Итальянская вилла Карло Бранделли

Благодаря сплошному остеклению в доме много натурального света. Именно он позволяет оценить неяркие оттенки стен и обивки мебели.

Как выглядит эстетский итальянский интерьер? Один из вариантов — вилла успешного стилиста, скульптора и арт-директора Карло Бранделли.

Уединенная вилла расположена в окрестностях городка Кастелль Аркуато, вблизи Пьяченцы. Единственная современная постройка среди старинных деревень, она была спроектирована в середине 1970-х годов тремя молодыми англичанами Group of Architecture. Все они — поклонники стиля Людвига Миса ван дер Роэ — мечтали в своем здании развить принципы великого модерниста. Объем-параллелепипед, остекленные фасады, свободный план — ван дер Роэ был бы доволен.

Цветные вставки и балкон — скромные украшения здания. Перила балкона выполнены в том же ключе, что и ограждение антресольного этажа.

Нынешний владелец господин Карло Бранделли не обременен семьей, поэтому распоряжался метрами легко и даже расточительно. Эгоцентризм и внимание к стилю, творческие эксперименты — его стихия. Он долго жил в Лондоне. Дебютом стал проект Squire в 1992 году. В едином пространстве галереи в районе Мейфэр Бранделли и его товарищи революционно предлагали сразу и коллекции модной одежды, и предметный дизайн, и современное искусство, — например, выставляли Энди Уорхола.

Оригинальная конструкция лестницы особенно эффектно выглядит в сочетании с наборным паркетом из разных пород дерева.

«Поначалу нас не принимали ни арт-сообщество, ни мир моды», — вспоминает Бранделли. Однако вскоре среди почитателей галереи оказались Александр МакКуин (он оделся в Squire, отправляясь на свое историческое интервью в Givenchy), Кейт Мосс, рок-группа Massive Attack, фотограф Хельмут Ланг, художник Дэмиен Хёрст. Считается, что Squire обозначил рождение движения Cool Britannia образца 1990-х, как когда-то Biba, модный магазин Барбары Хуланицки, маркировал 1960-е. 

Карло Бранделли — законодатель мод. Для фотосъемки он даже оправу очков выбрал в цвет перил лестницы?

После пяти лет в Squire Карло неожиданно получил предложение стать арт-директором бренда Kilgour. Благодаря его усилиям одежду этой традиционной английской марки стали носить модники, звезды и невероятно капризные эстеты: Карл Лагерфельд, архитекторы Дэвид Аджайе и Дэвид Чипперфильд. Трудясь над рекламными кампаниями Kilgour, Карло изо всех сил напрягал потенциал современного искусства, заставляя его работать на бренд. Его команда использовала образы Пистолетто, Герхарда Рихтера, Дэвида Хокни. Сам же Карло в эти годы также успел посотрудничать с Aston Martin и Adidas, а в 2005-м даже удостоился титула «Самый стильный мужчина года».

Холмы и поля Эмилии-Романьи продолжают простор гостиной. Сетка оконных переплетов, накладываясь на пейзаж, превращает его в концептуальное полотно.

Много лет вращаясь в художественных кругах Лондона и Милана, он пересмотрел столько современного искусства, столько культовых работ, что в один прекрасный момент почувствовал желание попробовать свои силы в скульптуре.  Сегодня Карло базируется в Кастелль Аркуато, в просторной вилле располагаются жилые комнаты и студия.

Антресольный этаж. Тут хорошо видно, как интересно Карло сочетает в оформлении пола паркет и каменную плитку..

Приобретя дом, арт-директор как следует изучил его историю и решил при реставрации акцентировать атмосферу 1970-х. Выверил цвет стен, сочинил рисунок пола, продумал освещение, проработал детали. По антикварным салонам и рынкам собирал винтаж десятилетия, но потом расширил рамки — добавил и более ранние вещи, подходящие по духу. «За что бы я ни брался, отношусь к этому как к арт-проекту. Дом не исключение». 

