготовлены на заказ по ее эскизу. Латунные тумбы 
Scala Luxury.
Рисунок стеновых покрытий в стиле художника К. Вула разработала К. Уэстлер (ручная роспись).

Уровень интерьера определяют именные предметы: кресла работы американца Пола Эванса, столы классиков — выпускников Миланского политеха Гаэ Ауленти и Анджело Манджаротти, тарелки Пьеро Форназетти, диван Карло Коломбо (чтобы он не выглядел слишком простым, его переобили в яркий текстиль). Но больше всего здесь вещей, спроектированных самой Келли. Ее комоды и пластиковые столы выполнены с оглядкой на стиль Этторе Соттсасса — итальянского маэстро, отрицавшего диктат функции. Она восхищается его чувством юмора и смелостью в обращении с цветом. У Келли есть редкая способность отыскивать винтаж. Старые светильники — настоящее украшение комнат. Мемориальный курьез: шезлонг, который в 1980-х стоял в доме у Мадонны.

Главный герой хозяйской спальни — синий цвет художника И. Кляйна. Комоды спроектировала К. Уэстлер по мотивам дизайна Э. Соттсасса. Французский латунный стул 1960-х. На стене — работа Sankhara V абстракционистки Э. Торникрофт.

Обычно при такой предметной насыщенности декораторы рекомендуют белые стены. Но только не Келли. Невероятно активен пол из ясеня: дерево прошло обработку щетками, выявившую рисунок волокон, затем было выбелено и окрашено в черный цвет. «У него громкий голос в этой квартире: он объединяет все три уровня», — считает декоратор. Еще один компонент — мрамор.

Хозяйская спальня. Французская кровать 1940-х обита кожей бренда Lee Jofa.

«В природе мало материалов, которые так, как мрамор, олицетворяли бы драму, декаданс и душевный порыв». По всему триплексу Келли использовала обои, расписанные вручную, — загогулинами в гостевой спальне или полосками в рабочем кабинете. Еще одна находка: бумажные панели из растительных волокон, выделанные под пергамент. 

Ванная отделана мрамором Calacatta Gold.

Цвета этого интерьера Келли впитывала из окружения. Зеленоватый тон верхнего этажа подглядела у патинированного медного дымохода. А стальной голубой хозяйской спальни скопирован с окон дома напротив. 

Кухня-бар. Рабочая поверхность и фартук — мрамор Cipollino. На полу — иранский ковер сер. ХХ в. На стенах — бумага, выделанная под пергамент, и итальянский керамический рельеф 1940-х. Люстра Barovier & Toso.

Теги:
Автор:
Фото:
Grey Crawford / Tripod Agency