Работа Э. Уорхола «Его бумага для ее платья», 1982, — единственное произведение искусства на стенах. В контексте художественного замысла оно воспринимается как распятие. Маталлическая лампа Gyroscope, диз. Г. Миссалья, 1970.

«Я родился в праздник Рождества в католической семье, в деревне, где жизнь — это церковь, а церковь — это жизнь. Мой храм выглядел так, будто его построил Джон Поусон, хотя зданию было больше тысячи лет. Я помню, например, этот мощный естественный свет, настигающий тебя в укромных уголках. Подобные образы — неиссякаемый источник вдохновения».

Паркет из мелких плашек выглядит очень винтажно. В соответствии со стилистикой 1970-х на потолке установлены плафоны.

Сплав итальянских воспоминаний и лондонского богемного бэкграунда дал удивительный эффект. В полупустом доме с голыми стенами царят храмовые торжественность и покой. При всем при том он выглядит модным и очень стильным — в ключе заявленных 1970-х.

В доме нет произведений искусства, поэтому утилитарные дизайнерские предметы выглядят как элементы продуманной инсталляции. Часы концептуально подняты к потолку. Стол со стеклянной столешницей, диз. В. Риццо. Винтажная лампа 1970-х гг.

Владелец дома выискивал лучший именной дизайн. Среди авторов — француз Пьер Полен (1927–2009), без вещей которого невозможно представить себе среду 1960–1970-х. Или Джо Коломбо (1930–1971) — культовый, рано ушедший из жизни мастер, самоучка, продвигавший достижения техники, веривший, что дизайнер может изменить мир. Особая фигура — итальянец Вилли Риццо (р. 1930). Профессиональный и очень успешный фотограф, с конца 1940-х он работал по заказу знаменитых журналов. Снимал Сальвадора Дали, Марлен Дитрих, Черчилля, Ле Корбюзье, Мэрилин Монро, Брижит Бардо. В конце 1960-х поселился с женой в Риме и придумал мебель для своей крохотной квартиры. Она так понравилась его друзьям, что Риццо открыл собственную фирму. Производимые им столы, стулья, диваны и светильники, дорогие эффектные предметы, в 1970-х были нарасхват.

Обеденный стол и стулья 1970-х поставлены по диагонали. Рядом белый торшер, диз. Дж. Коломбо. На столе — мраморные скульптуры работы хозяина дома К. Бранделли.

Интересная тема — палитра интерьера. Карло поставил себе задачу воспроизвести изначальный облик стен, соединив два тона — розовый и «зеленой воды». Эти специфичные оттенки одни называют «тонами линялого трикотажа», другие предпочитают слово «пастель». Особенно стильно смотрятся стыки разноокрашенных фрагментов. Для «вытертых» красок Бранделли и мебель выбрал сдержанную по колориту. Тем ярче
на этом фоне звучат акценты.

Любоваться природой можно даже из спальни. Нарочито широкие проемы помогают объединить пространство и сформировать «картины».

Снаружи вилла — лаконичный параллелепипед. Внутренняя пла нировка столь же прямолинейна. Чтобы придать интерьеру динамику и разнообразить открытое пространство, Бранделли ориентировал некоторые предметы, например обеденную группу или шезлонги, по диагонали. Ритма добавляет и сложносочиненный пол. Паркет из узких планок (выглядит очень винтажно — сегодня принята массивная доска) перемежается с коврами из натурального камня. В аскетичном пространстве особо важны дорогие детали, у Карло, например, в роли плинтуса необычно выступает керамическая плитка.В таких нюансах чувствуется вкус стилиста модной одежды. 

Хозяин дома Карло Бранделли любуется итальянским пейзажем с галереи. Рядом с ним стул П. Полена, Artifort, 1972. Шезлонг обит тканью Мissoni из коллекции 1974 г.

Теги:
Автор:
Фото:
Helenio Barbetta

Читайте также

Лучшее за месяц